Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО.

Номер 19 (815)
19.05.2006
НОВОСТИ
Город
Криминал
Образование
Проба пера
Культура
Имена
Пережитое
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 19 (815), 19.05.2006

"ВЫ МОЖЕТЕ ХРАНИТЬ МОЛЧАНИЕ" И НЕ ПОТЕРЯТЬ ПОСЛЕДНЕЕ ЗДОРОВЬЕ?

(Окончание. Начало в № 17.)

Итак, что же такое в наших реалиях зачитка (не путать с зачисткой) задержанному его прав?

Сотрудник милиции должен объяснить задержанному примерно следующее:

— Вы задержаны по подозрению в совершении преступления.

Согласно Конституции Украины и действующему законодательству вы имеете право на защиту.

Вы свободны в избрании защитника и имеете право на встречу с ним до первого допроса.

Вы имеете право в любое время обжаловать в суде своё задержание, требовать проверки судом или прокурором правомерности задержания.

Вы имеете право знать, в чём подозреваетесь, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы.

Вы имеете право давать показания или отказаться давать показания.

Можно ли представить себе, что сотрудник патрульно- постовой службы с пятилетним либо трёхлетним милицейским стажем сможет зачитать нечто подобное задержанному? Зелёный новичок – да. Но опытный милиционер психологически не готов к этому; он скорее голым по футбольному полю пробежится, чем станет вступать в подобные разглагольствования с задержанным. Душевный надлом может наступить.

И потом – как доказать, зачитывались ли задержанному его права? Два милиционера говорят, что зачитывались, а задержанный утверждает, что и слыхом не слыхивал ни о каких своих правах. Где тот судия? Это в Америке задержание, исполненное с нарушением закона, может послужить основанием к освобождению, даже если по сути человек виновен. У нас же речь вообще идёт о подзаконном милицейском акте, который в дальнейшем, возможно, обретёт куда большую юридическую силу.

Возьмём теперь свободный выбор защитника, то бишь адвоката. Работа адвоката по назначению оплачивается государством в размере пятнадцати гривен. Сами понимаете, что это будет за защита.

Право знать, в чём подозреваешься. "Хорошо" ещё, если сотрудник милиции прямо говорит задержанному: "Напрасно ты убил того мужика". Но ведь существует оперативно- следственная тактика: розыскник или следователь могут спрашивать о чём-то одном, исподволь пытаясь узнать о чём-то другом, то есть прямо не говорят задержанному, за что его повязали. Неужели они теперь должны выкладывать всё начистоту?

Право давать показания или отказаться от дачи оных. О-о, этот пресловутый отказ. Я, мол, помолчу, здоровее буду, а вы, господа сыщики, продолжайте искать на меня что-то.

Как это помолчишь? Во все века святой обязанностью задержанного было говорить то, что от него требуют. У нас этот постулат выполнялся и выполняется путём избиений и пыток. Вот на что надо бы обратить внимание милицейскому и прокурорскому начальству! На суть проблемы, а не на формальную зачитку прав, хотя, конечно, вреда от неё не будет.

Что толку от того, что задержанный по подозрению в убийстве имеет право на адвоката? Ведь обязательно участие адвоката, если подозревают гражданина в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах. Если же поначалу речь идёт о "просто" убийстве – именно так и рассматривают это преступление – то с подозреваемого путём избиений берут бумагу, в которой он отказывается от услуг адвоката. Затем, силой получив от него признание в убийстве, уже в обязательном порядке предоставляют ему адвоката. Но дело-то уже сделано, признание получено! И это для нашего суда имеет решающее значение (с подобной технологией читатели нашей газеты хорошо знакомы.)

А в общем-то новация с объявлением задержанному его прав неплоха.

Борис ШТЕЙНБЕРГ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60