Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 08 (1302)
4.03.2016
НОВОСТИ
Праздник
Правопорядок
Скандал
Проблемы и решения
Спрашивайте - отвечаем
Спорт
Футбол
Культура
Личность
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 08 (1302), 4.03.2016

ТЕАТРАЛЬНЫЕ СЕКРЕТЫ ОТ РЕБЕ

В день 90-летия вспомнить о замечательном человеке, профессионале, интеллигенте в музее Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного собрались коллеги, артисты и журналисты. Было что вспомнить и мне. Когда я, второкурсница театрального института, познакомилась с Михаилом Борисовичем, он был уже тем Ребе (так его за глаза называли в театральной среде, собственно, театр был для него храмом, синагогой, творчество - своеобразной проповедью), непререкаемым авторитетом, убеленным сединами. Но без малейшей спеси помогал мне познавать театр со стороны своей профессии, щедро тратил время на подготовку моих студенческих работ, терпеливо и подробно объясняя тонкости труда сценографа, рассказывая и об "Эшелоне", и о "Трех мешках сорной пшеницы", и о своих излюбленных приемах, тканевых драпировках, которые он скромно называл "тряпками" (а они "говорящие" были, и при помощи веревок меняли положение на штанкетах, создавая совершенно разную среду!). И о "колоннах" из натянутых корабельных канатов (пока существовал Черноморский флот, такие материалы не были для театров Одессы в дефиците).


Михаил Борисович плохо слышал, но отлично видел и ярко мыслил - вот и вспоминает чудный артист Николай Завгородний, как Ребе однажды подсказал ему сделать своего персонажа "глухим", с первых шагов по сцене кричать громко, трубно, словно сам себя не слышит... Однако голос самого Ивницкого всегда был негромок. Мы говорили с ним и о житейских делах, и о том, что всё пугающе резко переменилось в девяностых, он рассказывал, как тревожится за дочь и внуков, как увидел на улице беременную молодую женщину и поймал себя на мысли: "Боже мой, она же даже сейчас, в животе, не может обеспечить ребенка необходимым питанием, что же дальше будет?..". В "лихие" девяностые он оставался верным себе и профессии, не посчитал возможным пользоваться льготами участника войны, поскольку повоевать удалось после артучилища только два месяца. И творческой ревности не было в нем - привлек к сотрудничеству со своим театром Станислава Зайцева, который впоследствии подхватил эстафету и теперь руководит художественной частью. Ребе тонко чувствовал самые разные театральные жанры; уважал артистов, независимо от их положения в труппе; его любили во всех цехах, и часто он сам предлагал изменить какое-то свое решение, чтобы машинистам было удобнее менять декорации, неслыханный по нынешним временам пример.

Михаил Ивницкий стал главным художником музкомедии в 1968 году и оставался им до последнего своего дня, который наступил 15 апреля 1996 года. Едва отметив очередной юбилей, крепко задумался о необходимости переезда в Америку, где уже ждала его супруга, художник по костюмам Зоя Александровна Ивницкая, рвалось сердце между театром и семьей, не хотелось стать "скверным" стариком, то есть сидящим в сквере на скамеечке. Зоя Александровна по скайпу тоже приняла участие в беседе и не могла скрыть слез...

В репертуаре театра по сей день есть спектакли, художником-постановщиком которых был Михаил Борисович. Это "Бал в честь короля", "Летучая мышь", "Моя прекрасная леди", "Свадьба Кречинского". Театр бережно хранит созданные его руками макеты к спектаклям, картины, эскизы. Помнится, в апреле 1991 года в одесском Доме актера (сейчас там клуб-ресторан "Бернардацци") работал семинар режиссеров и художников театра РСФСР - свои эскизы и макеты представляли мастера из Ирбита, Перми, Томска, Ижевска, спорили до хрипоты, вели честные лабораторные разговоры, все казалось, что вот-вот расцветет по-новому искусство огромной страны. Были и перегибы - не одобрили макет декораций Ребе к спектаклю "Бал в Савойе", красивейший, легкий, праздничный, с чудо-лестницей, на которой оставался хор в то время как на сцене балетные номера показывались...


"Почему бы художнику не настаивать, чтобы в репертуаре были спектакли, которые нужно не оформлять, а сочинять к ним сценографию?" - в запальчивости, с истинно комсомольским задором спрашивала одна серьезная дама. Да что ж хотели эти милые в своей наивности люди от жанра оперетты - философских трактатов на сцене, крестов и гробовых крышек? Смешно вспоминать о них. А о нашем Ребе - легко и радостно. Верно, в лучшем из миров он понадобился, чтобы оформить некую грандиозную мистерию, видеть которую достойны лишь ангелы.

Материалы полосы подготовила Мария ГУДЫМА.

Фото Олега ВЛАДИМИРСКОГО.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60