Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 12 (757)
01.04.2005
НОВОСТИ
Культура
День Смеха
Вопрос - ответ
Криминал
Здоровье
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 12 (757), 01.04.2005

ИНВАЛИДНЫЕ ОПГ? ИЛИ ВСЁ-ТАКИ МИЛИЦЕЙСКО-ПРОКУРОРСКИЕ?

(Окончание. Начало в № 11.)

После того, как автомобиль сбил ее, Людмила Николаевна Мульченко больше трех с половиной месяцев пролежала на вытяжке в больнице. Следователь появился в больнице только через два месяца и говорил, в основном, о том, что если водитель не будет признавать свою вину, то доказать ее не удается.

В дальнейшем следователь от встречи с Мульченко, которая с большим трудом могла передвигаться по квартире на костылях с помощью соседей и знакомых, уклонялся. Удалось ему избежать свидания и с женщиной, которой Мульченко доверила ведение своих дел.

И только через полгода становится известно, что следователь еще за полтора месяца до своего единственного визита в больницу отказал в возбуждении уголовного дела!

Руководствовался при этом следователь доводами водителя и своими умозаключениями. Водитель утверждал, что вечером ехал по Днепропетровской дороге. Не доезжая метров пятидесяти до пешеходного перехода, увидел лежащую женщину. Он остановился, посадил ее на заднее пассажирское сидение и, доставив домой, уехал. Факт наезда на пешехода водитель отрицал.

Получив такие показания, следователь отписывается, что "оперативно-розыскными мероприятиями очевидцы данного ДТП, которые могли бы дать объективную информацию по обстоятельствам данного ДТП, не установлены", а кроме того "внешних повреждений и следов на автомобиле не обнаружено". И вердикт вершителя ДТПэшных судеб: "В возбуждении уголовного дела по факту данного ДТП отказать".

А может, стоило бы "до того" хоть раз встретиться с валяющейся в больнице совершенно не интересной тебе теткой, которая хоть беспомощна, но в здравом уме и памяти?

Промашка вышла, мозги сбитой женщине напрочь не отшибло. И появились бы, глядишь, и косвенные доказательства. Хотя бы то, что сестра водителя в больнице в первые дни приходила. И свидетелей этому найти можно было бы. Было бы желание...

Когда Людмила Николаевна стала жаловаться, материалы ДТП дали на проверку другому следователю, вернее, следовательнице. И вновь по сегодняшний день только бессмысленное топтание на месте...

* * *

Людмила Николаевна Мульченко познакомила меня со своим товарищем по несчастью – Борисом Николаевичем Хоревым.

Набор травм, полученных Хоревым в результате наезда, несколько отличается от травм Мульченко. Но стиль расследования ДТП и выводы следователя столь разительно похожи, что поневоле решишь, будто там не расследованием занимаются, а клонированием овечек Долли. Эти отказы в возбуждении уголовных дел неотличимы, как одна штука баксов от другой (знай только, фамилии участников меняй).

Да, кстати, оба этих ДТП расследовал, если можно так выразиться, один и тот же следователь! Этот почерк вам уже знаком.

Послушаем Бориса Николаевича Хорева:

— 23 апреля 2004 года, днем я находился на территории Одесского порта, шел из поликлиники к проходной. Пройдя метров сто пятьдесят, я стал переходить проезжую часть в районе столовой. Когда до окончания перехода оставалось метра полтора, я увидел, что легковой автомобиль, стоявший до этого возле столовой, с диким визгом, резко набирая скорость, начал двигаться задним ходом на меня.

Я успел закричать водителю, чтобы он остановился, и вытянул впереди себя трость. Но тут же багажник автомобиля ударил меня в ногу, от чего меня откинуло метра на три. Падая, я сильно ударился туловищем. Сумка с курткой и трость разлетелись в разные стороны на несколько метров. (Место ДТП см. на фото.)

То, что я конец тросточки успел направить в буртик заднего стекла, чтобы оттолкнуться, и благодаря конструктивной особенности "Фольксвагена Пассата" – отсутствия острой кромки и наличии покатой овальной части – нагрузки распределились и не произошло раздробления правого бедра. Зато в результате падения на чугунные плиты железнодорожного пути я получил оскольчатый перелом левого бедра и повредил сосуды ступни и голени. Я не мог самостоятельно двигаться, и только с помощью водителя и подоспевшего сотрудника порта меня усадили в машину и подвезли в поликлинику порта. Мне оказали первую помощь, была вызвана "скорая помощь" и меня срочно отправили в военный госпиталь.

В палате госпиталя меня уже ждали водитель и два его руководителя. В их присутствии, а также при трех больных, находившихся в палате, водитель сказал, что "полностью виноват", "очень сожалею о случившемся, но сделал это непреднамеренно, просто не заметил человека". Тут же он и его сотрудники стали просить меня, чтобы я не настаивал на возбуждении уголовного дела, так как все расходы, связанные с лечением, водитель возьмет на себя. Я ему ответил, что не могу в таком состоянии ничего определенного сказать. В этот момент в палату вошел врач и попросил моих собеседников освободить палату. Больше я водителя не видел.

А после моего выхода из госпиталя, спустя несколько месяцев, я узнаю, что расследование по моему делу не ведется. Зато я остался инвалидом.

Что ж, давайте вместе почитаем, чем руководствовался следователь СО по ДТП ОГУ УМВД Украины в Одесской области старший лейтенант милиции Э.В. Кивель:

"По пояснениям водителя(...) он начал движение задним ходом и перед началом движения убедился, что сзади автомобиля нет пешеходов. Проехав 2-3 метра, услышал стук по задней части автомобиля и остановился. Сразу вышел из автомобиля и увидел мужчину с палочкой, который стоял на расстоянии около одного метра от автомобиля, после чего упал на проезжую часть. Факт наезда на пешехода водитель(...) отрицает.

(...)На автомобиле имеется протертость пыли на заднем правом крыле сбоку.

Таким образом, сделать вывод был ли совершен наезд автомобилем на пешехода Б.Н. Хорева не представляется возможным".

После тщательно аргументированных жалоб Б. Хорева прокурор Одессы Н.А. Маркин сообщает ему, что в связи с неполнотой проведенной проверки прокуратурой города принятое следователем Э.В. Кивелем решение отменено и материалы возвращены в СО по ДТП для организации проведения дополнительной проверки.

Материалы попадают куда более опытному (судя по званию) сотруднику – майору милиции В.П. Кондращенко. Вот какую отповедь он дает порядком надоевшему всем жалобщику:

"...В результате данного происшествия пешеход Б.Н. Хорев получил телесные повреждения в виде закрытого перелома шейки левой бедренной кости. Указанные повреждения причинены действием тупого предмета, и по своему механизму характерно для возникновения в результате падения и удара областью тазобедренного сустава о тупой твердый предмет, каким могло быть дорожное покрытие.

(...)Точно установить обстоятельства и механизм(...) перелома не представляется возможным.

Данный перелом мог произойти как при падении на дорожное покрытие после контактирования с транспортным средством "без образования за счет указанного контактирования каких-либо видимых телесных повреждений", так и при самопроизвольном падении на дорожное покрытие без контакта с транспортным средством(...)

Водитель(...) пояснил, что, двигаясь задним ходом, видел идущего справа налево, по ходу его движения, пешехода, который, не останавливаясь, продолжал движение в направлении движущегося автомобиля, не смотря в сторону автомобиля, принял меры к остановке автомобиля (речь, по-видимому, уже идет о водителе. – Б.Ш.), остановил автомобиль на расстоянии 1 метра от пешехода в боковом отношении, в этот момент услышал стук по задней части автомобиля, выйдя из автомобиля, увидел стоящего Б.Н. Хорева в правой задней части заднего крыла, подходя к стоящему Б.Н. Хореву, который стал самостоятельно падать на проезжую часть левым боком, контакта автомобиля с пешеходом не было, подняв Б.Н. Хорева, прислонил его к боковой части правого крыла, так как Б.Н. Хорев жаловался на боль в левой ноге, доставил Б.Н. Хорева в поликлинику порта, находился на месте происшествия до приезда работников ГАИ".

"Что за бредовина!" – воскликните вы и будете совершенно неправы. Мы еще даем, кстати, это предложение-абзац с некоторыми сокращениями. Да, похоже на джойсовский поток сознания, да, хрен что поймешь. Но может – в самый раз, если следствие... хочет запутать следствие?

И далее, после краткого изложения позиции Хорева, на арене следствия появляется DEUS ex MACHINA, он же свидетель! Свидетель, самый надежный из тех, которые могут быть. За время исследования этого ДТП и не такое могло родиться.

И вот свидетель пояснил, что, "находясь на расстоянии 80-100 метров от стоящего автомобиля "Фольксваген Пассат", видел, как в правой боковой части автомобиля стоит мужчина и размахивает правой рукой, в которой находится трость, на расстоянии вытянутой руки и трости, когда водитель подходил к стоящему, он самопроизвольно стал падать на проезжую часть, контакта с пешеходом не было. Водитель помог мужчине подняться и прислонил его к боковой части правого заднего крыла".

"Других свидетелей происшествия нет", – отмечает следователь. А посему "в связи с противоречивыми показаниями, установить по вине какого из участников происшествия было совершено ДТП, не представляется возможным".

Терпеть не могу современных революций. Но почитаешь такое и хочется восстать.

Борис ШТЕЙНБЕРГ.

P.S. Так совпало, что на следующий день после выхода первой части этой публикации, следователь наконец-то провела дома у Людмилы Николаевны Мульченко встречу с водителем.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60