Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 27 (1420)
10.08.2018
НОВОСТИ
Проблемы и решения
Скандал
Правопорядок
Вокруг Света
Спрашивайте - отвечаем
Официально
Спорт
Мяч в игре
Культура
Юбилей
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 27 (1420), 10.08.2018

РЕЖИССЕР, НЕ ПОВЫШАВШИЙ ГОЛОСА

История театральной Одессы второй половины ХХ века изобилует яркими режиссерскими именами.

Василь Василько, Изакин Гриншпун, Владимир Бортко, Юзеф Гиммельфарб, Матвей Ошеровский, Борис Зайденберг, Владимир Пахомов - это только верхушка обширного рейтингового списка режиссеров того периода, чьи театральные постановки вошли и в официальную культурную летопись города, и в одесские театральные легенды. Не первое, но и далеко не последнее место в этом рейтинге занимает Константин Чернядев, столетие со дня рождения которого отмечается 12 августа.


Константин Чернядев

Будущий режиссер родился в Одессе в 1918 году. Его настоящая фамилия - Халфин: творческий псевдоним, в качестве которого он использовал девичью фамилию своей матери Анны Константиновны Чернядевой, появился позже.

Равно как в позднейших театральных документах изменилось и отчество - с Сауловича на Саввич, упоминаний об отце не сохранилось, а в обязательной в ту пору графе "национальность" неизменно указывалось "украинец". Думаю, что читатели, знакомые с историческим контекстом описываемой эпохи, не нуждаются в дополнительном пояснении причин подобных метаморфоз.

Жизненную стезю юный одессит выбрал сразу и без колебаний: в 17-летнем возрасте он отправился в Москву и поступил на режиссерский факультет ГИТИСа. Руководителем его курса был прославленный ученик Вахтангова Борис Евгеньевич Захава, в числе педагогов - Василий Сахновский, Алексей Попов, Юрий Завадский, Ирина Анисимова-Вульф и многие другие легендарные личности. В числе однокурсников Кости Халфина были будущий худрук Московского театра имени Маяковского Андрей Гончаров и будущий худрук Куйбышевского драмтеатра Петр Монастырский (кстати, тоже одессит).

Уже начиная с третьего курса студент стал активно совмещать театральную теорию с практикой: в 1939 году во время каникул он поступил на должность режиссера-ассистента в Одесский русский театр имени Иванова, главным режиссером которого в тот период был Авраам Треплев.

В следующем, 1940 году был окончен предпоследний курс, пришло время работы над дипломным спектаклем. Костя выбрал любимую с ранней юности пьесу Шиллера "Коварство и любовь". Но Одесский русский театр, плотно занятый в это время созданием обоймы новых спектаклей, не смог пойти навстречу начинающему режиссеру. И Константин обратился в Одесский украинский театр имени Октябрьской революции, которым тогда руководил Василь Василько. Выдающийся худрук с радостью принял питомца ГИТИСа, и режиссерский дебют Константина - уже под псевдонимом Чернядев - состоялся весной 1941 года на сцене Украинского театра. Спектакль "Коварство и любовь" был оценен руководством ГИТИСа и одесскими зрителями на отлично. Чернядев был принят в Одесский украинский театр на должность режиссера. Все только начиналось, перспективы были радужными, планы были многочисленными. Но наступило 22 июня 1941 года...

Начало войны застало коллектив Украинского театра на гастролях в Минске. После ряда злоключений, перечеркнувших надежду на возвращение в родную Одессу, театральная команда, в составе которой был и Чернядев, переместилась в Сталинград, а оттуда в Урюпинск. В конце ноября - начале декабря 1941 года театр по официальному распоряжению был эвакуирован из Урюпинска в город Токмак Киргизской ССР, где сразу же возобновил работу. В числе первых публике был представлен спектакль "Коварство и любовь".

Театр продолжал работать в Киргизии до 1944 года, режиссерская группа в составе Б. Борина, П. Кислевича и К. Чернядева выпускала новые спектакли и концертные программы, которые показывались на стационаре, в госпиталях и воинских частях. Случались даже выезды на линию фронта. Газета "Сталинский воин" от 23 мая 1943 года писала: "Одесские артисты своим искусством внушают веру в победу над ненавистным врагом. Это искусство солнечно, остроумно, в нем неиссякаемый оптимизм одесситов". Впоследствии Константин Чернядев, как и многие его коллеги по театру, был награжден медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне".

В 1944 году Чернядев получил приглашение от своего первого одесского театрального шефа Авраама Треплева, который, в силу превратностей военного времени, годом ранее стал главным режиссером Пензенского драматического театра имени Луначарского. Чернядев переехал в Пензу, был принят в театр на должность очередного режиссера и проработал здесь четыре года.

В 1948 году Константину Чернядеву была предложена должность главного режиссера заново отстроенного после войны драмтеатра города Великие Луки. На этой должности режиссер прослужил вплоть до 1953 года, поставив ряд успешных спектаклей, наиболее резонансными из которых стали "Оптимистическая трагедия" Вс. Вишневского и "Мещане" М. Горького.

С 1953-го по 1957 годы Константин Чернядев был режиссером Ставропольского краевого драматического театра.

А в 1957 году начался первый из двух самых ярких и продуктивных периодов творческой биографии Константина Чернядева - судьба забросила его в Новосибирск, в сибирский театр с одесскими корнями "Красный факел".

В середине 1950-х этот театр достиг впечатляющего творческого расцвета, став одним из самых мощных периферийных театров Советского Союза, - его стали называть "сибирским МХАТом". Руководительница театра, адепт мхатовской театральной школы Вера Павловна Редлих взяла Чернядева на должность очередного режиссера. Новосибирский дебют Чернядева был ярким - первая в СССР постановка неоконченной пьесы Максима Горького "Яков Богомолов" имела большой успех и заставила новосибирцев обратить внимание на новое режиссерское имя в афише театра.

В 1960 году Вера Редлих, в силу ряда причин, оставила руководство "Красным факелом" и покинула Новосибирск. Вслед за ней из театра ушел ряд ведущих актеров. Историческая справка на сегодняшнем сайте театра гласит: "Красный факел" в этот трудный период возглавил Константин Чернядев, он вывел на нашу сцену современных героев, успешно ставил Розова, Арбузова, Салынского. В его спектаклях талантливо и часто неожиданно раскрывались молодые актеры и мастера старшего поколения. Поставленные Чернядевым "Иркутская история", "Таня", "Варшавская мелодия" с Анной Покидченко в главных ролях находили живой и эмоциональный отклик новосибирской публики".

Список новосибирских постановок Чернядева насчитывает более двух десятков названий. Кроме упомянутых выше, стоит также вспомнить спектакли "Лиса и виноград" Г. Фигейредо (1960), "Мамаша Кураж и её дети" Б. Брехта (1960), "Собака на сене" Л. де Вега (1962), "Нора" Г. Ибсена (1964), "Трактирщица" К. Гольдони (1971), "Валентин и Валентина" М. Рощина (1972).

Кроме режиссерской, Константин Чернядев активно занимался педагогической деятельностью, ведя курс актерского мастерства в Новосибирском театральном училище. Как блистательного педагога его вспоминают практически в каждом своём интервью ведущие артисты сегодняшней труппы "Красного факела" - Валентина Широнина, Владимир Лемешонок и многие другие.

Однако далеко не всё складывалось в Новосибирске для Чернядева гладко: ему приходилось сталкиваться и с резкой критикой, и с проблемой неприятия своей личности. В книге Я. Колесниковой "Звук натянутой струны" зафиксирован следующий факт: выдающийся, весьма авторитетный в то время новосибирский театральный критик Марина Рубина "высказала мнение, что театр теряет свой уровень, что главреж "Красного факела" Константин Чернядев - человек творческий, но не лидер. Чернядев психанул, явился в обком и бросил заявление об уходе. Уговорили остаться, и в общей сложности он возглавлял "Красный факел" целое десятилетие - вплоть до 1971 года".

"Человек творческий, но не лидер" - с подобной характеристикой Константин Чернядев столкнется впоследствии еще не раз. И, анализируя его личность с позиций сегодняшнего дня, следует признать: эта характеристика объективна. По многочисленным свидетельствам современников, Чернядев был слишком интеллигентен для должности руководителя театра. Одна из его самых характерных черт вынесена в заглавие этой статьи: он никогда не повышал голоса. В любой ситуации он оставался вежлив и корректен, даже в процессе самых бурных театральных споров он никогда не давил авторитетом, категорически не терпел грубости. И потому порой выглядел беззащитным перед жесткими, а иногда и откровенно хамскими проявлениями коллег в свой адрес. Однако, не обладая набором всех необходимых лидерских качеств, Чернядев тем не менее управлял театром на достойном уровне, доказывая свой профессионализм не криком, а делом. В 1965 году он был удостоен звания "Заслуженный деятель искусств РСФСР".


Е. Котов и Л. Полякова
в спектакле "Старомодная комедия"

В 1973 году наконец произошло долгожданное возвращение на родину: Чернядеву была предложена вакансия главного режиссера в Русском драмтеатре имени А. Иванова, том самом, с которого когда-то начинался его путь в профессию.

Предшественники Чернядева на этом посту - Виктор Стрижов и особенно Владимир Бортко своими спектаклями вывели театр на большую творческую высоту (причины, по которым эти достойные мастера не остались во главе театра - это тема отдельного разговора). Перед Чернядевым стояла сложная задача - выдержать сравнение с успешными предшественниками и удержать на высоте авторитет театра.

Удалось ли ему это? И нет, и да. С одной стороны, период пребывания Чернядева на посту главного режиссера Русского театра (с 1973-го по 1978 год) ознаменовался отсутствием масштабных, густонаселенных премьер, впечатляющих спектаклей-полотен, к которым за предшествующее десятилетие привыкли поклонники театра, - и многие недоброжелатели ставили это Чернядеву в вину. С другой стороны, им были созданы спектакли, отличающиеся большой психологической глубиной, детальной разработкой характеров, убедительной мотивировкой действий и поступков героев, гармоничностью замысла и изяществом воплощения. И эти спектакли нашли своего зрителя, фамилия Чернядев стала произноситься в одесских театральных кругах с неизменным уважением.

В 1978 году Константина Чернядева на посту главного режиссера сменил Виктор Терентьев. Но Чернядев остался в театре на должности очередного режиссера и активно работал вплоть до начала 1990-х годов. В общей сложности он поставил в Одессе 28 спектаклей.

Чернядеву было свойственно особое чутье в выборе драматургического материала: он брал в работу только по-настоящему качественные пьесы, созвучные ритмам и настроениям времени. При этом к драматургической классике за все годы работы в Одессе он обратился всего дважды: в 1974 году поставил "Свадьбу Кречинского" А. Сухово-Кобылина с Игорем Шелюгиным в центральной роли, в 1985-м - "Гедду Габлер" Г. Ибсена с Натальей Дубровской. Все остальные постановки были по произведениям современных советских и зарубежных авторов: Б. Васильева, Э. Володарского, А. Галина, Г. Горина, И. Друцэ, А. Рыбакова, В. Розова, А. Николаи, Э. де Филиппо и других. Были в этом списке и одесские драматурги: в 1981 году Чернядев поставил пьесу Родиона Феденева "Полеты в стеклянном шаре", в 1985-м - пьесу Лидии Селютиной "Цена падения".

В ряду наибольших одесских удач Константина Чернядева стоит особо выделить три спектакля: "Старомодная комедия" А. Арбузова (1975), "Дождь" С. Моэма (1976) и "Загнанная лошадь" Ф. Саган (1979).

В первом из них всеми гранями таланта блистал семейный актерский дуэт - Лидия Полякова и Евгений Котов.

В инсценировке рассказа Сомерсета Моэма "Дождь" зрителей очаровывало актерское созвездие - Тамара Мороз, Валерий Бассэль, Сергей Простяков, Андрей Гончар, Евгений Котов, Ирина Раева, Александра Рославцева и другие.


Сцена из спектакля
"Дождь"

Ну а постановка пьесы Франсуазы Саган "Загнанная лошадь" вообще имела особую историю: этот спектакль был абсолютным лидером кассовых сборов театра, держался в репертуаре 11 лет подряд, пережив три редакции со сменами актерского состава, - в первоначальном варианте центральную пару молодых героев играли Валерий Бассэль и Елена Аминова, позднее на их роли были введены Юрий Вотяков и Леся Малахова, затем эстафету приняли Геннадий Скарга и Лариса Коршунова. Яркую роль Генри Честерфилда в премьерном составе этого спектакля сыграл Борис Зайденберг, затем ее бессменным исполнителем был Игорь Шелюгин.

Последней театральной работой Чернядева стала постановка детского спектакля "Рождественская история" по мотивам сказки Г. Х. Андерсена "Девочка, которая наступила на хлеб". Премьера состоялась в декабре 1994 года.

После этого режиссер прожил еще 9 лет. Он ушел из жизни 15 мая 2003 года. Прах Константина Саввича Чернядева покоится на 2-м Христианском кладбище г. Одессы. А светлая добрая память об интеллигентном режиссере и педагоге, умевшем творить, не повышая голоса, живет в сердцах многих профессионалов и любителей театра.

Юрий ЮЩЕНКО.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660