Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Аркадию РЫБАКУ - 50 лет

Номер 33 (726)
20.08.2004
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 33 (726), 20.08.2004

МЕТАТЕЛИ

Публикуем очерк Аркадия РЫБАКА, который не вошел в его книгу об одесских олимпийцах "Под знаком пяти колец" (Киев. Изд. "Здоровье"). Его герои не стали чемпионами. Тогда издательство посчитало, что писать о них нецелесообразно.

Море дышало сыростью. Промозглый декабрьский ветер забрасывал на стадион клочковатые куски тумана. В полупустых в этот ранний утренний час секторах лишь кое-где были слышны голоса и приглушенные звуки. В дальнем углу стадиона гулко шлепали по влажному асфальту увесистые металлические шары. Перед каждым броском Нуну тщательно обтирала ядро огромной тряпкой, сосредоточенно укладывала шарик на ладони. Потом, мгновенно сжавшись пружиной, делала в бетонном круге несколько резких движений и мощно выстреливала ядро вперед и вверх, словно разбивая сырые клочья тумана...

— Все, не могу больше, – как-то жалостно сказала вдруг Нуну, – не то, все не то получается...

Ефим Аркадьевич Домовский, стоявший возле сектора и все время корректировавший полеты ядра своей ученицы, в миг взорвался:

— Что значит не могу?

Потом, поправив на переносице очки, неожиданно мягко стал втолковывать:

— Нонка, ты понимаешь: в целом у тебя неплохо получается. Только нужно резче выталкивать ядро и побыстрее подключать к толчку ноги... Ну давай еще попробуем...

И снова то дальше, то ближе зазвенели по асфальту металлические шары. Неоднократная чемпионка страны, финалистка Олимпиады в Москве Нуну Абашидзе продолжала тренировку. И вдруг раздался радостный возглас:

— Видите, как здорово получилось? Ведь правда?

Спортсменка радовалась, как школьница. Ядро, только что пущенное ее рукой по найденной оптимальной траектории, упало за рекордной отметкой и теперь катилось по инерции в сторону беговой дорожки...

— Вот теперь достаточно, – прикрывая улыбку рыжеватыми усами сказал Домовский, – Иди в зал, на штангу...

Существуют разные мнения о том, какими должны быть взаимоотношения тренера с учениками. Для Домовского всегда остается необходимым уважать в спортсмене человека, дать возможность каждому высказать свои мысли, чувства, сомнения. Демократичность отношений в группе динамовских метателей многих удивляет. Но, может быть, именно такой стиль общения и позволил Ефиму Аркадьевичу стать для большинства ребят не просто учителем, но и другом. Пожалуй, с Нуну Абашидзе Домовского связали не только общие спортивные проблемы, но и нелегкие испытания, выпавшие на их долю.

Точно замечено, что без веры в успех не может быть большого спортсмена. И мало, чтобы верил в себя лишь сам атлет. Ему необходима вера, поддержка и внимание окрукжющих. Абашидзе черпала все это из вдумчивой убежденности Домовского, не перестающего искать пути совершенствования своих подопечных.

Спортивная биография Нуну Абашидзе – это своеобразный дневник творческих исканий ее наставника. Ведь до встречи с Домовским старательная выпускница школы из небольшого украинского городка Нововолынска была лишь перворазрядницей. Ядро толкала едва за 14 метров. Но приехав учиться в Одесский мединститут, девушка захотела показать себя и на спортивной ниве. Был у нее характер, было огромное желание, кое-какие способности. Не было, пожалуй, одного: роста.

Конечно, толкание ядра – это не баскетбол и не волейбол, где рост спортсмена зачастую определяет: быть ли ему игроком команды мастеров. Но дело в том, что довольно длительное время в нашей легкой атлетике существовала концепция "гигантов в метаниях". То есть практически любой спортсмен среднего роста считался неперспективным для метания и почти не имел шансов на то, чтобы попасть в сборнуо страны. Эта "гигантомания" в свое время чуть было не загубила своеобразный талант Нуну Абашидзе. Она ведь и сейчас имеет рост 168 сантиметров, что значительно меньше, чем у ведущих метательниц мира и СССР.

И все же Нуну уже в первый год занятий у Домовского вошла в число лучших спортсменок своего возраста. Абашидзе двигалась вперед без остановок. Стремительно ворвалась в юношескую сборную страны, сокрушив стоявший незыблемо десять лет юношеский рекорд самой Надежды Чижовой! Потом побила юниорские достижения именитой рекордсменки, удачно соревновалась на международных турнирах, где собирались олимпийские надежды всех стран. Казалось, все складывалось на редкость удачно и стоило радоваться появлению новой звезды...

Но даже после этого, после побед на соревнованиях сильнейших метательниц СССР скептики всесоюзного масштаба объявили одесситку... непригодной для метаний. Парадокс? Наверное. Но ситуация была критической. Нуну в расцвете сил намеревалась закончить занятия. Ох, как нелегко было тренеру убедить спортсменку продолжать тренировки. Потребовалась не только вера, но и воля. Ведь тренеру нашептывали разного рода доброжелатели, что даром тратит он время и силы, что Абашидзе вот-вот достигнет своего предела, который, ох как далек от мировых стандартов!

Домовский вместе с ученицей вел кропотливый поиск той методики тренировок, которая пригодна только для Абашидзе. Опытный наставник, подготовивший целую плеяду сильных метателей, прекрасно понимал, что относительно небольшой рост компенсируется у спортсменки другими природными данными. Например, у Нуну были сильные ноги. Девушка была значительно подвижнее большинства своих конкуренток, могла легко и точно выполнить такие сложные по координации движений акробатические элементы, как сальто, фляки и тому подобное, эти качества дали колоссальную трудоспособность и предстояло переплавить в сантиметры и метры далеких бросков.

То был самый сложный период в жизни Нуну. Веселая и общительная в повседневной жизни, легко переключающаяся на положительные эмоции, в секторе она преображалась. Становилась серьезной и по-спортивному злой. Тогда каждый турнир был – что новый бой. Нужно было доказывать всем свое право называться метательницей. И не просто рядовой спортсменкой, выходящей в сектор для командного зачета. Но мастером.

"Максимальный рубеж для Абашидзе – 18 метров", – безапелляционно пророчил один "специалист", занимавший ответственный пост в спортивной руководстве. Вскоре Нуну посрамила пророка, значительно превысив якобы максимальный для нее результат. Но приверженцы "гигантомании" не сдавались. Уже от тренеров сборной довелось услышать, что Абашидзе не удастся добраться до 19-метровой отметки... Потом такие же предсказания делались в отношении выхода одесситки на рубежи 20, 21 метра...

Все эти символические рубежи – своеобразные вехи в непрестанном совершенствовании спортсмена. Иной раз в силу вступает какая-то необъяснимая магия цифр. Тебе кажется, что готов на большее, но психологически, в самом себе никак не можешь одолеть вроде бы посильную величину. Так бывало и у Абашидзе. Особенно долго не давались ей 20 метров. В десятках соревнований бывала она близка к тому гроссмейстерскому рубежу, но всякий раз ядро не хотело лететь туда, куда приказывала ему азартная хозяйка.

Она не искала легких путей. Не сдалась при первых неудачах, как-то естественно, по-житейски взвалила на себя семейные обязанности, создав дружную семью с мастером спорта по акробатике Толей Мышляевым. Чуть позже взяла под опеку младшую сестру Шуру, приехавшую в Одессу учиться и, как и Нуну, увлекшуюся этой тяжелой легкой атлетикой. И вуз себе выбрала непростой – медицинский. А училась в нем без скидок на занятость спортом, без поблажек. Понимала: если собираешься лечить людей, знания нужно копить солидные, чтобы потом не стыдно было смотреть в глаза тем, кто придет к тебе на прием. В медине Нуну собиралась приобрести все, что необходимо будущему спортивному врачу. В этой области медицины и продолжила специализироваться после получения диплома.

Как ни странно, но наиболее полно удалось использовать для учебы тот год, который предшествовал рождению ребенка. Хоть и прибавилось домашних забот, но делала Нуну все радостно, с мыслями о завтрашнем дне...

Было ей тогда 23. К самым вершинам подняться еще не успела. Может быть, именно поэтому в большом спорте стали одесситку постепенно забывать. А если и вспоминали о ней, то больше в прошедшем времени. Была, мол, чемпионкой страны среди девушек, юниорок, да за отсутствием перспективы сошла. Мало ли знаем подобных примеров?

Нуну и вправду подумывала о том, что время, наверное, оставить спорт, что мировых высот ей не достичь, что, обремененная семьей, она вряд ли сумеет тренироваться даже так, как прежде. Думала, что и близких не стоит обременять из-за личного тщеславия, из-за каких-то призрачных надежд, которым (очень может быть) не суждено никогда сбыться. И только в глубине души не умолкал голос азартного спортсмена, мечтающего снова выйти в сектор и доказать свою силу.

Ефим Аркадьевич был в их доме частым гостем. Интересовался здоровьем, определял настроение, беседовал с Толей и Шурой. Пожалуй, их он сумел быстро убедить в том, что Нуну стоит вернуться в спорт. Домовский и молодую маму заразил своим оптимизмом. Благодаря ему Нуну весной 1978 года снова появилась в секторе динамовского стадиона. Цель была определена четко: готовиться к Олимпиаде.

— Помню, когда право проведения Олимпиады-80 было предоставлено Москве, – рассказывала Абашидзе,— все мы ощутили особую гордость. Это было признанием роли советского спорта на международной арене, признанием заслуг спортсменов СССР. Все мы хотели попасть на Игры в нашей столице.

Возвращаться всегда трудно.

Но, поставив перед собой высокую цель, Абашидзе взялась за дело с удвоенной энергией. Не сразу удалось восстановить привычный рисунок движений, не сразу дались еще недавно привычные тренировочные объемы. Но спортсменка ошутила каждым мускулом, каждой клеточкой тела желание борьбы. Тогда и нацелилась на успешный старт в финале VII летней Спартакиады народов СССР, где должна была пройти генеральная предолимпийская репетиция.

В тот год все шло по плану. На пути к Спартакиаде Нуну несколько раз улучшала рекорд республики, впервые перешагнула 20-метровую отметку, прочно вошла в состав сборной страны и даже выигрывала у ведущей тогда толкательницы Союза Светланы Крачевской. Абашидзе в предолимпийском сезоне стала и чемпионкой СССР. Зимой она тренировалась вместе с лучшими метательницами ГДР, диктовавшими моду в мировом толкании ядра. Многое почерпнула у них одесситка. Но не изменила и себе. Развив свои лучшие качества, Нуну уже в залах показывала результаты выше, чем в минувшие годы. И как только легкоатлеты вышли на стадионы, Абашидзе стала раз за разом крушить собственный рекорд Украины, а в преддверии Московской Олимпиады уверенно обосновалась за чертой 21 метра. Лишь пятерым спортсменкам в мире тогда удавалось так далеко посылать снаряд. Именно между ними должна была развернуться борьба за медали Игр.

...Привычный зной июльского дня. Непривычно переполненный стадион в Лужниках. Домовского рядом нет. Вокруг могучие соперницы. Наша Крачевская, Слупянек и Пуфе из ГДР, с которыми подружилась на зимних сборах, болгарки Веселинова и Стоянова, Фибингерова из Чехословакии. Каждая может преподнести сюрприз. Первой это сделала Илона Слупянек: сразу же послала ядро за отметку мирового рекорда и досрочно решила спор в свою пользу. Абашидзе удался толчок на 21,15 и она пристроилась третьей вслед за Пуфе. Финал подходит к концу. Кажется, медаль обеспечена? Но в последней попытке опытная Крачевская врывается на второе место, отодвинув при этом с пьедестала одесситку...

Быть четвертой в олимпийском финале – для многих счастье. А Нонка в Олимпийской деревне откровенно рыдала и корила себя за... неудачу. Да-да, она и потом, несколько лет спустя не уставала повторять, что в Москве сделала далеко не все, на что способна. Это чувство крепло в ней по мере приближения очередных крупных соревнований. И Абашидзе стремилась выложить все козыри.

...В полумраке спортивного зала молчаливо мерцал телеэкран. Домовский вместе с учениками просматривал видеозапись очередной тренировки. Тогда отрабатывали технику, и ядро летело не так, как хотелось. Сейчас, все вместе, они пытались разобраться в причинах, Нуну внимательно всматривалась в воспроизводимую на экране попытку.

— Ой, какая я тут несуразная вышла,— как-то совсем по-женски обронила спортсменка.

— Что сеешь, то и жнешь, – полушутя заметил тренер, Разговор с полушутливого тона перешел на полусерьезный, а потом и на весьма серьезный. Вопрос обсуждался не праздный, ибо технику каждого движения в группе Домовского всегда ставили во главу угла, почитая выше голой силы, нескончаемым увеличением которой увлечены и сегодня многие метатели. Ученики заслуженного тренера республики до тонкостей изучают структуру движений лидеров мирового метания, но... никогда не копируют их. Домовский считает, да и ребят своих давно убедил в этом, что как всякий человек не похож на другого, так и техника каждого метателя должна быть индивидуальной. Ученики соглашаются и продолжают поиск вместе. Потому их тренировки порой походят на лабораторные занятия, главная цель которых – отыскать дополнительные сантиметры, которые удастся завтра прибавить к уже достигнутым результатам. У Абашидзе, например, на прицеле 22-метровый рубеж. Представляете, насколько фантастичным может показаться это тем скептикам, которые предполагали, что Нуну остановится у гораздо более доступной черты?

(Окончание следует.)

На фото Михаила РЫБАКА:

Ефим Домовский со своими ученицами Нуну (на заднем плане) и Александрой Абашидзе.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60