Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рисунок С. ТЕРЕЩЕНКО

Номер 27 (670)
18.07.2003
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 27 (670), 18.07.2003

"КАНДАЛЬНЫЙ ГУЛ ТЯНУЩИХСЯ ГОДОВ"

В городе Одессе на Люстдорфской дороге, 15 расположена женская колония № 74. Здесь отбывают наказание женщины, совершившие те или иные преступления. Колония состоит из двух основныех зон – рабочей и жилой. Последняя была рассчитана на 800 человек, а в действительности в ней находится сегодня более двух тысяч. Все прибывающие сюда женщины распределяются по отрядам, которые имеют свои номера. Поскольку мест не хватает, то спортзал, где занимались осужденные, был переоборудован под жилой барак, а из вечерней школы сделали отряд.

Например, отряды №№ 16 и 18 до 1997 года были ВИЧ-отрядами, изолироваными от других. В те годы мало изученная проблема распространения СПИДа привела к излишним негативным проявлениям со стороны контролеров, которые заходили в помещения только в спецодежде. Но в 1998 году, глубже изучив это заболевание, изменили отношение к осужденным.

Отряды №№ 3 и 5 называют пресс-отрядами, в них собраны нарушители режима. Здесь люди, в наказание, больше времени проводят на работе в цеху, свободного вренени хватает лишь на сон, поэтому в бараке всегда тихо. Есть в зоне и детский дом, где находятся дети до трехлетнего возраста, рожденные в изоляции. Матери живут от них отдельно, присматривают за ними другие осужденные женщины. При халатном отношении к детям бывают смертные случаи, как, например, в 2001 году одна такая "нянька" уронила ребенка, на третий день малыш умер.

Основное производство – швейное. Имееются шесть пошивочных цехов и один закроечный, где шьют камуфляжную форму. Выполняются как спецзаказы, так и заказы частных предпринимателей. Бывает, учитывая срочность заказа, просят добровольцев остаться поработать до утра. Как правило, женщины соглашаются, так как при отказе могут возникнуть осложнения с освобождением, особенно с досрочным.

Заключенные доброжелательно отзываются о начальнице женской колонии и ее заместителях, ведь беспредел в отношении осужденных, как правило, происходит со стороны работников спецчасти и контролеров. В помещении библиотеки по средам собирается все руководство для принятия решений по вопросам нарушений и наказаний своих подопечных. Нарушительница становится в центе зала на тряпочный коврик диаметром до полуметра, отрядная зачитывает рабочую характеристику и с чувством выполненного долга ожидает "приговор" старших по званию. Порой отрядные и опера сами провоцируют конфликтные ситуации, чтобы показать: они работают и не зря едят хлеб. В колонии жизненно важно иметь хорошие взаимоотношения как с осужденными, так и с работниками ЧИК. В отряде – это завхоз. С этим человеком особенно надо иметь хорошие отношения, поскольку все происходящее в среде осужденных он может донести до начальника отряда, он же распределяет спальные места и накрывает столы в столовой. Бригадир начисляет проценты за выполненную работу, от которых зависит зарплата осужденной, и которые отражаются на досрочном освобождении.

Каптерщица занимается хранением вещей и продуктов.

Дневальная комнаты отдыха за определенную плату может занять места в первых рядах при просмотре телевизора. В санчасти, например, за 2-3 пачки хороших сигарет или банку тушенки можно получить больничный лист на несколько дней. Контролеры за ширпотреб из швейных цехов или за деньги могут принести запрещенные предметы – лак для ногтей, маникюрные приборы, краску для волос и т.д., ведь заключенные-женщины уделяют своей внешности особое внимание, боясь рано состариться.

Сигареты и чай в колонии являются самым расчетным товаром за услуги. Поэтому платежеспособные заключенные-женщины менее обременены проблемами тюремной жизни.

В зоне работают и вольнонаемные – механики швейного оборудования, сантехники, электрики. Один из таких имел кличку Лобзик. Он за определенную плату мог принести все, что угодно, даже водку. А однажды, получив 50 гривен, принес в зону 100 граммов "шалы" и 20 кубиков опия. Его деятельность продолжалась около года. Но однажды изрядно подвыпившая компания попалась контрoлерам. Работники оперчасти начали по этому происшествию расследование. А учитывая страстное желание женщин попасть под досрочное освобождение, затруднений в выяснении, кто доставлял спиртное и наркотики в зону, не было. В течение дня они вышли на Лобзика.

В 1999 году, в канун Пасхи, над бараками разносились запахи, потому как пекли торты. В праздничные дни цена на корвалол поднималась до 5-6 пачек сигарет. В него добавляли теофедрин, эту смесь выливали в чифир, и кружка крепкого чая (такого напитка) идет по кругу. И начинается веселье. Когда в этот день приехал батюшка, чтобы осветить куличи, поивезенные из монастыря, многие были навеселе, даже из администрации. Этот день совпал с дежурством Лешика, молодого ДПНКа, любимчика осужденных, потому что каждая пыталась с ним пококетничать. Старшей смены контролеров была 50-летняя женщина по кличке Брага, она хорошо понимала все тяготы тюремной жизни и давала поблажки, поэтому все ее считали доброй. Всех она называла своим любимым словом "паскуды". Даже делая объявление, она непременно произносила свою коронную фразу: "По лагерю объявляется отбой, паскуды!"

В праздники всегда усиленный наряд. Но в этот раз в отряде № 11 во время проверки вышел просчет: никто не заметил отсутствия двух подруг – Светы и Лены, которые спрятались в кустах и выжидали, когда стемнеет. Около двух часов ночи они забрались на крышу здания. Света проползла на другую сторону и уже была на запретной территории, а Лена замешкалась. Ее-то и заметил охранник и включил сирену. По тревоге были подняты все работники. Беглянки были пойманы и жестоко избиты. Началось расследование. Свете до конца срока оставалось всего 3 месяца, Лене – 6 лет. Почему они решились на побег, предстояло выяснить следствию. Как потом говорили в зоне, девушки были "серенькие", даже никто предположить не мог, что они рискнут на такой шаг. В ходе расследования была выяснена причина – травля в отряде со стороны осужденных. Иногда в зоне происходит то, что называют "подмутили", проще – подставили. Вот и Свету с Леной сделали "крысами". Это наиболее простой способ, когда неугодному человеку подкладывают личные вещи заключенных. Обнаружив пропажу, каждая пытается доказать свою непричастность к краже, выворачивая содержимое сумок. Так было и в этот раз. Когда очередь дошла до Светы и Лены, почему-то у них и оказались те самые "украденные" вещи. Их тогда жестоко избили, затем по неписанным правилам переселили на видное место у входа, чтобы "крыс" всем было видно. Такая репутация сохраняется за человеком до конца срока, для окружающих он становится изгоем. Волею чужой игры эти девушки оказались в страшном положении, и никто не в силах был изменить решение толпы – они испытывали побои и унижения, на которые не смогли ответить, выполняли чужую работу в бараке, их не пускали смотреть телевизор и даже в столовой они сидели отдельно. Все это продолжалось на протяжении четырех месяцев. Начальница отряда не реагировала на все происходящее, видимо, ее это очень забавляло, также как и то, кто и с кем занимается сексом в бараке. Не выдержав оскорблений и унижений, Лена и Света решили бежать именно в праздник, когда все были навеселе и никто ни за кем особенно не следил.

Через три месяца из барака усиленного режима их переводят в сизо. По решению суда за побег им добавляют по три года. И без вины виноватых отправляют отбывать новый срок в Тернопольскую колонию.

В зоне процветает такое явление, как лесбиянство. Многие становятся рабынями похоти, духом которой пронизана вся жизнь за колючей проволокой. И нет преграды ни в виде наказания, ни в виде локальных участков. Природа страсти и желания оказывается сильнее страха перед наказанием со стороны администрации, и в 2001 году одна такая влюбленная пара пожелала законно зарегистрировать свои отношения. Они получили не только отказ на свое заявление, но и перевод одной из них в другой барак. А когда они встретились, то легли рядом и в знак протеста вскрыли себе вены на руках и ногах. Контролеры отправили их в санчасть, а потом на 15 суток в карцер. После этого гражданские браки стали отмечать почти каждый месяц, особенно это приняло официальный характер, когда в 2000 году отменили "постельные рапорта". Тогда подобный рапорт являлся серьезным нарушением, можно было попасть на 15 суток в сизо. Более того, ни о каком досрочном освобождении в дальнейшем не могло быть и речи. Рапорт писали контролеры, когда ловили парочку влюбленных во время их сексуальных игр. Такие влюбленные пары в зоне называются "половины" или, как говорят, эти девочки "половинят". Это значит, что "муж" – это верх, а "жена" это низ. В этих забавах присутствует и "любовный бизнес". Это когда симпатичные молодые девушки влюбляют в себя материально обеспеченных женщин, которые теряют голову от такой любви и отдают свои передачи ради нескольких минут наслаждения в объятиях своей избранницы. Занимаются этим в основном осужденные на большие сроки и лишенные всяческой поддержки родных. Есть еще один способ зарабатывать, который широко практикуется в ЧИК № 74, – приносить сведения об осужленных в оперчасть и получать за это сигареты и чай.

В изоляции люди привыкают равнодушно смотреть, как творятся зло и несправедливость, а потом и сами начинают делать то, что когда-то осуждали в других. И с этим ничего уже сделать нельзя – это неписанные законы заключенных и зоны.

В. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик; Е. ЩЕРБИНА.

Фото Михаила РЫБАКА

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660