Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рис. С. ТЕРЕЩЕНКО

Номер 06 (699)
13.02.2004
НОВОСТИ
Пережитое
Вопрос - ответ
Культура
Взгляд
Криминал
Здоровье
Спорт
Фотовернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 06 (699), 13.02.2004

НАШ ТРЕНЕР

Рэм Корчемный – один из самых продуктивных тренеров Одессы конца 60-х – начала 70-х. Он подготовил десятка мастеров и кандидатов в мастера спорта, членов сборной страны, многие его бывшие ученики сохранили любовь к спорту на всю жизнь. Сейчас Рэм Корчемный готовит в США сильнейших в мире спринтеров

— Я родился в 1932 году в Одессе. Мой отец был беззаветно предан делу коммунизма. Даже имя мне дал Рэм – "Революция-Энгельс-Маркс". Но компетентные органы не приняли во внимание эту преданность и в 1937 расстреляли его по политической статье. Мама отсидела четыре года в лагерях, как член семьи врага народа. А я покинул СССР в 1974 году без особого сожаления. Оформил выезд в Израиль, но туда даже не заезжал. Через Италию – и в США.

— Сильные ученики-легоатлеты у вас появились уже в Штатах?

— В 1950-х годах я сам неплохо бегал спринт, выступал за Украину на чемпионатах СССР. Потом тренерствовал в Одессе, привлекался в различные сборные. Например, в середине 1960-х работал и с Валерием Борзовым, еще до того, как его взял себе Петровский. И среди учеников, кого я тренировал с самого начала, тоже были известные спортсмены: прыгунья в высоту Тамара Галка, бегуны на 400 метров Владимир Носенко и Николай Трусов, Лия Хитрина.

— При работе в Америке учитывался ваш успешный тренерский опыт в СССР?

— Это никого не интересовало. Первый год в Нью-Йорке я перебивался случайными заработками. Потом удалось устроиться в школу на ставку преподавателя самой низшей квалификации – для меня это тогда было большим счастьем. В мои обязанности входило подтягивать детей русскоязычных эмигрантов по другим предметам в силу того, что они плохо знали английский. Я сам в то время читал и писал нормально, но говорил с большим трудом. Было мне тогда уже 43 года.

В свободное от работы время, без оплаты, я помогал местному преподавателю физкультуры тренировать легкоатлетов. В первый же год два моих темнокожих воспитанника показали хорошие результаты, и я уже начал приобретать известность в легкоатлетической среде.

— Советская система подготовки спортсменов отличалась от американской?

— Уроки физкультуры в США ежедневны, начиная с первого класса. Они проводятся по самой широкой программе, стараются охватить как можно больше видов спорта. Спортивная специализация начинается в последних четырех классах. Причем по некоторым видам спорта, если не показываешь определенных результатов, занятия платные – например, в теннисе, плавании. Для меня это было в диковинку.

Для того чтобы легкоатлетам добиться права на бесплатное обучение в престижном вузе, им необходимо иметь результаты, например, не хуже 10.60 секунд для мужчин и 12.00 для женщин на стометровке. И вот в некоторых случаях "на подходе" к таким результатам талантливая молодежь тренировалась у меня и платила мне за занятия из своего кармана.

— Интересно узнать о сумме оплаты, о количестве учеников.

— В то время я получал 60-70 долларов в час (сейчас эти суммы, конечно, выше), а учеников – ну человек до 40. В материальном плане самыми моими выгодными подопечными были ветераны, готовившиеся к турнирам в своих возрастах. Это состоявшиеся люди, с хорошим заработком, но "сдвинутые" на спорте, фанатики.

— Кстати, насколько реальны обещания знаменитого 48-летнего Эдвина Мозеса пробежать 400 метров с барьерами за 50 секунд?

— Я Мозеса хорошо знаю и считаю – это для него реально. Но я не вижу смысла в подобном мероприятии. Он затратит массу сил и времени. Но это его дело. Вот 43-летняя Мерлин Отти в этом сезоне бежала на более высоком уровне, даже без скидки на возраст. Почему я вспомнил про Отти? Я предвосхищаю ваш вопрос насчет спринта и темной кожи лучших бегунов. Об этом у меня спрашивают везде и всегда. Однозначно и я не могу ответить. В свое время сильно выступали наш Борзов, итальянцы, немцы, поляки. Сейчас вот японцы хорошо побежали. У меня тренируется японец Дай Тамацуро, у него большое будущее. И темнокожие не все столь талантливы. Я изучал родословную многих сильных спринтеров США. У большинства из них предки из Ямайки или ближайших к ней островов или штата Техас. В Америке существует стереотип: черные должны бежать спринт, белые – средние и длинные дистанции.

— А много ли эмигрантов добилось успехов в легкой атлетике?

— Один из первых моих учеников – Дима Питерман, переехавший в Нью-Йорк почти одновременно со мной. Он в тройном прыжке достиг 16.50 и входил в сборную США. В последние 20 лет больше никого не было. Когда в былые годы человек в детском возрасте переезжал из СССР в США, жизнь здесь ему казалась намного интересней, чем на Родине. Куча соблазнов. Но в конечном счете эта вожделенная свобода для него воплощалась в пьянстве, наркотиках, беспорядочных половых связях.

Впрочем, это характерно не только для бывших россиян. Местные уроженцы тоже этим грешат. Из тех, кто в 12-13 лет проявил в спринте феноменальный талант, мало кто дорастает до высоких результатов. Лет в 16 интересы в жизни сильно меняются. Хочется все удовольствия от жизни получить сразу. Молодежь в США слишком привязана к дивану, к автомобилю. Юноши забрасывают спорт. В лучшем случае переходят в баскетбол, бейсбол, американский футбол. Там доходы у игрока-середняка из скромной команды примерно такие же, как у звезд легкой атлетики первой величины. В легкой атлетике остаются либо "безрукие" (неспособные хорошо ловить мяч), либо те, кто не любит, когда их бьют по ногам. За последние 10-15 лет доходы чемпионов легкой атлетики значительно выросли, а то раньше и в США даже на самом высоком уровне это был чисто любительский спорт.

— Зато значительно ужесточился и допинг-контроль.

— Я понял: вы имеете в виду историю с Келли Уайт, победившей на чемпионате мира в Париже. Я про эту девушку могу сказать только хорошее. Ее отец в свое время бежал за сборную США, мать – за команду Ямайки. Вилли Уайт потом стал известным тренером, но посчитал более удобным, если я буду тренировать Келли. Она у меня с 14-летнего возраста. Ее 14 раз проверяли на допинг. И только в последний раз обнаружили малые дозы препарата, кстати, общедоступного. Из-за экзаменационной сессии Келли привыкла не спать ночью и принимала этот препарат, чтобы привести рабочий ритм в норму.

— Назовите других ваших нынешних воспитанников.

— Кроме чемпионок мира Келли Уайт и Кристи Гейне, один из сильнейших в мире спринтеров англичанин Дуэйн Чамберс, большую часть года проводящий в Калифорнии. Чемпион США в беге на 400 метров с барьерами Эрик Томас, имеющий в этом сезоне 47.89, и Сандра Гловер, на недавнем чемпионате мира обошедшая Юлию Печенкину, – тоже мои ученики. Я бы работал и с большей группой, но обычно чемпион любит, чтобы с ним вместе тренировалось как можно меньше людей. Лучше всего – чтобы он был один. И я стараюсь равных по силам спортсменов тренировать в разное время. Разминку, работу на тренажерах пусть делают вместе, но в беговых упражнениях "разношу" их по времени, чтобы не "рубились" в азарте. Эффективно, когда вместе с женщиной уровня Келли Уайт в забегах работает равный ей по силам юноша 16-17 лет.

— Почему вы переехали из Нью-Йорка в Калифорнию?

— После того как мои нью-йоркские воспитанники хорошо побежали, знаменитый в легкой атлетике специалист Брук Джексон предложил мне такие условия в Калифорнии, в Стэнфордском университете, что я не смог отказаться. Сейчас живу севернее Сан-Франциско в городке Кастро-Велли. Здесь хорошие условия и для научно-методической работы. Мои труды известны всем специалистам легкой атлетики в США. Они переведены на некоторые европейские языки, издавались даже в Японии, недавно – на родине, в Украине.

Георгий НАСТЕНКО.

Фото Михаила РЫБАКА (1970 Г.)

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60