Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 39 (1432)
2.11.2018
НОВОСТИ
Проблемы и решения
Острая тема
Обратная связь
Вокруг Света
Гость номера
Спорт
Мяч в игре
История
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 39 (1432), 2.11.2018

АРТ-ИНТЕРВЕНЦИЯ? ПЛАВАЛИ, ЗНАЕМ!

В Художественном музее -
выставка Игоря Гусева
Transmuseum.

Художник написал почти точные копии, но чуточку размазал своим фирменным жестом на разноцветные полосочки некоторые фрагменты, применив так называемый глитч-эффект.

Гусев - Айвазовский, Гусев - Буковецкий... По одному на каждый зал. Как метко выразилась сотрудница музея Анна Алиева, картины бытуют в жизни многих поколений людей, и проект Игоря как раз о том, как это бытование может преломляться в нашем материальном мире.


Переосмысленные Брюллов, Куинджи и прочие, конечно, в залах не навсегда. Это временное вторжение, только на срок работы выставки. Вспомним, как "вторгался" Гусев и его друзья-художники на территорию Староконки, устраивая "арт-рейдерские" выставки. Музейная интервенция - далеко не новое уже для Одессы явление. Заметным вторжением в 1994 году на проекте "Свободная зона" в том же Художественном музее была работа Фонда Мазоха (Игорь Дюрич и Игорь Подольчак): возле картины Леонида Мучника "Восставшие потемкинцы выносят на берег тело погибшего Григория Вакуленчука" (1949) поместили стеклянный сосуд с куском мяса, покрытым опарышами (такой продукт, согласно версии фильма Сергея Эйзенштейна, вызвал недовольство потемкинцев). Работа называлась "Еда для червей" и намекала на то, что каждый зритель когда-то станет червям пищей (а вот и нет, прошедшим кремацию это не грозит). Дирекция музея не позволила сосуду с червями простоять в зале больше часа...

В 1998 году в рамках проекта "Академия Холода" на тот же холст транслировалось видео Ройтбурда "Психологическое вторжение "Броненосца "Потемкин" в тавтологический галлюциноз Сергея Эйзенштейна". И при этом в зале были расставлены чучела и маски из личной коллекции Ройтбурда. В таких интервенциях плохих последствий для музея нет. Никогда Гусев не мог бы пойти путем китайского художника Ай Вэйвэя, который нанес на вазу династии Хань логотип Coca-Cola. Музейные интервенции разрушительного характера - вообще не в стиле одесситов.

Особое внимание привлекает инсталляция из пустых антикварных рам на паркете танцевального зала. Игорь делится, собирая пустые рамы, своей болью по поводу утраченного, и ни в коем случае не посягает на созданное предшественниками. Восстанавливает по крупице смысл и целостность потерянного, ведь рамы-то когда-то тоже были частью одного музейного собрания. История развития музеев в Одессе начинается с 1865-1866 годов, когда были созданы Общество изящных искусств и Музей университета, который действовал как учебно-вспомогательная платформа при историко-филологическом факультете. Основу его собрания составили археологические артефакты, слепки с образцов античной скульптуры, гравюры, живопись. В 20-е годы ХХ века, в связи с реорганизацией университета, коллекция была распределена между тремя городскими музеями - нынешними Музеем археологии, Музеем западного и восточного искусства, Одесским Художественным музеем.

- Для мировой практики музейная интервенция - абсолютно нормальное явление, - утверждает Александр Ройтбурд. - Сложнее найти музеи, где это не практикуется. В плане тотальной музейной интервенции выставка Игоря Гусева - отличный пример. Сегодня Игорь превратился в одного из наиболее знаковых и значимых художников нашего города и страны в целом. Сегодня это один из трендсеттеров украинского современного искусства.

Виолетта СКЛЯР.

Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660