Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 21 (1365)
16.06.2017
НОВОСТИ
Проблемы и решения
Острая тема
Море
Вокруг Света
Спрашивайте - отвечаем
Спорт
Футбол
Культура
Всем миром
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 21 (1365), 16.06.2017

РОЖДЕНИЕ ТЕАТРА

Об Одесском академическом театре музыкальной комедии имени М. Водяного, который на днях отметил свой 70-летний юбилей, написано множество статей, выпущено большое количество теле- и радиопередач. Без преувеличения можно сказать, что этот театр - самый известный из театральных коллективов за всю историю Одессы. В свое время он считался одним из ведущих театров музкомедии всего Союза, да и в нынешней Украине занимает лидирующее положение.

Но одну немаловажную деталь славной биографии театра отмечают как бы вскользь. А именно то, что знаменитый одесский театр родился и первые семь лет своей жизни провел во Львове.

Странным образом история Львовского театра музыкальной комедии (1947-1953) начисто выпала из поля зрения театроведов и журналистов. Даже в объемистой монографии Моисея Янковского "Советский театр оперетты" (1961 г.) Львовская музкомедия упоминается один-единственный раз - как предшественник Одесского театра. Между тем многие из его ведущих мастеров, включая Главного Артиста, именем которого назван театр, начинали свой путь в здании бывшего "Католического дома" на улице Городоцкого...


Здание на улице Городоцкого,
в котором работал театр

ОПЕРЕТТА ВМЕСТО МИНИАТЮР


Одна из первых фотографий
артиста М. Водяного

22 августа 1944 года Совет Народных Комиссаров УССР и ЦК КП (б)У приняли "Постановление о возобновлении работы театров г. Львова". Согласно этому документу было разрешено возобновить работу трех львовских театров - Оперы и балета, Польского драматического и Театра эстрады и миниатюр, а также перевести во Львов украинский драмтеатр имени Заньковецкой. Руководить Театром миниатюр поручили 68-летнему Иосифу Стаднику - известному в Западной Украине актеру, режиссеру, педагогу и весьма успешному (в досоветском прошлом) импресарио. Два года театр успешно "делал сборы", пока не началось "закручивание гаек". 8 августа 1946 года в главной партийной газете Львова "Вiльна Украïна" появилась статья с красноречивым названием "На хибному шляху (До наступного сезону у Львiвському театрi мiнiатюр)". В ней жестко критиковались планы театра поставить водевиль польского комедиографа Александра Фредро "Дамы и гусары". "Цiкаво, чи знаε дирекцiя полiтичне обличчя автора цих пошлих комедiй? А це треба знати!" - писал автор статьи, намекая на то, что польский драматург воевал в 1812 году на стороне наполеоновского войска.

После чего было решено "перепрофилировать" Театр миниатюр, создав на его основе Театр музкомедии. При наборе труппы предпочтение отдавали поющим актерам, а также людям комедийно одаренным, наделенным чувством юмора. Так попал в Театр его самый знаменитый артист. Приказом от 13 ноября 1946 года М. Г. Водяной был переведен в Театр миниатюр из Львовской филармонии. За ним последовала и его партнерша по филармоническому дуэту Е. М. Дембская. Взяли в театр молодых героев Владимира Чекалова, Илью Городецкого, комического артиста с опытом работы Николая Кочкина... Приехала во Львов и блестящая комедийная актриса Надежда Бухарина... А пост художественного руководителя доверили 39-летнему Владимиру Скляренко, главному режиссеру Львовского ТЮЗа, заслуженному деятелю искусств УССР. В помощь ему придали режиссера того же театра, 34-летнего Изакина Гриншпуна, и 50-летнего Домиана Козачковского, который недавно покинул пост худрука Сумского музыкально-драматического театра. Этому триумвирату и предстояло заложить основы нового театра.

НЕИЗВЕСТНЫЕ В РОЛЯХ "НЕИЗВЕСТНЫХ"

23 марта 1947 года новосозданный коллектив вынес на суд зрителей первую премьеру - постановку оперетты Никиты Богословского "Одиннадцать неизвестных". Она была навеяна блестящим выступлением футболистов московского "Динамо" в Англии, когда четыре команды "родоначальников футбола" были повержены с общим счетом 19:9. Но сюжет, что называется, оставлял желать лучшего. Интрига заключалась в том, что во время полета советской футбольной команды в страну "туманного Альбиона" форвард Леша Комаров влюбляется в пилота Катю Колесникову. А той, чтобы поддержать моральное состояние футболиста "на должном уровне", приходится делать вид, что и она увлечена им. Понятное дело, что в результате притворство сменяется искренним чувством. Ну а веселье в пьесе обеспечивает некто Василий Иванович Чашкин, "калькулятор торгпредства" и страстный болельщик, который умудряется лететь в Лондон "зайцем".

Тут поневоле возникают вопросы.

Где, интересно, в 1946-м авторы видели девушек за штурвалом международных рейсов? Как мог посторонний человек незамеченным пробраться на борт самолета, летящего в Лондон?! Это же чистой воды статья "Измена Родине" с соответствующими выводами! Так что постановщику спектакля Изакину Гриншпуну пришлось напрячь всю свою фантазию, чтобы зритель не обращал внимания на глупости драматургии, а воспринимал яркую "картинку"...

Сорок лет спустя заслуженный деятель искусств УССР, профессор Изакин Абрамович Гриншпун так вспоминал об этом событии: "И вот первый спектакль!.. Казалось, что занавес шевелится от волнения актеров на сцене... Обморочное состояние актрис и чей-то истошный шепот: "Я, кажется, без голоса...". Юбка, потерянная балериной на сцене, и занавес, не открывающийся вовремя. Неожиданно из-за кулис раздается голос рабочего сцены: "Та не хвилюйтесь, в театр прийшли тiльки добрi люди, поганих не пустили". На лицах актеров появились улыбки. Зазвучала увертюра. Наградой за все волнения были долго не умолкающие аплодисменты, цветы и хлынувшие на сцену друзья".

"СИЛЬВА" БЕЗ ШТАМПОВ

Сам же худрук В. Скляренко для своего дебюта на поприще музкомедии выбрал беспроигрышный опереточный "стандарт" - "Сильву" Кальмана. Но эта оперетта за прошедшие после премьеры три десятилетия успела обрасти огромным количеством штампов. Их-то и собрался высмеять в своей постановке ученик Леся Курбаса. Тем более, что ставить "как положено" практически было не с кем. Актеры, в массе своей рожденные в 1920-х, понятия не имели о манерах "высшего света". К счастью, в Доме для престарелых удалось найти бывшую фрейлину матери Николая Второго. Она учила актрис искусству красиво одеваться, носить платья со шлейфом, пользоваться веером, актеров же - носить фрак и целовать ручки дамам. Лучше всех эту науку усвоила исполнительница главной роли Евгения Дембская, с которой, однако, возникла другая проблема - отсутствие необходимых тканей для сценических нарядов. Евгения Михайловна вспоминает, что по этой причине платье Сильвы сшили из занавески, а шляпку смастерили из коврика. Впрочем, для спектакля, который пародировал штампы "неовенской" постановки, подобные наряды были вполне органичными.

Поначалу режиссерскому замыслу сопротивлялась самая опытная из актрис Надежда Бухарина. Она могла во время репетиции с иронической улыбкой сказать партнерам: "Чего думать? Что изобретать? В "Сильве" уже давно все известно, как ставить...". Но постепенно и она увлеклась режиссерским замыслом...


Зрительный зал театра

Премьера "Сильвы" состоялась 12 мая 1947 года и имела успех. Нестандартная трактовка понравилась и зрителям, и даже критикам. Особенно впечатляли массовые сцены и танцы. Из актеров рецензенты выделяли двух исполнителей - Е. Дембскую (Сильва), М. Водяного (Бони). Но после "Сильвы" В. Скляренко покинул театр, приняв предложение стать главным режиссером Львовской оперы. Новым худруком назначили Дамиана Козачковского - самого старшего и опытного из членов коллектива, прошедшего школу традиционного театра в украинской провинции, а затем в киевском Театре им. И. Франко Гната Юры и харьковском "Березоле" Леся Курбаса.

"В СТОРОНУ СОВРЕМЕННОСТИ"

В основном, театру приходилось ставить сочинения советских авторов; таковы были реалии того времени. Из 49 постановок Львовского театра музкомедии только 10 можно отнести к "классическому наследию". И все равно Д. Козачковскому, а также директору театра М. Подшибиткину регулярно ставили в вину то, что "недостаточно решительно" происходит перестройка репертуара "в сторону современности".

Между тем именно классика спасала театр от финансового краха. А такая угроза была более чем реальной, поскольку в 1948 году И. Сталин, ставший к этому времени председателем правительства, в пять раз (с 750 млн руб. до 150 млн руб.) срезал дотацию театрам, направив часть "театральных" денег на оборону. После чего сразу исчезли 360 колхозно-совхозных передвижных театров и закрылись почти все театры в малых городах. А перед оставшимися коллективами встал выбор: или привлекать больше зрителей, или увеличивать количество показанных спектаклей. Второй путь был реальнее. И уже в 1948-49 гг. театр готовит по семь премьер, а в 1950-м этот показатель достигает апогея - восемь новых работ.

Вот перечень премьер: 3 января - "Мадемуазель Нитуш", 23 февраля - "Чудесный край", 31 марта - "У голубого Дуная", 28 апреля - "Аршин мал-алан", 12 мая - "Рядом с тобой", 27 мая - "Свадьба в Малиновке", 30 ноября - "Морской узел", 27 декабря - "Лев Гурыч Синичкин". При этом творческий состав театра состоял из двух штатных режиссеров, двух дирижеров, около 25 актеров, 12-14 артистов хора и примерно столько же - балета, 13-15 музыкантов. Количество же сыгранных спектаклей доходило до 450 за сезон.

В условиях резкого ограничения "венщины" и "неовенщины" в репертуар приходилось включать и вещи, мягко говоря, заведомо слабые. Такие, как "Рубиновое кольцо", где "героями стали вчерашние воины, сменившие автоматы на геологический молоток"; "Беспокойное счастье" (театральный вариант сценария популярного в те годы кинофильма "Сказание о земле сибирской"); "Марийкино счастье" ("о духовном возрождении молдавской деревни") и т. п.

Случалось, что хорошую музыку портило либретто, как в "Чудесном крае" А. Рябова. Тут на фоне строительства колхозной гидростанции завязывался узел отношений между председательницей колхоза Галиной Луговой и партработником Остапом Гончаром. Суть "конфликта" состояла в том, что перед уходом на фронт Остап подарил Галине платок, который потом случайно обнаруживался в вещах приезжего инженера Веры Емельяновой. И так далее - со счастливым, разумеется, концом...

Впрочем, "визитной карточкой" Львовского театра музкомедии стала оперетта, в которой политизированное содержание уникальным образом сочеталось с блистательным музыкальным наполнением. Речь идет об оперетте И. Дунаевского "Вольный ветер".

БЫТЬ КАК "ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР"

На сей раз постановочной бригаде во главе с И. Гриншпуном и актерам было где проявить свою фантазию. Редко над каким произведением труппа театра работала с таким удовольствием и азартом. В результате получился спектакль, который любили зрители и обожали актеры...

Евгения Дембская подтвердила свое право считаться Примой театра. Стелла в ее исполнении была не просто невестой Героя, но девушкой с сильным и гордым характером.

Но главной актерской удачей спектакля неожиданно для всех стала Пепитта в исполнении недавно принятой в труппу выпускницы Московской театральной студии Маргариты Деминой. Глядя на то, с каким азартом и сценической свободой играет актриса юного "дьяволенка", невозможно было поверить, что это - ее сценический дебют.

Рядом с броской и озорной Пепиттой заметнее становился и такой второстепенный, в принципе, персонаж, как Микки. Его удачно играли Илья Городецкий и Михаил Водяной. Причем, если первому лучше удавалось передавать свои чувства к возлюбленной, то М. Водяной блистал эксцентрическими находками, ничуть не уступая в этом "Пепитте-дьяболо". (На репетициях этого спектакля начался роман, результатом которого стала тридцатилетняя совместная жизнь двух народных артистов).

Со временем изменились некоторые акценты львовской версии "Вольного ветра", и вскоре уже Микки в исполнении М. Водяного называли "наиболее убедительным" образом спектакля.

"Вольный ветер" стал лучшим спектаклем в истории театра его львовского периода.

Всего же постановка И. Гриншпуна выдержала 540 представлений.

ТРИ ДНЯ НА СБОРЫ

21 декабря 1953 года вышло Постановление Совета Министров УССР, согласно которому предписывалось Львовский театр музыкальной комедии направить в Одессу на постоянное место работы и впредь именовать "Одесский государственный театр музыкальной комедии". Взамен из Одессы во Львов перевели драматический Театр Советской Армии...

Сказать, что эта новость ошеломила, значит сильно преуменьшить ее воздействие.

"Известие о переводе театра в Одессу, - вспоминал Ю. Тубин, - пришло неожиданно, чуть ли не по-армейски. На все сборы нам дали буквально три дня".

28 декабря прошел прощальный концерт, на котором было зачитано обращение Львовского областного управления культуры и филиала Украинского Театрального общества. В нем особенно отмечалось, что горячее признание зрителей получили молодые артисты М. Водяной, Е. Дембская, М. Демина, Ю. Дынов, И. Иванова, Н. Удод, подлинная слава к которым пришла уже в Одессе.

"Проводы были трогательными, - вспоминал И. Гриншпун. - Казалось, поезд не отойдет от вокзала - он был в объятьях провожающих друзей, поклонников и, конечно, поклонниц. Уже не актеры, а провожающие исполняли песни из репертуара театра. Особо запомнилось, когда при отходе поезда все на перроне вдруг запели:

Друг мой, будь, как вольный ветер,

Ветру нет преград на свете...

И еще долго вслед уходящему поезду неслось:

Солнце лишь сильным светит,

Счастье лишь к ним придет...

Действительно, грустно было расставаться с городом, где родился театр, где многие родились как актеры..."

Новый, 1954 год Театр встречал уже в Одессе...

Подготовил Александр ГАЛЯС.

Фото А. ИЩУК.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60