Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 33 (1377)
8.09.2017
НОВОСТИ
Образование
Дела и люди
Актуальная тема
Вокруг Света
Спрашивайте - отвечаем
Спорт
Мяч в игре
Культура
Пожелтевшие страницы
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 33 (1377), 8.09.2017

"В ОДЕССЕ Я ВСТРЕТИЛ СОЛНЦЕВУ..."

Вторая суббота сентября - День украинского кино. Этот праздник, как правило, отмечается в преддверие дня рождения самого знаменитого из украинских кинематографистов - Александра Петровича Довженко.

Одесса сыграла огромную роль в жизни А. Довженко. Об этом он писал так: "В Одессе произошел поворот в моей жизни: там я стал кинематографистом, там я нашел свое призвание, там я встретил Солнцеву, которая стала моей женой". Эти два события - становление в профессии и встреча с будущей женой - не случайно поставлены в один ряд. Трудно преувеличить ту роль, которую Юлия Солнцева сыграла в судьбе своего гениального мужа.


Они познакомились и связали свои судьбы на Одесской киностудии, в то время именовавшейся кинофабрикой ВУФКУ. Случилось это в 1928 году...

Ю. Солнцева тогда уже была знаменитостью, но вряд ли могла назвать свою жизнь счастливой. Она родилась 7 августа 1901 года в Москве. Когда девочке было четыре года, погиб отец, а вскоре скончалась и мама. Юлия осталась на попечении бабушки и дедушки. Тем не менее она училась в гимназии, увлекалась литературой. Но решила связать свою жизнь со сценой, поступив в театральный вуз. После его окончания была принята в труппу Московского Камерного театра, которым руководил знаменитый Александр Таиров, но по-настоящему поработать на сцене ей так и не удалось. Причиной тому стал кинематограф...

Судьба Юлии волшебно переломилась, когда ее увидел известнейший кинорежиссер Яков Протазанов и пригласил на главную роль в экранизации повести Алексея Толстого "Аэлита". Красивая, грациозная, властная и загадочная героиня Юлии Солнцевой сразу же покорила зрителей, а фильм вошел в классику немого кинематографа. Сама же актриса считала свою работу в "Аэлите" неудачной и в интервью на вопросы об этой роли старалась отделаться стандартными фразами...

А вот вторую свою роль на экране - Зину Весенину из картины Юрия Желябужского "Папиросница от Моссельпрома" - актриса очень любила. Наверное, это неслучайно. Сценарий о девушке, торгующей на улице папиросами и мечтающей стать кинозвездой, писался специально под Юлию, и этот образ был ей очень близок.

Тут зрители увидели "реальную" Солнцеву, и оказалось, что и без "царского" грима она необыкновенно хороша собой. После этого предложения от кинорежиссеров посыпались одно за другим. Но, судя по ее окружению, где преобладали не кинематографисты, а литераторы (Белый, Маяковский, Асеев, Крученых и другие), Юлия была девушкой неординарной. В нее влюблялись, за ней ухаживали, ей посвящали стихи, но замуж Солнцева вышла за человека, который был далек от искусства и даже пытался запретить ей сниматься. ("Муж - специалист по автомобильному делу; человек мрачный", - писала о нем Лидия Гинзбург, в будущем знаменитый литературовед). Не исключено, что по этой причине молодая "звезла" на два года покидает кинематограф и снова появляется на экране только в 1926 году, в картине "Леон Кутюрье". В одном из поздних интервью Ю. Солнцева призналась, что оказалась на Одесской студии, так как сбежала от мужа. И этому можно поверить, поскольку кинофабрика ВУФКУ на фоне киностудий Москвы и Ленинграда считалась провинциальной, и всесоюзные "звезды" снимались тут весьма редко.

Кинематографическое счастье в Одессе она вряд ли испытала, ибо ленты с ее участием - "Буря", "Глаза, которые видели", "Две женщины" - следа в кинематографе, как говорится, не оставили. Единственное исключение - "Джимми Хиггинс", да и то об этой картине вспоминают лишь потому, что в ней в главной роли снялся Амвросий Бучма. Проверить, насколько оправданно это забвение и какой актрисой была Ю. Солнцева, нам, увы, не дано: эти ленты утеряны и, видимо, навсегда...

Но если кинематографического счастья актрисе в Одессе не досталось, зато именно тут произошло главное событие в ее жизни - знакомство с А. Довженко.

Вот что рассказывала об этом Юлия Ипполитовна: "Однажды я остановилась около выхода из киностудии с друзьями по работе, чтобы показать им мои кинопробы из "Джимми Хиггинса". Вдруг чья-то рука сзади неожиданно взяла фотографии, и кто-то сказал: "Дайте, я посмотрю". Я обернулась. Передо мной стоял Довженко. "Это хорошо, а это нехорошо", - очень решительно, уверенно говорил он. Потом вернул фотографии (мне показалось - довольно небрежно) и, не сказав больше ни слова, исчез. Всем этим я была несколько удивлена.

Через несколько дней я посмотрела картину Довженко "Звенигора". На просмотре мы были вместе с семьей режиссера Шпиковского (я жила с ними в одной гостинице). Картину мы смотрели внимательно и не разговаривали друг с другом, но, выйдя из киностудии, я тут же сказала, что потрясена увиденным. Зато на лице Шпиковского увидела недоумение и даже недовольство.

- Как это замечательно! - тем не менее снова повторила я. - Как это талантливо, как ни на что не похоже!

- Вы с ума сошли, Юлия Ипполитовна! - ответил Шпиковский. - Бред, а не картина!

Через несколько дней я сидела у Шпиковских и пила чай (мы обыкновенно собирались у них по вечерам). И здесь появился Довженко. Все удивились. Он не был знаком с этой семьей, не бывал здесь.

- Знаете, я принес апельсины, - весело сказал он. И стал, как фокусник, вынимать из карманов пальто, из шляпы, из-под рубашки громадные апельсины. Все рассмеялись. И стали пить чай. Потом Довженко сказал мне:

- Я пришел за вами.

Мы вышли от Шпиковских вместе и долго ходили в тот вечер по коридору гостиницы. Он рассказывал мне о своем детстве, о жизни в Харькове, о работе за границей. Так мы познакомились. И стали часто встречаться".

В "перестроечные времена" начала муссироваться и по сей день живет гнусная версия, что, дескать, Солнцеву "подложило под Довженко" ОГПУ, чтобы "держать под контролем известного националиста". Но почему-то никто из приверженцев версии об "агенте ГПУ Юлии Кировой" (под которой подразумевается Ю. Солнцева) не дает себе труда задуматься над таким вопросом: что могло заставить актрису в расцвете красоты и славы бросить профессию и стать помощницей тогда еще мало кому известного режиссера, посвятить ему всю жизнь и после смерти делать все для увековечивания его памяти? Воля чекистов, державших "на крючке" своего агента? Страх перед разоблачением? Какая чушь!

Однажды, уже в весьма пожилом возрасте, вспоминая своего мужа, Юлия Ипполитовна, слывшая "железной женщиной", вдруг расплакалась: "После Сашка у меня никого не было". А. Довженко увлекался другими женщинами (хотя большей частью платонически). Но о Ю. Солнцевой сплетни не ходили; надо знать кинотусовку, чтобы оценить этот факт...

Так или иначе, но все 33 года после смерти А. Довженко Солнцева посвятила ему... Она стала ассистентом режиссера. Работала на Киевской киностудии, "Мосфильме". В качестве сорежиссера участвовала в создании фильмов мужа "Щорс" и "Мичурин", а также ряда его документальных лент.

С начала 1950-х Юлия Ипполитовна приступила к созданию собственных лент. Одной из ее первых работ стал телеспектакль "Егор Булычов и другие". Главным учителем, вдохновителем и одновременно критиком для нее оставался муж, чье мировоззрение Юлия Ипполитовна безусловно разделяла.

В 1956 году Александр Петрович Довженко ушел из жизни. Его смерть стала сильным ударом для Ю. Солнцевой, но не сломила ее. Теперь целью ее жизни стало претворение в жизнь неоконченных произведений мужа. По сценариям Александра Петровича Юлией Солнцевой был поставлен ряд фильмов: "Поэма о море" (1958), "Повесть пламенных лет" (1960), "Зачарованная Десна" (1964); по его военным рассказам и заметкам - картина "Незабываемое" (1967). Затем увидели свет фильмы "Золотые ворота", "Такие высокие горы" и "Мир в трех измерениях". Кроме того, при непосредственном участии Юлии Ипполитовны в издательстве "Искусство" в 1970-е годы вышло собрание сочинений Александра Довженко.

Сейчас ей ставят в вину, что фильмы, которая она сняла по сценариям мужа, чуть ли не дискредитируют его. Но разве не смешно обвинять человека в том, что он - не гений? И почему тогда не вспомнить, что за "Повесть пламенных лет" Ю. Солнцева в 1961 году получила приз "за режиссуру" на самом престижном в мире Каннском кинофестивале?! Такой награды удостаиваются мастера мирового уровня.

Но шут с ними, с теми, кого в жизни художников интересует не их творчество, а сплетни. Куда важнее признание самого Александра Петровича Довженко, что в Одессе он нашел свое призвание и встретил Юлию Солнцеву.

Александр ГАЛЯС.

На фото: Юлия Солнцева в роли Аэлиты.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60