Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 13 (603)
13.03.2002
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 13 (603), 13.03.2002

Из зала суда

ЗА ЧТО НЕ ПОЛУЧИЛ ДВЕСТИ ТЫСЯЧ ФАЛЬШИВЫЙ ПОЛКОВНИК МИЛИЦИИ?

(Окончание. Начало в № 11, 12.)

Поражает легкость, с которой высокие должностные лица скрепляют своими подписями и печатями серьезнейших учреждений обыкновенные фальшивки.

Вот передо мной копия аттестационного листа на присвоение очередного воинского звания подполковнику запаса П.

Подписавший лист военный комиссар района полагает, что его протеже мало специальности "техник-механик", освоенной им четверть века назад в Васильковском военном авиационно-техническом училище. Так ему еще вписывают, что во время службы заместителем начальника штаба полка он окончил Одесский государственный педагогический институт по специальности "учитель истории".

Вы думаете подполковник запаса не получил бы полковничьего звания, не будучи "учителем истории"? Получил бы, конечно. Но хотелось солидности, возможно, фактурности не хватало. А тут друг военком с государственной печатью. Как не воспользоваться?

Вернемся теперь в Малиновский районный суд, в котором судья Валерий Николаевич Лесогоров начал рассматривать иск Владимира Добрянского к Владимиру Матиенко и нашей редакции.

Представитель истца выступил с ошеломляющим заявлением: мол, его доверитель является секретным сотрудником милиции с удостоверением действующего начальника милицейского отдела, которое ошибочно было выписано вместо удостоверения внештатного сотрудника.

"Действующий", "секретный", "внештатный" – понять что-либо из объяснений представителя истца было трудно. Единственное, что было внятно разъяснено: вслух об этом говорить нельзя, так же, как о подробностях работы нашего бойца невидимого фронта. Иначе Добрянскому могут отомстить криминальные структуры: он-де отбирал кадры для работы в милиции.

Но разве подобный отбор не входил в официальные обязанности военкома? И почему "секретный сотрудник" много месяцев при первом удобном случае совал свое "секретное" удостоверение первому встречному милиционеру? На эти вопросы сторона истца ничего ответить не смогла.

* * *

Тут у нашего повествования появляется мощная боковая ветвь.

Автор этих строк присутствовал в зале суда в качестве слушателя-журналиста. В ходе судебного заседания я достал блокнот и ручку, чтобы записывать то, что считаю нужным. (Никаких разрешений на это закон не предусматривает).

Судья В. Лесогоров спросил меня, что я собираюсь делать. На что я, поднявшись, честно признался, что собираюсь делать записи для статьи. На это судья заявил мне, что записывать мне он ничего не разрешал, не разрешал также освещать в газете ход данного судебного процесса. А появление какой-либо статьи по этому поводу будет считать проявленияем неуважения к суду с соответствующими последствиями.

Так как заседание суда было открытым, то статья, причем информационного плана, без каких-либо выводов, все же вскоре вышла.

Судья В. Лесогоров посчитал, что на него оказано давление, взял самоотвод по делу и обратился с представлением в прокуратуру с требованием привлечь меня к уголовной ответственности. Якобы мнение автора об иске следует расценивать как указание суду на то, какое решение ему следует принять во избежание дальнейшего преследования со стороны газеты!

А еще автор "в художественной форме" безосновательно отобразил его как лицо, допускающее вопиющие нарушения многих законов и норм. Так я и не понял: "в художественной форме" – это хорошо или плохо?

К счастью, прокуратура Малиновского района на поводу у судьи не пошла, а постаралась разобраться в сути вопроса. Она выяснила, что автор стаьи "оказывать незаконное давление на судью не намеревался, а ставил своей целью информировать читателей о некоторых фактах общественной жизни. Как следует из самой статьи, выводы автором не делались, а наоборот было высказано мнение, что изложенные соображения не повлияют на объективность суда".

В возбуждении уголовного дела прокуратура отказала за отсутствием состава преступления.

Теперь в Киевском районном суде уже несколько месяцев готовится к слушанию дело по моей жалобе к судье В. Лесогорову, а точнее, на незаконные действия должностного лица. Полагаю, что правовая оценка судьи, нарушившего Закон, все же будет дана, даже при том, что В. Лесогоров теперь трудится в Хозяйственном суде Одесской области.

* * *

Дальнейшее судебное разбирательство по иску В. Добрянского проводила уже судья Л. Елисеева.

Тут уже представитель истца о его "секретности" ничего не говорил, а растекался по древу в других направлениях.

Судья, однако, удерживала его в рамках предъявленных исковых требований, отметая вопросы: откуда автор узнал?, почему газета написала? Суд интересовало другое: соответствуют ли действительности приведенные в заметке В. Матиенко факты? Причинен ли действиями автора и газеты, если эти действия незаконны, моральный вред истцу?

В своем решении суд отметил, что В. Добрянский действительно использовал поддельное служебное удостоверение для беспрепятственного проезда, бесплатной парковки, что он дествительно нарушил Закон.

И очень важный вывод: такие действия с точки зрения суда являются аморальными.

В иске о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещении морального вреда В. Добрянскому отказано.

Борис ШТЕЙНБЕРГ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660