Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 50 (795)
23.12.2005
НОВОСТИ
Культура
День календаря
Выборы-2006
Бульвар
Зазеркалье
Криминал
Спорт
Фотовернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 50 (795), 23.12.2005

БАНДИТСКАЯ ОДЕССА

"ЗАБОТА" О МАТЕРИ

Архивы областного суда

В маленькой деревушке, которая расположилась недалеко от Одессы, проживала Мария Парнакова. Женщина проработала всю свою жизнь дояркой в местном колхозе и с чистой душой отправилась на заслуженную пенсию. Ее муж Иван умер еще молодым мужчиной от злоупотребления алкоголем, оставив на руках Марии двух сыновей. Но мужественная женщина не пала духом и одна воспитывала детей. Неизвестно, почему сыновья пошли не той светлой дорогой, о которой так мечтала мать, – то ли в воспитании что-то пропустила, то ли гены отца сыграли свою роль, в общем – пили они безбожно. Естественно, когда дети маленькие, родители посвящают свою жизнь им: все для детей и все ради детей. Но когда дети вырастают, а родители стареют, все должно меняться местами – дети ухаживают за своими престарелыми родителями, заботятся об их здоровье и материальном благополучии.

Остается только догадываться, как же можно было поступать со своей родной матерью, если она не желала видеть своих уже взрослых сыновей.

По показаниям соседей и односельчан, 23-летний Павел и 27-летний Михаил, нигде не работая, терроризировали свою мать, забирали пенсию, выносили из дома и продавали различные старинные предметы, обчищали запасы продуктов, которые старушка готовила себе на зиму. Мало того, когда бедная мать слезно умоляла сыновей покинуть ее дом и дать ей спокойно дожить последние годы, Павел и Михаил осыпали ее матерными словами и награждали тумаками, от которых старушка падала на землю, ломая кости.

В деревне никто и никогда не пытался защитить Марию, а сыновьям-извергам пригрозить законной расправой. Сельчане жили по поговорке: "Моя хата с краю – ничего не знаю". В июле 2000 года Павел проснулся с больной головой. Его совершенно не интересовало, что жена ушла от него еще неделю назад, что его дом постепенно превращался в свалку, а домовладельцами стали мыши. Перед ним стояла только одна проблема: где взять денег, чтобы опохмелиться. Павел сел на велосипед и поехал к Михаилу. Но там его "радостно" встретила невестка, и Павел быстро покинул их дом и поехал к матери.

В этот день Марии Парнаковой исполнилось 80 лет. Старушка открыла дверь в ожидании, что сынок приехал поздравить мать с днем рождения. Она не ждала подарков или цветов, она была бы счастлива только от теплых слов и пожеланий, которые слышала много-много лет назад. Но не тут то было.

Павел ворвался в дом и закричал:

— Дай денег!

Старушка со слезами на глазах тихо ответила:

— Не дам.

— Ах ты, старая карга! Дай денег, а то в могилу попадешь раньше времени! Шевелись, сморщенная жаба! – оскалившись, орал на мать Павел.

Женщина выскользнула в открытую дверь и побежала по улице, Павел за ней. Догнав мать, он стал на виду у соседей бить ее по голове и пинками загонять обратно в дом. На радость "заботливым" односельчанам, Мария добежала до дома Михаила, где на ее защиту встала невестка.

Благодаря настойчивости и терпению жены Михаил все же вышел из запоя и стал хоть изредка, но все же навещать больную мать, помогая ей по хозяйству.

Павел же приходил в отчий дом только по одной причине – за деньгами или продуктами.

Когда пришла осень и мать собрала с огорода урожай, Павел явился к ней с самого утра.

— Мать, ты там мне десяточку на хлеб дай да овощей с фруктами собери, дома жрать нечего, с голоду пухну.

— Да ты от пьянки пухнешь, на какой хлеб деньги, ты же тут же их пропьешь!

— Я тебя как мать прошу, дай мне денег да продуктов, что же ты ведьма такая?

— Это я-то ведьма? Да я всю жизнь работала, чтобы тебя, дармоеда, вырастить. На работу иди. Пьешь с утра до вечера, матери не мог за все лето на огороде помочь, а теперь картошечки дай. Не дам! – закричала мать и сложила под носом у сына фигу.

Захлебываясь от ярости, Павел схватил полено и стал нещадно бить мать. Худая, сморщенная старушка упала на пол, вскрикивая от боли, а сын-изверг продолжал избивать ее поленом.

Остановился он только тогда, когда тело матери перестало двигаться. Обливаясь холодным потом, убийца бросил полено и стал переворачивать весь дом. Найдя бутыль свежей браги, собрав в сумку продукты и забрав деньги, которые старушка собирала себе на похороны, преступник решил избавиться от трупа.

Он открыл крышку погреба и сбросил туда тело матери, облил все керосином и поджег.

Павел с украденным добром вышел на улицу, запер на ключ входную дверь, а ключи в спешке оставил у себя в кармане.

От большой сырости в подвале пожар так и не начался, а убитую мать обнаружил Михаил на следующий день.

Началось следствие. Узнав от брата о смерти матери, Павел рыдал, как ребенок, и даже с горя напился.

Выяснив, что сыновья глумились над матерью, следователь поставил их в первую графу подозреваемых, но мотивы все же были слабоваты.

Также оставалось тайной, где ключи от дома, которые были в единственном экземпляре у убитой хозяйки. Братьев вызвали на допрос, на который первым отправился Михаил.

Ожидавший своей очереди Павел услышал через приоткрытую дверь, как Михаил нервно кричал следователю:

 – Я не знаю, где эти чертовы ключи и кто их мог взять.

Павла как током шарахнуло, так вот же они, прямо у него в кармане! Понимая, что у него в запасе минут 5-10 до допроса, Павел стал метаться по райотделу в поисках тайника.

Увидев, что в комнате ожиданий немного отошел линолеум от пола, убийца быстро всунул в щель злополучные ключи и пришлепнул ногой для верности.

Павел не ошибся, следователь сразу же обыскал его в кабинете, а уж после стал задавать вопросы.

Следует отметить, что за всю свою историю райотдел еще не встречал такого случая, когда убийца додумался бы спрятать улику в самом здании милиции.

Но все же Павла это не спасло. Убийца уничтожил следы преступления, но не рассчитывал на профессионализм и большой опыт оперативника, который и без улик вывел Павла на чистую воду уже на третьем допросе.

Состоялся суд. Павла Парнакова приговорили к 13-ти годам лишения свободы в ИТК строгого режима. Ходят слухи, что когда сын-убийца принудительно вышел из длительного запоя, он пытался покончить жизнь самоубийством, но ему это так и не удалось.

В.Р. Файтельберг-Бланк, академик; Т.Н. Колесниченко, журналист.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60