Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 30 (1470)
15.08.2019
НОВОСТИ
Наш город
Обратная связь
Репортеры надежды
Вокруг Света
Культура
Спорт
Мяч в игре
История
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 30 (1470), 15.08.2019

"В РАМКАХ ЗАКОНА,
ИСХОДЯ ИЗ КОММЕРЧЕСКИХ НУЖД..."

Кому из одесситов неизвестны такие даты, как 2 сентября, 5 августа или 10 апреля?!

Эти дни знаменуют события, которые стали центральными в истории нашего города: День основания в 1794 году, День начала героической обороны в 1941-м и День освобождения в 1944-м. А вот если спросить у наших земляков, чем славен день 1 ноября, то правильный ответ дадут - и то в лучшем случае! - единицы. Между тем этот день также стоило бы включить в календарь памятных дат Одессы. Ибо с него, а точнее, с первого ноября 1801 года и начинается финансовая история города, который всегда считался одним из главных торговых центров сперва Российской империи, затем Советского Союза, а ныне - независимой Украины. В этот день, почти 218 лет назад, в Одессе открылся первый банкирский дом, который создали французский негоциант Фурнье и банкир из Ливорно Жом.


Деньги для Черного моря

На первый взгляд это может показаться странным: иностранцы открывают банк в городе, которому едва исполнилось семь лет, и который насчитывал в то время едва девять тысяч человек. (Для сравнения: в Киеве в начале ХIХ века проживало 30 тысяч, в Херсоне - более 25 тысяч, в Севастополе - 20 тысяч). Однако удивляться не стоит, ибо порт, а за ним и город Одесса (а эти понятия исторически тождественны) и образовались как раз для развития торговли со странами Европы. Современники это прекрасно понимали. Существует даже легенда о том, что только лишь приступили к строительству одесского порта, как на рейде появилось несколько турецких кораблей с товарами: слухами земля полнилась всегда. А уже в 1797 году барон d'Huggner указывал российскому правительству на то, что Одесса за два года своего существования достигла чрезвычайных успехов в торговле и должна стать "первым торговым пунктом на Черном море". Провидец, что и говорить!

С торговли, по существу, Одесса и начинается. Поэтому, если когда-нибудь в городе провести опрос, кто из античных богов или героев мог бы стать нашим мэром, можно наверняка сказать, что победил бы Меркурий (Гермес) - бог торговли. Недаром же в нише здания одесского правительства - городского совета (бывшей Думы) - стоит статуя именно этого бога.

А там, где торговля, там, разумеется, должны быть деньги. А там, где деньги, там (что не менее понятно) должны быть учреждения, которые их аккумулируют, т. е. банки. Рано или поздно они, конечно, в нашем городе появились бы, но показательно, что и здесь первенство удерживают французы, которые основали в Одессе банк осуществления банкирских операций на профессиональной основе.

Знаете ли вы, что...

...слово "банк" пришло в русский и украинский языки из французского? "Вangue" означает "сундук", то есть, указывает на функцию сохранения чего-то ценного.

Этому первенству не стоит удивляться. Ведь ко времени основания Одессы банковское дело во Франции уже имело весьма солидную историю, накопило огромный опыт. В XVIII веке Франция вообще играла одну из ведущих ролей в международной системе платежей, а Париж считался центром этой системы. Как указывает современный исследователь, "англичане и американцы расплачивались в Париже за импорт французских товаров векселями, а купцы континента обращались к парижским банкирам для управления своими долгами англосаксонским странам. Иностранные банки также создавали отделения в Париже".

А вот на территории современной Украины в середине XVIII века было лишь положено начало банковской деятельности, которая практически развивалась вместе со становлением банковской системы Российской империи. Первые кредитные учреждения появились в Украине в 1781 году, когда Российский Ассигнационный банк открыл свои конторы в Киеве, Нежине, Харькове, а в 1782 году - в Херсоне. Понятно, что французы имели гораздо больший опыт по сравнению с отечественными банкирами, также их финансовые ресурсы намного превышали возможности местных кредитных учреждений. Учтем еще и то, что после революционных событий 1789-93 годов и последующих "наполеоновских" войн, которые буквально опустошили недавно еще богатую страну, французские банкиры были вынуждены искать новые места вложения капитала. Одним из таких мест стала Российская империя, которая отчаянно нуждалась в финансовых ресурсах, в том числе, и для освоения новых причерноморских территорий. Выбирая места наиболее эффективного вложения капиталов, французские банкиры и коммерсанты не могли не обратить внимания на стремительное развитие торговых операций в Одессе, а то, что пионерами в этом деле стали господа Фурнье и Жом, свидетельствует лишь об их ловкости и дальновидности.

Будто отрицая появившееся через двенадцать десятилетий высказывание о том, что большое видится только на расстоянии, открытие в Одессе банкирского дома современники оценили сразу, причем на самом высоком уровне. Российский самодержец Александр Первый в своем рескрипте на имя новороссийского губернатора М. П. Миклашевского велел оказывать учредителям банка всяческую помощь "в рамках закона, исходя из коммерческих нужд края". Такую реакцию императора легко понять: ведь капитал банка Фурнье составлял 300 тысяч ливров, что в несколько раз превышало тогдашний бюджет города.

Если перевести эту сумму на современные деньги (за золотым паритетом), то она равна примерно 30 млн грн. Вроде бы не так уж много, но, вспомним, что в Одессе на то время насчитывалось лишь 9 тысяч жителей, и учтем к тому же покупательную способность тогдашней и современной валюты. Добавим еще такую красноречивую деталь: когда Наполеон основал в Париже "Банк де Франс", ставший в дальнейшем Национальным Банком, то его капитал составлял 30 млн франков, т. е. только в сто раз более, чем у банка Фурнье. Несложная арифметика наглядно демонстрирует значимость появления французского банка для одесской торговли, которая получила новый импульс развития.

А через некоторое время в Одессе открывается еще один французский банк - известного барона Жана Рено. Барон купил дом князя Г. С. Волконского - крупнейший в то время в городе, где в конце 1806 г. с согласия городских властей достроил "биржевую залу" и именно здесь проводились первые собрания Одесской товарной биржи. Барон Рено и его компаньоны предоставляли городу крупные суммы займов, причем на весьма льготных условиях (6 процентов годовых), способствуя тем самым стремительному росту Одессы, которая - уже при "порто-франко" - превратилась в один из крупнейших городов Российской империи и основной центр торговли на Черном море.

Промышленный переворот во Франции, который был ускорен революцией и войнами Наполеона, еще более усилил интерес этой страны к черноморской торговле. В 1816 году французы основали акционерное общество "Черноморская компания", центр которой находился в Париже, торговое агентство - в Марселе, а две конторы - в Одессе и Стамбуле. С целью популяризации общества, обязанности казначея которого исполнял влиятельный французский банкир Ж. Лаффит, было распространено письмо для сбора подписей тех, кто имел желание участвовать в его деятельности. Показательно, что первым, кто поставил под письмом свою подпись и приобрел билет в 10 акций, был не кто иной, как хорошо знакомый всем одесситам Ришелье - к тому времени он уже руководил французским правительством. Конечно, недавний одесский градоначальник лучше, чем кто-либо, понимал перспективы этого проекта...

"Лев" прыгает в Россию

Без преувеличения можно сказать, что новая эпоха финансовой истории нашего города начинается в 1892 году, когда здесь открывается отделение французского банка Credit Lyonnais (Лионский кредит) - одного из крупнейших банковских учреждений Европы тех времен. И этот факт также может вызвать удивление, особенно если знать, что согласно законам Российской империи иностранных банков тут не могло быть вообще. Почему же тогда для лионцев сделали исключение?

Банк Credit Lyonnais был основан летом 1863 года в Лионе, причем учредители намерены были обслуживать прежде всего граждан среднего достатка, которыми не слишком интересовались столичные деловые банки. Если воспользоваться современными терминами, то можно сказать, что Credit Lyonnais стимулировал развитие малого и среднего бизнеса - тема, весьма актуальная и для нынешнего времени! Благодаря такому демократическому подходу и энергии молодого председателя правления Анри Жермена, банк Credit Lyonnais быстро развернул сеть своих отделений. Через 15 лет он смог быть представленным в Великобритании, Испании, Швейцарии, Египте, Турции, а на то время (1878 год), когда открылось Петербургское отделение, Credit Lyonnais уже занимал первое место среди французских банков.

Знаете ли вы, что...

...среди многих тысяч клиентов Credit Lyonnais из России были всемирно знаменитый писатель Лев Толстой, художник Марк Шагал и революционер Владимир Ленин? Последний пользовался услугами банка во время своего пребывания во Франции. В частности, в январе 1909 года Ленин положил на счет № 6420 300 тысяч рублей, которые были экспроприированы в Тифлисе большевистскими боевиками с участием Сталина. Конечно, никто в банке об этом не догадывался.

К завоеванию российского рынка банковских услуг Credit Lyonnais побудили причины, в определенной степени похожие на те, что привели к нам Фурнье и Рено. Это экономический кризис в самой Франции, вызванный катастрофическим поражением в войне с Пруссией, и революционными событиями 1871 года, известными как Парижская Коммуна. Зато российская экономика после отмены крепостного права (1861 год) получила неслыханный толчок для развития, но одновременно требовала колоссальных материальных ресурсов. Имея перспективное мышление, Анри Жермен отрядил в Россию ведущих сотрудников Эдуарда Клеймана и Эмиля Мерсе, которые должны были ознакомиться с состоянием дел в этой стране. Но, по их мнению, дефицит финансовых ресурсов в России оказался не столь значительным, как представлялось вначале. К тому же политические отношения между Парижем и Петербургом были тогда весьма напряженными, ибо Россия отказалась предоставить Франции помощь в войне с Пруссией.

Но президент банка Анри Жермен не терял надежды, он настойчиво искал возможности войти на российский рынок, прозорливо видя в этом большую выгоду для своего бизнеса. Господин Жермен решил любой ценой добиваться от российских властей разрешения на открытие банка. Задача была нелегкой, особенно если учесть, что, согласно законам Российской империи, на территории страны было запрещено открывать отделения иностранных банков. Однако, как мы уже говорили, российское правительство не могло финансировать строительство крупных объектов, особенно, железных дорог, без привлечения свободных средств из заграницы. Credit Lyonnais, имея разветвленную сеть отделений, активно помогал в размещении займов, благодаря чему стал привилегированным партнером российского правительства. Поэтому и выход нашелся. Власть, крайне заинтересованная в привлечении финансовых ресурсов, предложила французам зарегистрироваться в России, заменив слово "банк" на слово "фирма", а название - на собственное имя одного из представителей банка. Французы приняли это условие, и тогда российский Минфин разрешил Credit Lyonnais открыть агентство в Петербурге, хотя и потребовал: "вовлеченные в России средства не будут переводиться за пределы страны". Французские банкиры, хотя и считали, что такое условие сужает их деятельность, все же согласились с ним. Таким образом, удалось добиться того, что 1 августа 1879 года в Петербурге было открыто местное отделение Credit Lyonnais. Это был первый зарегистрированный в России банк со стопроцентным иностранным капиталом.

На церемонии открытия прозвучала фраза, которую процитировали многие газеты: "Сближение двух наций происходит вроде кредита, на основе взаимодоверия. Слово "Лион" (Lyonnais) происходит от "Лион" - лев. Лев - царь природы, символизирующий силу и благородство; так же и дружба между Францией и Россией основывается не только на силе, но и на благородстве намерений".

Недаром говорят, что "аппетит приходит во время еды". Видя успешную работу своего первого русского агентства, руководство Credit Lyonnais удвоило усилия по расширению сети в империи. Показательно, что местами деятельности таких агентств были выбраны Москва и Одесса.

Одесское отделение банка занималось преимущественно переводами и обменными операциями, обслуживая клиентуру, у которой существовала потребность в иностранных расчетах. Также на основе разнообразной информации, которая поступала от клиентов и контрагентов, составляли большое количество справок и отчетов; эти документы затем направлялись в Париж. В справках анализировались как экономическая ситуация в России в целом, так и деятельность отдельных предприятий и отраслей экономики, регионов. Анализы были детальными: в них шла речь о персонале, техническом уровне, положении на рынке, финансовых результатах и т. д. Подобная информация имела большой спрос, и, удовлетворяя его, сотрудники банка способствовали развитию иностранного предпринимательства и увеличению инвестиций в российскую экономику. И хотя Credit Lyonnais не вкладывал непосредственно деньги в промышленность, но, поскольку этим занимались его клиенты, опосредованно банк положительно влиял на индустриальное развитие Одессы.

К 1917 году Credit Lyonnais был единственным иностранным банком, который имел отделения в России. А его одесское отделение продержалось в революционные времена дольше, чем другие: если в Петрограде революционные солдаты и матросы захватили агентство уже в декабре 1917 года, то в Одессе, где власть постоянно переходила от одного правительства к другому, банк окончательно закрылся 5 февраля 1920 года. Сотрудников и ценности вывезли на миноносце "Каско" в Константинополь. Тогда казалось, что пути назад нет, и не будет...

Но в истории никогда нельзя говорить "никогда".

Александр ГАЛЯС.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60