Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 03 (799)
27.01.2006
НОВОСТИ
Культура
Даты
Выборы-2006
Вопрос - ответ
Досуг
Закон и общество
Здоровье
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 03 (799), 27.01.2006

ЖИВОЙ У МОРГА, или ЗАЧЕМ НАМ КОМПЬЮТЕРЫ?

Об этой истории я узнал в Суворовском райотделе милиции. Началась она еще до нынешних диких холодов, но и в первые январские декады жарко на улицах нашего города не было.

7 января в милицию обратилась одесситка: исчез 68-летний Анатолий Алексеевич Николаенко, ее муж, с которым она десять лет проживает в квартире по Днепропетровской дороге. Он после операции страдает старческим маразмом и, очевидно, потерялся. Может находиться в районе консервного завода, где жил в прошлом. Седой, на голове вмятина.

Олег Ващенко, сотрудник милиции, занимающийся розыском людей, сделал все возможное, чтобы найти пропавшего. И выяснил, что 10 января Николаенко был в реанимации 2-й горбольницы (Валиховский переулок), а потом оказался в 5-й горбольнице на Троицкой.

Когда оперативник узнал об этом – через несколько дней – он сразу же позвонил в 5-ю больницу. Было уже около половины одиннадцатого вечера.

О дальнейшем розыскник рассказывает с горечью:

— Я представился и сказал, что у них в больнице находится Николаенко, который страдает маразмом. И попросил ни в коем случае его не отпускать – завтра за ним приедут родственники. В ответ услышал: "Пишите запрос, мы ничего рассказывать по телефону не обязаны!" Себя сотрудница больницы не назвала и бросила трубку.

Назавтра выяснилось, что его отпустили... Неужели трудно было проявить человечность и не отпускать его?! Ведь я же просил! Теперь ищем его снова. Но если он уже замерз, этот грех будет на медиках.

С этой мыслью еду в 5-ю больницу. Заместитель главврача Татьяна Владимировна Зубкова, выслушав фабулу случившегося, взяла день на выяснение обстоятельств, но сразу же сказала, что не могли в ее больнице жестоко поступить с человеком.

На следующий день в нашей беседе участвовал и заведующий терапевтическим отделением Владимир Прохорович Левенец. Была и история болезни на нескольких листах.

— Не подумайте, что мы ее для вас писали.

После рассказа врачей эта история обросла подробностями и стала выглядеть несколько иначе.

Больной был доставлен в 5-ю больницу машиной "скорой помощи" 10 января в 16.25 с переохлаждением 3-й степени. Были проведены необходимые мероприятия, но состояние его было угрожающим, поэтому в 16.50 последовал перевод в реанимацию 2-й больницы. (Почему 5-я больница не имеет своей реанимации? На этот вопрос, очевидно, должны ответить руководители здравоохранения. – Б.Ш.)

11 ЯНВАРЯ ОКОЛО ПОЛУДНЯ ЭТОТ БОЛЬНОЙ БЫЛ ПОДОБРАН БРИГАДОЙ "СКОРОЙ ПОМОЩИ" В ВАЛИХОВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ У МОРГА И ВНОВЬ ДОСТАВЛЕН В ПРИЕМНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ 5-Й БОЛЬНИЦЫ. Разве из реанимации человека сразу же выпроваживают на улицу, а не переводят в палату?

Здесь больной Николаев Анатолий Николаевич (так он назвался) находился несколько дней, получал необходимое лечение. Как могли, добывали ему пропитание (в больницах сейчас не кормят).

Сразу же, как полагается, сообщили об этом больном в милицию по территориальности в Портофранковский отдел (бывший Центральный). Оттуда сотрудник приехал. Потом он еще раз приходил.

А больной Николаев рвался на свободу. Есть запись от 16 января о том, что он ругается, хочет уйти. "Я должен поехать к жене, она работает на консервном заводе", – говорил больной (Но это была его предыдущая жена, он помнил ее, но забыл о своей нынешней жизни. – Б.Ш.)

И человек ушел из больницы. Ведь это не больница закрытого типа, охраны нет.

Позвали для разговора с журналистом и медработницу, которая говорила по телефону с сотрудником милиции.

— Это он не представился. В трубке были слышны голоса, смех. Откуда я знаю, что это сотрудник милиции? И почему из Суворовского, ведь из Портофранковского уже приходил сотрудник? Мы не можем сообщать о тех, кто у нас находится. Надо было приехать.

Да, странно получается. Выходит, мы не можем обзванивать приемные отделения больниц, чтобы узнать, не попал ли кто-то из наших близких, не дай бог, к ним? Только приезжать? Но больниц-то много, да и такое средство связи, как телефон, для чего-то ж придумали?

Говорят, что позвонить могут какие-то злодеи, пытающиеся, скажем, отобрать у старика квартиру.

Могут. И отбирают. Но главную преступную роль в этом играют вовсе не телефонные звонки, а власти, позволяющие сей "бизнес" (читатели нашей газеты об этом хорошо знают). Давайте все же не будем для лечения головной боли эту самую голову отрубать.

Но и к милиции есть вопросы. Вроде бы уже и компьютеры в каждом кабинете стоят. Так давайте же их толком использовать! Пропал в одном районе человек – тут же загнали его данные в машину. Объявился в другом районе неизвестный – туда же. И чтобы у тех, кому положено, чуть быстрее был доступ в базу данных. Неужели это так трудно сделать?

Не могу ручаться за абсолютную точность приведенных в этой заметке сведений. Но взаимодействие служб помощи человеку, к которым относятся медицина и милиция, должно стать лучше.

Борис ШТЕЙНБЕРГ.

P.S. Хорошая новость. Перед сдачей газеты в печать нам стало известно, что Анатолий Алексеевич Николаенко 24 января найден живым в районе Нового рынка!

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60