Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рисунок А. КОСТРОМЕНКО.

Номер 28 (618)
05.07.2002
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт
Наш вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 28 (618), 05.07.2002

АКАДЕМИК В.А. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК

БУНТАРСКАЯ СТИХИЯ

(Городские восстания хрущевской оттепели 1956-1962 гг.)

(Окончание. Начало в № 26, 27.)

Декабрьские, 1960 года, события на Молдаванке поразили руководство страной и партией. За упущения в работе были смещены некоторые одесские руководители, проверки из центра зачастили в Одессу. Требовалось вновь устроить в Одессе чистку, наказать побольше виновных, дать по рукам уголовным и антисоциалистическим элементам. Восстание на Молдаванке требовалось представить только как пьяное буйство амнистированных уголовников, а вовсе не как народное, стихийное выступление.

Суд над тринадцатью организаторами "молдаванского" выступления, который состоялся в январе 1961 года в клубе Иванова на Молдаванке, в нескольких десятках метров от центра тех событий, полностью был ангажирован властью на решение поставленных ею задач. При огромном стечении народа в зал как возмущенных зрителей направили около 700 коммунистов и комсомольцев, рабочих с завода имени Январского восстания, которых привели по разнорядке. Суд вынес приговор по уголовному выступлению. Присутствующих попросили не делать записей и не распространяться об этом суде среди непосвященных. В зале не присутствовало ни одного независимого приглашенного.

Главными организаторами и людьми, творившими насилия над милиционерами, были признаны два двадцатидвухлетних отсидевших, амнистированных парня: Д. Сапожников (3 раза судимый) и А. Матречко (ранее судимый); тридцатитрехлетний, три раза судимый матерый уголовник В. Мишурин. Им троим дали по 15 лет строго режима. Кроме того, дважды судимую воровку сорока одного года, Валю Блайвас, получившую 13 лет за политические подстрекательства. По 12-10 лет строгого режима получили судимый С. Минза 22 лет, судимый В. Аникеев 29 лет, дважды судимые Е. Гусар 20 лет и В. Пашута 19 лет, еще не судимые молодые восемнадцатилетние парни – В. Гуровочкин и А. Бескароватный. Все они отсидели полностью свой срок. Из тринадцати проходящих по этому делу только двое были ранее не судимы. Вскоре еще несколько десятков человек были осуждены как руководители беспорядков. Точная цифра репрессированных колеблется от 30 до 50 человек. Все это напоминало очередную кампанию, когда хватали всех, кто подворачивался под руку... И суд скорый и жестокий, и скорее всего, в спешке попавшиеся безвинные люди. Впоследствии говорили, что аресты, произведенные уже на следующий день после выступления, проводились исходя из четырех принципов: первый – сидел, амнистирован или не сидел, второй – проживание в данном районе и данных кварталах, где происходили события, третий – молодость, (брали парней 18-24 лет), четвертый – арестовывали, в основном нигде не работающих и нигде не учащихся парней. Свидетель тех событий В. Сирота уверял, что ряд осужденных, в частности С. Минза, В. Беляев, А. Липицкий в избиении милиционеров участия не принимали. В. Сирота утверждал, что тогда забрали кого на срок, а кого просто на дознание, в районе Степовой, всех, кто только недавно вышел из тюрьмы.

Восстание на Молдаванке вскоре обросло множеством самых невероятных легенд. Как всегда, нашлись тысячи непосредственных участников, которые и на Молдаванке в тот день не были. Блатные или косящие под блатных, склонные к похвальбе, приписывали себе героические поступки в борьбе с ментами. Мне пришлось опросить десятки жителей улицы Степовой и окрестностей, которые могли помнить те события. Однако мифы перемежевывались в их рассказах с реальными событиями.

Очевидцы, преукрашивая события, утверждали, что с обеих сторон было как минимум десяток убитых. Из окон одесситы обливали милиционеров кипятком, в ход пошли булыжники и кирпичи. В ответ милиция стала стрелять в толпу из пистолетов, но это, скорее всего, было уже домыслом...

Рассказывают, что на следующий день после событий милиция стала хватать всех, кто когда-либо сидел, и давать срок от 5 до 10 лет за участие в беспорядках. Осужденным безвинно не давали защиту и последнего слова. Говорили, что таких осужденных набралось до тысячи человек.

Судила этих арестованных некая судья Екатерина, которую блатные прозвали Катя-Гроб.

На суде один из бандитских авторитетов Молдаванки, которому дали "пятнашку", выкрикнул судье: "Катька, ты покойница вместе со своей дочкой!"

И действительно, через какое-то время труп судьи был обнаружен на Еврейском кладбище, рядом с ней оказался труп ее шестнадцатилетней дочери, которая была перед смертью изнасилована. У дочери были отрезаны груди и выколоты глаза.

Жутковатая блатная романтика в стиле американских триллеров... Правда или вымысел этот рассказ? Система умолчания и жесткая цензура окутала все дела, связанные с событиями на Молдаванке. Но блатной рассказчик просто нуждался в кровавых сценах, по-видимому, выдумывая на ходу ужасающие подробности. Скорее всего, такое громкое событие, как стихийное внезапное восстание, породило целую серию новых одесских былин.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660