Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Михаил РЫБАК

Номер 43 (633)
18.10.2002
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт
Фотовернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 43 (633), 18.10.2002

"Встать, суд идет!"

МИЛИЦЕЙСКАЯ БАНДА

1972-1973 гг.

(Архивы областного суда)

70-е годы – годы относительного спокойствия в Одессе по части организованного криминала и одновременно годы расцвета теневой экономики и всевозможных цехов. В городе получала достаточно широкое распространение система подпольных цехов, где изготовлялся обширный ассортимент товаров. Теневая экономика окрепла после ликвидации промышленной кооперации, когда многие ее работники перешли в систему местной промышленности и стали там заниматься аферами. В райпромкомбинатах, на трикотажных, обувных и других фабриках возникали подпольные цеха, где изготовлялась неучтенная продукция, которая реализовывалась через государственную торговую сеть.

Во множестве появились подпольные богачи, и хотя все их богатство составляло 50- 80 тысяч рублей, тогда в Одессе их называли миллионерами. А когда есть богатые, сразу находятся люди, желающие разделить с ними богатство.

На этапе, когда масштабы теневой экономики были незначительными, а сама нелегальная деятельность замыкалась в рамках ограниченного круга соучастников, поставляющих сырье, производящих продукцию и осуществляющих ее сбыт, конфликтные ситуации возникали крайне редко и разрешались, как правило, мирным путем. По мере роста подпольных предприятий и увеличения объемов производства начался процесс специализации и кооперации, осуществления нерегламентированных нормативными актами поставок сырья не одному, а сразу нескольким теневикам, приемки продукции для реализации от нескольких поставщиков. Начинает формироваться теневой рынок, нелегальная природа которого создает благоприятную почву для недобросовестной конкуренции. Появляется разветвленная структура взаиморасчетов. Но находились люди, по разным причинам нарушающие принятые обязательства. Относительная массовость теневой экономики, разветвленность подпольных предприятий, увеличение их взаимосвязей привели к ослаблению конспирации, учащению провалов и разоблачений, что помимо осуждения виновных приносило значительные убытки. Теневая экономика, попадает в поле зрения общеуголовной преступности и правоохранительных органов. Теневики становятся объектом практически ненаказуемых (из-за боязни заявить в милицию) бандитских краж, ограблений, вымогательств.

В 1972 году в Одессе образовалась крупная банда вымогателей из 10 человек, в которой соединили свои усилия (по очищению карманов теневиков) милицейские чины и воровской криминал. Эта была только первая ласточка будущих объединений...

Бывший инспектор отдела УГРО Анатолий Трофимчук (закончивший Одесский юрфак и уволенный из органов за несколько месяцев до начала налетов) стал первым "объединителем", завязав дружбу с уголовниками Анатолием Израйлитом (отбывшим в лагерях 8 лет за грабеж, работавшим маляром одесского СМУ), ворами-наводчиками Флитом и Фиренбоймом (они выявляли богатых граждан и собирали данные о их жизни).

Трофимчук сохранил старые связи в милиции и подбил ряд милиционеров на дерзкие налеты. Особо выделялся тридцатилетний Олег Горный — следователь Приморского РОВД, капитан, член КПСС, выпускник Одесского юрфака. На скользкую дорожку ступили и милиционеры Анатолий Куприянов и Виктор Кузьменко.

Все началось с того, что наводчик Флит рассказал, что на Слободке (пригородный район Одессы) живет баснословно богатый сапожник (говорили, что имеет он 100 тыс. рублей) по прозвищу Губочка и по фамилии Абрамович. И хотя Миша Абрамович имел всего два класса образования и официально числился рабочим на Одесской игрушечной фабрике, у него на Слободке был подпольный цех по изготовлению модельной женской обуви, пользующейся большим спросом.

В феврале 1972 года банда Трофимчука – Горного решила провести налет на цех Абрамовича, который находился в частном доме гражданина Мацыкина, под видом официального милицейского обыска. Раскрыв подпольное производство, бандиты надеялись под страхом ареста и конфискации имущества выманить у Абрамовича 20 тыс. рублей отступных для уничтожения протокола обыска.

Во время обыска действительно было обнаружено подпольное производство (2 работающие пресс-формы, заполненные сырой резиной, 300 пар подошв женской обуви, 200 кг жидкой резины) Трофимчук, Горный и Кузьменко, явившиеся в милицейской форме на обыск, составили протокол, опечатали помещения и потребовали от хозяина дома, чтобы тот немедленно передал Абрамовичу требование явиться в Приморский РОВД на прием к следователю Горному.

Абрамович явился к Горному, где ему показали протокол и предложили выбирать – или срок шесть лет с конфискацией всего имущества, или немедленная выплата отступных – 20 тыс. рублей. Абрамович согласился на условия отступных, однако начал жаловаться и плакать, что у него нет таких огромных денег. В итоге сошлись на 5 тыс. рублей взятки, однако через несколько дней в кабинет к Горному явился Абрамович и вручил ему конверт всего с одной тысячей рублей. Эта взятка все же устроила вымогателей, тем более, что они узнали, что Абрамович уже тайно вывез в неизвестном направлении все оборудование цеха. Да и сам Абрамович позже, уже на следствии, заявил, что сразу же понял, что это афера, и не боялся угроз милиционеров.

В марте 72-го наводчики снова встретились с Трофимчуком и рассказали о новых "миллионерах-цеховиках" – стариках Дорфман с улицы Чкалова. Наводчики сулили золото, бриллианты, деньги в размере 60 тыс. рублей, которые хранятся у стариков. Горный ловко изготовил очередную санкцию на обыск, трое бандитов облачились в милицейскую форму... но во время налета-обыска было найдено только 4 тыс. рублей наличными и 6 тыс. в облигациях трехпроцентного займа, 2 сберкнижки на 2 тыс. рублей и с десяток золотых украшений. Бандиты захватили только наличные и облигации, посчитав опасным связываться с продажей золота и реализацией сберкнижек.

В мае 73-го от наводчиков поступила новая информация о том, что на Черемушках (район одесских новостроек) проживает еще один теневик – некий Вайнберг – простой рабочий кошелькового цеха, что наловчился из отходов производства делать "левые" кошельки и сбывать их через госмагазины. Наводчики уверяли, что Вайнберг имеет не только новенькие "Жигули", но и крупную сумму денег – тысяч двадцать, и даже указали, где хранятся деньги – "в центральной комнате, в буфете под ящиком".

Горный в очередной раз изготовил подложную санкцию на обыск, подделав подпись прокурора области, а вместо гербовой печати сделал чернильный оттиск обыкновенного металлического рубля. Бандиты дождались, когда Вайнберга не будет дома и постучавлись в квартиру, когда в ней была одна супруга. Остолбеневшей после прочтения санкции на обыск жене Вайнберга сказали, что ее муж уже задержан милицией, а она должна выдать деньги, нажитые Вайнбергом преступным путем.

Мадам Вайнберг отказалась, заявив, что денег в квартире нет. Тогда бандиты начали обыск, прежде всего заинтересовавшись буфетом, где вскоре было найдено около 4 тыс. рублей наличными, облигаций почти на 10 тыс. рублей и золотых изделий на тысячу рублей. На этот раз было изъято все и поделено между бандитами по-братски.

Очередной налет произошел в ноябре 73-го, когда те же наводчики сообщили милиционерам, что на ул. Чичерина проживает очень богатый сапожник по фамилии Литвак, который изготавливает и реализует левую обувь, скупает ворованную на кожзаводах кожу. Наводчики указали, что сапожник держит свои сбережения в старом самоваре, который валяется у него в подвале. Обыск у Литвака и "знакомство" с самоваром дали бандитам еще 1200 рублей наличными и 850 облигациями.

Тогда же, в ноябре 73-го, было решено облапошить крупную одесскую спекулянтку Галю Лисовскую – Лису, присвоив ей тысячу рублей. Суть плана была такова – ей инсценировали продажу 200 банок черной икры по 5 руб. за банку на сумму в 1 тыс. рублей. Для этого было куплено два чемодана, набили их кирпичами вместо икры, явились мнимые милиционеры в момент сделки и имитировали арест спекулянтки, пойманной на горячем.

В исполнение плана активно включился и вор Израйлит, который привез Лисовскую на машине на место совершения сделки на проспект Шевченко угол Шампанского переулка. Именно там машина остановилась, и мадам Лиса передала тысячу рублей Израйлиту, а вскоре к машине с двумя увесистыми чемоданами подбежал аферист. Он успел поставить один чемодан на колени мадам, чтобы она убедилась в наличии икры. Но замок чемодана заело, и в этот момент к машине подошли три бдительных милиционера (известные нам налетчики). Они заинтересовались содержимым, чемоданов и личностью незнакомого Лисовской афериста.

Израйлит, как и было договорено, поднял шум, заверяя стражей порядка, что он и Лисовская – только случайные пассажиры, которые были подвезены шофером. Милиция любезно отпускает эту парочку и арестовывает афериста, шофера и их чемоданы, а через полчаса компания уже дружно делит трофеи в аркадийском кафе.

Надо отметить, что Израйлит активно бандитствовал и без участия милиционеров. Известно также, что банда мошенников, возглавляемая Израйлитом, провела аферу с одним из видных членов одесского теневого бизнеса, бывшим работником КГБ и сыном генерала КГБ Юрием Котляровым. Они всучили ему четыре тысячакилограммовые бочки с черной икрой, которая находилась только на поверхности бочек, сами бочки были заполнены камнями и песком. Со своими дружками и родным братом (в то время он был народным судьей одного из районов Одессы) инициатор аферы Котляров и его люди вышли на одну из родственниц Израйлита, которая не ведала об аферах и преступной жизни своего двоюродного брата, но разъяренные братья Котляровы и их дружки ее незнание приняли за обман и с ней жестоко расправились.

На суде было доказано, что Израйлит с февраля по декабрь 1973 г. принимал активное участие в четырех кражах со взломами в частных квартирах на Черемушках (район специализации Израйлита и район, где он проживал), в ходе которых было похищено 10 тысяч рублей, а в январе 1974 года на тех же Черемушках во время ограбления квартиры гражданки Сазоновой он и был арестован. С этого момента стал распутываться клубок преступлений милицейской банды, приведший к аресту десяти участников банды. Суд приговорил главных организаторов банды Трофимчука и Горного к 8 годам тюрьмы, а остальные бандиты-вымогатели получили по пять лет.

В. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660