Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 47 (1391)
15.12.2017
НОВОСТИ
Образование
Проблемы и решения
Юбилей
Вокруг Света
Спрашивайте - отвечаем
Спорт
Мяч в игре
Культура
Школьный меридиан
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 47 (1391), 15.12.2017


МНИМОЕ СОЧУВСТВИЕ И МИЛОСЕРДИЕ

В любом возрасте к милосердию нужно относиться одинаково: с детских лет прививать детям чувство сострадания и желание помочь нуждающимся. А взрослым, кроме слов, ещё и делать добро.

В бытность моей работы на телевидении дети разного возраста принимали активное участие в моих авторских телепроектах. Познавательных. Развивающих. Развлекательных. Неотъемлемой частью воспитательного процесса было сотрудничество с детским домом инвалидов.


Директор дома инвалидов даже благодарность мне написал на фирменном бланке с печатью. Сотрудничество продлилось недолго. Пышущий здоровьем детина, то бишь директор, просто и лаконично спросил меня: "Когда в мою сторону будет что-либо преподнесено?"...

После "задушевного" диалога я стала публиковать в прессе материалы о больных детях, сообщая реквизиты родителей, что ещё больше разозлило директора дома инвалидов. Он возмутился, правда, устно. Вот с тех самых пор я предпочитаю помогать детям без посредников.

Сегодня преподаю детям этикет, и снова неотъемлемой частью воспитательного процесса является сотрудничество с тяжело больными детьми.

К сожалению, взрослые не всегда подают здоровым и нуждающимся в помощи детям нужный пример. По просьбе родителей больных детей пока не могу сообщить фамилии тех, о ком пойдёт речь. О детях с разными диагнозами сообщают местные телеканалы, но почему-то ни владелец ресурса, ни съёмочная группа, кроме слов, ничем не помогают. А ведь могут. Одна из местных газет отказалась бесплатно разместить мой материал о тяжело больном ребёнке. Некоторые депутаты переплюнули в своём цинизме всех и вся: в преддверии очередной предвыборной кампании предлагают просроченные конфеты. Прекрасно зная диагноз и положение вещей.

Образование помогает точечно: в нормальных учебных заведениях организовываются ярмарки и флешмобы, чтобы помочь больным детям. Но это капля в море.

Я бываю на мероприятиях разного формата. Иногда суперпроект, а иногда та-акой примитив, что задыхаешься от бездарного междусобойчика. И каждый раз думаю: в городе сотни коллективов, выступающих в разных жанрах, благотворительные фонды не справляются, аферистов развелось видимо-невидимо - так почему каждому коллективу не взять шефство над одним ребёнком, чтобы помогать? Духовная пища - это хорошо (концерты для больных детей), но на исполненные песни и танцы операции не делают.

...Как-то к дирижёру Владимиру Спивакову обратились родители тяжело больного ребёнка. Без сложной и дорогостоящей операции ребёнок мог лишиться жизни. Спиваков заплатил нужную сумму и во время проведения операции находился возле операционной.

Алёна СИЗОВА,
преподаватель по этикету.

СЛОЖНЫЕ ДЕТИ: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

Бытует мнение, что проблемные дети не способны адекватно получить необходимые знания для среднего образования. Анализируя свою деятельность со сложными детьми, уверенно констатирую: способны и хотят.

После окончания института судьба привела меня в специнтернат, который дал прочную закалку.


В интернате учились и жили дети с разной степенью умственной отсталости и педагогической (родительской, в частности) запущенностью. Для меня было делом чести так им преподнести свой учебный материал, чтобы они полюбили его. Этот мой опыт ценен ещё и тем, что сегодня отовсюду слышно о полноправном внедрении инклюзивного образования.

Потом был интернат для детей-сирот. С тех пор девиз моей учительской деятельности: "Становление личности человека - это постоянная мыслительная деятельность через национально-духовное познание мира", ибо проблема становления личности, полноценного гражданина своего государства, своей страны имеет особое значение.

У меня была научно-методическая проблема, над которой я работала во время уроков и во внеурочное время, - "Национальное воспитание на уроках украинского языка и литературы в условиях интернатного учреждения". В период повальной "украинизации" в начале 2000-х в рамках русскоязычного города очень важным было для меня в процессе преподавания своего предмета не только развить определённые навыки и умения (это первостепенная задача любого предметника), а, что ещё более важное, не отбить охоту и желание вообще читать, слышать и воспроизводить прекрасную украинскую речь.

Будучи и классным руководителем в своём классе, и воспитателем, я с детьми часто выходила на природу, беря с собой сухпаёк на весь день. Часто ходили с детьми в походы: и в Крым, и на остров, что на реке Турунчук. Везде, где бы мы ни были, мы старались говорить на украинском языке. Для меня это язык родной, а для детей моих... Вот и усваивали они его легче в таком общении.

Во время изучения творчества того или иного украинского поэта или писателя я намеренно уходила от стандартного преподнесения материала, делая акцент на духовном восприятии автором происходящего вокруг: в государстве, в личной жизни и т. д. Потому как ничто так не передаёт сущность той или иной эпохи, того или иного события, как пропускание оных через призму личностных восприятий, тонкости личного осмысления. Проводя такие параллели с жизнью ученического своего коллектива и жизнью и творчеством авторов, дети свободно и легко воспроизводили услышанное и прочитанное на украинском языке.

Результат моих стараний доказал правильность выбранного мною пути: все мои выпускники закончили профессиональные учебные заведения разного уровня аккредитации, создали свои семьи, родили детей, в которых души не чают. Постоянно, с разной периодичностью звонят, рассказывают о своих достижениях, о трудностях, об их преодолении и т. д. К сожалению, единицам пришлось побывать в местах не столь отдалённых. В силу разных объективных и субъективных причин.

Будучи сегодня сотрудником вечерней школы № 19, я преподаю как раз для заключённых и лишённых свободы учеников. Сейчас работаю над научно-методической проблемой "Воспитание морально-этических ценностей учеников на уроках украинского языка и литературы в классах на базе государственных учреждений выполнения наказаний".

Бытует мнение, что вечерние школы - это прерогатива неудачников и изгоев. Так думают многие, даже, к моему большому сожалению, мои коллеги из общеобразовательных школ. А откуда приходят в вечёрку ученики? Не из тех же общеобразовательных школ, в которых им не уделили должного внимания то ли в силу "сильной занятости" учителей, то ли в силу непохожести этих детей на "исправных" последователей современных особенных запросов школы?

Безусловно, основной изначальной целью вечерней школы было именно предоставление возможности получить полное образование людям работающим. А сегодня контингент учеников вечёрок очень разношерстный: дети из семей, нуждающихся в экономической и психолого-педагогической помощи и поддержке; дети с "ослабленным" контролем со стороны родителей (законных представителей); дети из семей с асоциальной направленностью; дети со спецификой в развитии, не имеющие значимо выраженных клинико-патологических характеристик; дети, проявляющие социальную и психолого-педагогическую дезадаптацию; педагогически запущенные дети; дети избыточно-комфортного типа; несовершеннолетние, осознанно перешедшие в вечернюю школу для совмещения учебы с трудовой деятельностью (заочная форма обучения).

Следует обратить внимание, что значительная часть несовершеннолетних учащихся имеет сложный социальный, медицинский и психолого-педагогический статус. Требуют особого внимания такие проявления, как:

- различной степени выраженности эмоциональные расстройства, неврастенические реакции, неврозоподобные состояния;

- наличие страхов, тревожности;

- нарушенная самооценка, нарушение доверия к окружающим людям;

- социально отягощенная возрастная или биологическая специфика развития;

- низкие коммуникативные навыки;

- импульсивность, стремление привлечь внимание.

Характерные психологические особенности и социальные характеристики, свойственные несовершеннолетним учащимся, несомненно создавали сложности в ходе их обучения в общеобразовательной школе. Поэтому не позавидуешь учителям вечёрок, которые перед началом непосредственного преподавания должны "причесать" всклокоченных и ершистых учеников, расположить их к нормальному общению, наладить контакт не только в схеме учитель-ученик, но и в контексте ученик - ученик, создавая благоприятный и доброжелательный микроклимат в ученическом коллективе в целом. Нельзя умалить значения кропотливой работы классных руководителей, школьных психологов и социальных педагогов, которые планомерно сотрудничают в тесном тандеме. Случается даже, что, исправно посещая школу продолжительное время каждый день, ребёнок забывает своё прежнее социальное состояние, причины духовного недомогания, словно перерождаясь, но стоит родительнице или другому законному представителю плотно "поинтересоваться" положением дел у ребёнка, да ещё в присутствии педагога указать на изъяны педагогической работы, как ребёнок надолго исчезает из школы, реанимируя себя всеми "дозволенными" средствами...

И снова сначала, и снова с нуля. Опять-таки, наука одна, учителя - разные, как и результаты разные у разных учителей. Если человек, имеющий отношение к "проблемному" ребёнку, будь то учитель или родитель, не может помочь ему подняться и обрести себя, то пусть хотя бы не мешает тем, у кого это реально получается.

Говоря о местах лишения свободы, проблемы те же, что и у вечерних школ, с той лишь большой разницей, что попадают туда как раз вовремя не замеченные и брошенные ребята: кто первый раз, а кто уже в который, до которых никому ранее не было дела: ни родителям, ни законным представителям, ни равнодушным людям, ни, извините, учителям... Как ни печально это слышать, но это именно так.

Приходя на занятия на объекты замкнутого пространства, необходимо каждому учителю учитывать особенности психологии в этом замкнутом пространстве. Кстати, объектами изучения психологии замкнутого пространства являются не только нарушители закона, а вполне порядочные люди почётных профессий: военнослужащие ВМФ на подводных лодках, космонавты, полярники, - все те, кто продолжительное время в силу разных причин изолирован от основного общества, от нормального общения и пр., что называется "варятся в собственном соку", что накладывает определённый отпечаток на психику. Поэтому все вышеперечисленные люди нуждаются в определённой адаптации по окончанию такой добровольной или вынужденной изоляции, ресоциализации.

Возвращаясь к нашим подопечным, следует обратить внимание на то, что и здесь имеют место определённые особенности преподавания. Кроме владения знаниями и навыками возрастной психологии, необходимо помнить о тех темах, которые категорически нельзя затрагивать в процессе общения с учениками, не учитывая особенностей самой формы общения их между собой. Это такие темы, как политика; вопросы языка и национальности; сфер интимной жизни; личной жизни и увлечений (хобби); тонкости взаимоотношений между сотрудниками учреждения выполнения наказаний и пр.

Если в местах заключения у старших возрастных и "опытных" групп учеников учителя относятся к рангу неприкасаемых, наравне с медиками, то у подростков-первоходков это далеко не так, особенно в последнее время, когда циничные тяжкие преступления полностью определяют уровень сознания малолетнего преступника.

Для сравнения с недавними прошлыми годами преподавания в местах лишения свободы, "выпускники", встречая на улице, радостно приветствуют учителя, некоторые из "выпускников" поступили в высшие учебные педагогические заведения и уже работают по специальности, приглашая посетить их уроки, то нынешние ученики-подростки в открытую могут позволить себе нагло сплюнуть в сторону учителя или громко употребить крепкое словцо... И что тут поделаешь? Ни мы, ни сотрудники специальных служб данных учреждений не вправе как-то "по-домашнему" отреагировать на подобное неуважение...

Как и раньше, перед началом каждого урока необходимо дать ученикам, лишённым свободы, возможность поприветствовать друг друга, обменяться "новостями" и только потом, аккуратно начать урок. Снова, как вначале своей трудовой деятельности передо мной стоят те же задачи, с некоторой корректировкой: помочь человеку стать полноценным членом общества, помочь ему забыть о своей озлобленности на весь мир; исключить рецидив, новое, повторное совершение преступления данным лицом; помочь молодым людям, оказавшимся в местах лишения свободы, осознать свою значимость и полезность, дать им уверенность в возможности поступления в вузы; для жизни на свободе, необходимо, прежде всего, дать им образование.

Всем учителям нашей школы пришлось тоже многому учиться, исходя из условий и особенностей мест преподавания. Приобретены многие знания и умения, такие как предупреждение и разрешение конфликтов, освежились знания из области социальной психологии; овладение культурой толерантного поведения; по-новому пришлось учиться реализовывать возрастной подход в образовании, потому как возраст учеников варьируется от 14 до 58 лет; пришлось учиться понимать "тюремную лексику", правильно ориентироваться и разбираться в сущности преступного мира; выявляя лидеров, авторитетов, обиженных; адекватно реагировать на различные изменения оперативной обстановки.

Нет ничего случайного в жизни, есть закономерности, которые не сразу адекватно воспринимаются человеком. Так и в моей профессиональной деятельности все этапы неслучайны: проанализировав каждый из них, можно убедиться в том, что недовыполнение любых, взятых на себя обязательств, начиная от родительских, учительских, врачебных и т. д., приводит к этому НЕДО во всём. Мой опыт работы с неблагополучным контингентом убедил меня в правильности выбранного мною пути, повторюсь я. Ибо нет ничего более приятного, чем память учеников при жизни учителя. Нет ничего более ценного, чем случайные неслучайные встречи с ними на улице, в городском транспорте, в магазине... Когда они узнают тебя и подходят для тёплого приветствия, а ты стоишь, хлопая глазами, пытаясь вспомнить, где именно нас связывала жизнь. И когда спрашиваю, кого из одноклассников помнишь или что нового знаешь о наших, только тогда, исходя из ответа, припоминаешь место встречи.

Лариса ОНИКА,
учитель украинского языка
и литературы.

На фото:
учебный процесс Ларисы Оники.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660