Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 14 (1454)
18.04.2019
НОВОСТИ
Острая тема
Проблемы и решения
Здоровье
Вокруг Света
Культура
Спорт
Мяч в игре
История
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 14 (1454), 18.04.2019

РОЗОВЫЕ ГРУШИ АНАТОЛИЯ ФИОЛЕТОВА

Во Всемирном клубе одесситов прошла презентация книги "Как холодно розовым грушам", где собраны стихи одесского поэта начала двадцатого века Анатолия Фиолетова, рецензии, некрологи, сообщения о вечерах памяти, ряд исследовательских статей об Анатолии Фиолетове - Сергея Лущика, Светланы Друговейко-Должанской, Николая Богомолова, Андрея Устинова, Александра Розенбойма, Алены Яворской и Евгения Голубовского.

Поэт погиб в 22 года, будучи застреленным, как тогда говорили, молодым членом банды Мишки Япончика по досадной ошибке - одесские бандиты не любили в те времена зря проливать кровь.


"По крупицам собирали биографию Фиолетова, - рассказал составитель книги Евгений Голубовский. - Все его творчество развивалось от 1914-го до 1918-го, когда бандитская пуля убила Натана Шора, а для нас погиб поэт Анатолий Фиолетов. Эти четыре года - время учебы в университете, революция позвала студентов-юристов в уголовную милицию, так что с февраля 1917-го Натан и брат его Осип, ставший для Ильфа и Петрова прототипом Остапа Бендера, ловят бандитов. А в это время, уже не знаю, Анатолий Фиолетов или Натан Шор влюбляется в прекрасную девушку, хорошего поэта Зинаиду Шишову. Все родители, естественно, против. Еврейский мальчик, русская дворянка. Но на то она и революция, чтоб брак без венчаний или хупы. Длиной в несколько месяцев.

А какие великолепные стихи публиковал в альманахах Одессы и Харькова Анатолий Фиолетов! Становится понятным, почему именно его Багрицкий считал своим поэтическим учителем. Ироничные, нежные стихи. Вот то стихотворение, чью первую строку мы взяли названием книги:

Как холодно розовым грушам!

Уж щеки в узорах румянца.

Прильнувши к витринам послушно,

Их носики жалко слезятся.

Октябрь злой сыростью дышит,

А у груши тончайшая кожа.

И было б бесспорно нелишним

Им сшить из сукна, предположим,

Хоть маленький китель, пальтишко,

В одежде им было б теплее.

Но к вам невнимательны слишком...

Ах, как я вас, груши, жалею!

27 ноября 1918 года, возвращаясь со Староконного рынка, инспектор Шор зашел в мастерскую на Большой Арнаутской, 100, это угол Старопортофранковской, чтобы позвонить. Следом вошли бандиты. Прозвучал выстрел. Некрологи во всех газетах. Вечера памяти проходили два года. Издательство "Омфалос" анонсировало посмертный сборник стихов. Революция смела и это издательство, и... память. Но нашлись - неожиданно - неопубликованные стихи Фиолетова в архиве его сводной сестры Эльзы Раппопорт.

И вообще, случались мистические находки. Когда-то в Москве я был в доме у одесситов - композитора Раухвергера и его жены Татеш Бабаджан. Именно к ней шел, чтоб посмотреть стихотворный архив ее брата Вениамина Бабаджана - поэта, расстрелянного большевиками в 1920 году.

Сижу, просматриваю огромную рукописную тетрадь. А до этого я спрашивал, не было ли у Бабаджана стихов Фиолетова. Узнал, что они дружили, но стихов не было. И как-то неловко повернулся - и из тетради выпадает листок.

Восемь строк и под ними росчерк - Фиолетов. "Так вы фокусник?" - спросила меня Татеш Бабаджан и подарила мне это неоконченное стихотворение, начинавшееся словами "Ваши предки Рибадо...". В Одессе я его опубликовал, а автограф подарил Сергею Лущику.

Естественно, незаконченный отрывок должен был войти и в эту книгу. И вдруг сообщение из Америки от слависта, исследователя поэзии Серебряного века Андрея Устинова. В одном из харьковских журналов он нашел полный текст этого стихотворения. Опубликовано через несколько дней после гибели поэта. Значит, сдано в журнал в октябре - ноябре 1918 года. Одно из самых последних. И мы успели остановить верстку и вставить стихи в нашу книгу".

Стихи Фиолетова на презентации читали актриса и режиссер Театра юного зрителя Елена Шаврук и киевский режиссер Виктория Чекмак. Грустная история, но, как посмотришь на пожилых поэтов, давно покинутых музой, невольно думаешь: уж лучше остаться в поэзии падающей звездой, как это получилось у Фиолетова. Его возлюбленная Зика, обезумев от потери, тоже пошла служить в милицию, чтобы отомстить бандитам (брат Натана, Осип Шор, простил убийцу и вместе с ним оплакал потерю), но вскоре вышла замуж за большевика пролетарского происхождения. Родила сына Марата, дожила до глубокой старости, храня память о поэте, с которым пряталась от родителей на заброшенной даче на Французском бульваре, попирая все моральные устои своего времени. Об это рассказала на презентации невестка Зики - Надежда Рыбакова, в прошлом редактор издательства "Прогресс".

- Это поколение было не так щедро на воспоминания, - отметила Надежда. - Но надо понимать, что в то время молодой дворянке даже просто посещать поэзовечера означало сделать вызов обществу. А когда это хрупкое существо пошло в отряд по борьбе с бандитизмом... Зика обожала старшего брата, офицера Константина Шишова, который погиб во время Первой мировой войны. Однажды я ее спросила, что было бы, если бы встретились лицом к лицу ее муж Аким Брухнов и Константин. "Ну, я полагаю, мы бы имели возможность общаться с тем, кто первым выхватит пистолет", - был ее ответ...

Виолетта СКЛЯР.

Фото Александра СИНЕЛЬНИКОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660