Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 43 (1436)
30.11.2018
НОВОСТИ
Актуальная тема
Здоровье
Увлечения
Вокруг Света
Детектив
Спорт
Мяч в игре
Память
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 43 (1436), 30.11.2018

ОДЕССКИЕ ЧУДЕСА СТАРИКА ХОТТАБЫЧА

Первый вариант повести Л. Лагина "Старик Хоттабыч" был опубликован 80 лет назад, в 1938 году, на страницах журнала "Пионер".

А за пять лет до этого в труппу Одесского Русского театра вступил актер, которому через 19 лет суждено было создать поистине идеальный образ главного героя в кинофильме режиссера Геннадия Казанcкого - Николай Николаевич Волков.

Сейчас слава этого артиста несколько в тени известности его сына - тоже Николая Волкова, одного из любимых актеров выдающегося режиссера Анатолия Эфроса. Но в истории театральной Одессы укоренен Николай Волков-старший. Об этом - очерк театроведа Юрия ЮЩЕНКО.


Непревзойденный Старик Хоттабыч

Одесситы всегда считали и продолжают считать его своим. И по праву: театральной службе в Одессе Николай Волков-старший отдал без малого 30 лет жизни. Но родился будущий актер далеко от Одессы - в городе Обоянь Курской губернии 23 марта 1902 года. И происхождения он был самого что ни на есть знатного. Графиня Антонина Новосельская вышла замуж за потомственного дворянина Николая Агурова, служившего по финансовой части. У них родилось трое детей, которых бог наградил творческим талантом и интересом к театральному делу. Все трое окончили театральную студию в Баку, куда семья переехала после революции 1917 года. Николай одно время играл вместе со старшим братом Евгением на сцене Бакинского русского драматического театра. Семейное придание гласит, что братья разыграли псевдоним посредством жребия: вытянувший получал право переименоваться в честь великого русского актера Федора Волкова. И волей судьбы это право выпало младшему брату.

Первые десять лет театральной карьеры Николая Волкова были насыщены перемещениями по стране: он пробовал себя в театрах Баку, Казани, Смоленска, Ашхабада, Ташкента, других городов, но ни в одном не остался надолго. Остановились его странствия лишь в 1933 году, когда 31-летний актер переехал в Одессу и поступил на службу в Русский театр.

С дебютом актеру повезло: в только что написанной Львом Славиным пьесе "Интервенция" Н. Волкову доверяют в ней центральную роль - большевика-подпольщика Бродского, скрывающегося под маской утонченного и импозантного гувернера Воронова. Зрительский ажиотаж был таков, что спектакль в течение двух месяцев играли ежедневно (!), а всего за сезон 1933-34 годов он прошел 134 раза. В текстах рецензентов наиболее часто встречались три характеристики исполнителя главной роли: "Активен, умен, интеллигентен". Одесситы же, и, особенно, одесситки, обходились одним коротким, но емким словом: "Шикарный!"

Николай Николаевич был шикарен всегда и всегда имел огромный успех у женщин. Но только одна-единственная одесситка сумела раз и навсегда покорить его сердце. Произошло это в том же 1933 году, звали эту обаятельную красавицу Антониной Гимбуржевской, в тот период она служила актрисой в Одесском оперном театре. Свадьба состоялась 5 июня 1934 года, а 5 октября этого же года на свет появился их первенец - Николай Николаевич Волков-младший.

"Белым пятном" в нашем рассказе остается отрезок творческой биографии Н. Волкова-старшего с 1935-го по 1938-й годы. Ибо почти весь театральный архив за 1926 - 1941 гг. утерян во время войны. Доподлинно известно одно: в эти годы Н. Волков играл много и успешно, но качество ролей уступало дебюту актера.

Лишь в 1939 г. артист дождался роли, по масштабу и значимости превосходящей его звонкий дебют. Он сыграл Чацкого в "Горе от ума" А. Грибоедова.

Тогдашние чиновники от культуры хотели видеть в Чацком прежде всего образец пламенного революционера, борца с враждебным дворянским укладом жизни. А Н. Волков представлял на сцене не плакатного бунтаря - борца с царизмом, а живого благородного человека с "мильоном терзаний". Одесские зрители чувствовали это, как никто другой: кассовый успех хрестоматийной грибоедовской пьесы продолжительное время превосходил сборы идущих в репертуаре популярных комедий и мелодрам.

В следующем, 1940 году, Н. Волков блестяще сыграл сразу в двух спектаклях, оставшихся в театральной летописи Одессы.

В "Трех сестрах" А. П. Чехова артисту досталась роль Тузенбаха. На этот раз первый красавец театральной Одессы удивил зрителей чудом не только психологического, но и внешнего перевоплощения. Рецензент А. Марков свидетельствует, что Тузенбах в исполнении Волкова внешне был нескладным, неуклюжим, несколько смешным, но очень трогательным и человечным персонажем.

В другом знаковом спектакле 1940 года - "Мещане" М. Горького - зрители снова увидели чудо перевоплощения вчерашнего Чацкого и Тузенбаха в совершенно иной типаж, о чем оставил свидетельство критик И. Цызин: "Петр в исполнении Н. Волкова - ограниченный, трусливый, эгоистичный и бесхарактерный тип. Он с озлоблением и страхом вспоминает о том, что когда-то "на полчаса стал гражданином".

В первые, ещё мирные месяцы 1941 года Н. Волков блеснул в современной мелодраме "Сентиментальный вальс". Автором пьесы был московский драматург и критик Осаф Литовский; этот литературный деятель является главным прототипом критика Латунского в "Мастере и Маргарите". Но его пьеса "Сентиментальный вальс" стала основой и для аншлагового спектакля и для знаковой роли в биографии будущего старика Хоттабыча.

С этим спектаклем связано семейное предание.

Вот что рассказывает Валентина Николаевна Волкова, появившаяся на свет в Ташкенте 17 марта 1943 года: "Во время войны в Ташкенте, куда Николая Николаевича с женой забросила эвакуация, они на рынке случайно столкнулись с одесситами, тоже эвакуированными. Те Волкова мгновенно узнали: "Вам нужно мыло? (а мыло тогда было на вес золота). - Конечно, очень нужно, но я не смогу заплатить... - И не надо! Когда вернемся в Одессу, сыграете в "Сентиментальном вальсе" - и будем в расчете...".

В столице Узбекистана началась кинокарьера Н. Волкова. Сперва он играл небольшие роли, но зато с такими выдающимися мастерами, как Николай Черкасов, Марк Бернес, Борис Андреев, Эраст Гарин, Сергей Мартинсон и др. А в 1943 году легендарный кинорежиссер Яков Протазанов утвердил его на одну из центральных ролей - звездочета Гуссейна-Гуслии в комедии "Насреддин в Бухаре", где Н. Волков работал в прямом партнерстве с блестящим актером Львом Свердлиным, игравшим Ходжу Насреддина.


С Л. Свердлиным в фильме "Насреддин в Бухаре"

По свидетельству искусствоведа Евгения Аба, именно этот кинофильм стал для Николая Волкова счастливым билетом замедленного действия, аукнувшись в его судьбе 13 лет спустя: "В 1956 году на "Ленфильме", перебирая возможных исполнителей главной роли в картине "Старик Хоттабыч", прокрутили ролик из старой протазановской ленты, и звездочет Гуссейн-Гуслия стал волшебным стариком Хоттабычем".

Тогда же Н. Волкову поступило неожиданное предложение из Сибири. Он с семьей переезжает в Новосибирск и занимает должность художественного руководителя местного театра музкомедии. В этом театре он не только сыграл главные роли в опереттах "Баядера", "Испытания любви" и "Сорванец", но и приложил максимум усилий для организации Кемеровского областного театра Музыкальной комедии в городе Прокопьевске, куда труппа была переведена из Новосибирска в марте 1945 года.

В Одессу Н. Волков возвращается в августе 1946 года, но почему-то в Театр Красной Армии, где служит три сезона. Но весной 1949 года все окончательно возвращается на круги своя: Николай Волков вновь поступает на службу в Русский театр имени А. Иванова, где становится одним из самых востребованных актеров. Спектакли с его участием были разноплановые: от классических пьес "плаща и шпаги" ("Хитроумная влюбленная" Лопе де Вега, "Дон Сезар де Базан" Дюмануа и Деннери) до сочинений одесских авторов на морскую тематику ("За горизонтом" И. Гайдаенко и И. Беркуна),

Но главной театральной актерской победой Н. Волкова стал шекспировский Отелло в постановке 1954 года.

В 1950-х - начале 1960-х годов актер создал целую галерею русских классических героев.

Первым в этом ряду стал Антон Антонович Сквозник-Дмухановский - городничий в "Ревизоре". Н. Волков воплощал образ изящного, опытного, расчетливого, хитроумного градоначальника, умеющего в нужный момент проявить максимум человеческого обаяния, а в нужный - пугающую тираническую авторитарность.

В роли князя Дмитрия Нехлюдова в инсценировке романа Льва Толстого "Воскресение" Н. Волков поражал чудом перевоплощения: Городничий словно бы скинул лет 20, обрел кавалергардскую гибкость движений и молодой блеск в глазах. В работе над этой ролью актеру вновь сослужил хорошую службу факт его дворянского происхождения: на сцене был истинный породистый русский князь, полностью соответствующий образу знаменитого романа. А в 1957 году творческий союз режиссера А. Рубина с актерским дуэтом Лилия Бугова - Николай Волков создал спектакль "Филумена Мартурано" по пьесе Эдуардо де Филиппо, ставший настоящей театральной сенсацией. Он шел шесть лет при постоянных аншлагах до самого ухода Николая Волкова из театра.


С Л. Буговой в спектакле "Филумена Мартурано"

В 1950-х годах, параллельно с работой в театре, Н. Волков снялся в нескольких фильмах. Наиболее значительные его роли - в картине 1959 года по повести Н. В. Гоголя "Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем" (Н. Волков сыграл первого из этих гоголевских героев) и папы-профессора в первой экранизации повести А. Козачинского "Зеленый фургон" (1960 год). Очень интересной стала работа актера на "Мосфильме" с легендарным режиссером Михаилом Роммом. Это была небольшая по объему, но сюжетно весьма значимая роль английского премьер-министра Уильяма Питта-младшего в исторической дилогии М. Ромма "Адмирал Ушаков" и "Корабли штурмуют бастионы"". Но особо следует выделить ленфильмовскую постановку "Мост перейти нельзя" по знаменитой пьесе Артура Миллера "Смерть коммивояжера", где Н. Волков-старший сыграл главного героя Вилли Ломена.

О замечательных человеческих качествах Николая Николаевича Волкова вспоминает старейший действующий работник Одесского Русского театра, старший мебельщик Владимир Иванович Морский: "Николай Николаевич мне запомнился своей безупречной интеллигентностью: более воспитанного, деликатного, спокойного и доброжелательного человека мне в моей жизни не встречалось. И это при том, что авторитет Николая Николаевича в театре был огромен, любое его слово было законом для всех - от рабочих сцены и актеров до директора и главного режиссера. Но он никогда не злоупотреблял этим, не искал каких-то выгод для себя, никогда не повышал голос без повода. На первом месте для него всегда были две вещи: интересы театра и благополучие окружающих его людей.

На всю жизнь запомнился мне такой случай: однажды во время проведения очередного спектакля "Филумена Мортурано" я по молодости и неопытности допустил грубейшую, непростительную ошибку: отвлекся и пропустил переход между картинами, во время которого моей обязанностью было выставить на сцену кресло. И Николай Николаевич с Лией Исааковной Буговой были вынуждены всю картину играть на ногах, не присаживаясь, вопреки режиссерской мизансцене. Я смотрел на них из-за кулис и был в полном отчаянии: исправить ситуацию уже не было никакой возможности. Я понимал, что меня за это не то, что уволить - убить мало. На душе было очень муторно и страшно, я был уверен, что сейчас актеры закончат сцену, выйдут за кулисы и обрушат на меня поток справедливого гнева, представлял, как назавтра директор вышвырнет меня прочь из театра. Но произошло по-другому: выйдя со сцены и увидев мое состояние, дядя Коля Волков сказал совершенно спокойно: "Ну что ты, Володя, милый, не убивайся ты так, никакой особой трагедии не случилось, успокойся, ничего страшного, ты же живой человек, такое со всяким может произойти" - и попросил помрежа не наказывать меня. И тогда у меня просто потоком хлынули слезы - я заплакал уже не от страха, а от чувства благодарности к этому доброму великодушному человеку".

"Дядя Ваня" стал последней звонкой премьерной работой актера на сцене Одесского Русского театра, его трогательным прощанием с многочисленной армией безмерно почитающих его одесских театралов. Образ несчастливого, деликатного, самоотверженного истинного русского интеллигента-бессребреника Ивана Петровича Войницкого был последним театральным одесским чудом старика Хоттабыча.

Между тем востребованность актера кинематографом возрастала. Постоянные отъезды на съемки плохо сочетались с размеренным ритмом работы репертуарного театра. Кроме того, давал себя знать возраст: как-никак, актеру исполнилось уже 60. И, хотя руководство театра ради мастера такого уровня готово было идти на любые компромиссы, наступил момент, когда сам актер посчитал, что в сложившейся ситуации будет честней и правильней уйти из театра. Это случилось в 1963 году.

Прощаясь с театром, Николай Николаевич Волков не прощался с Одессой и одесситами. Какое-то время семья Волковых продолжала жить в Одессе, окончательный переезд в Москву состоялся только в 1967 году. Но и это не было полным и окончательным разрывом связей с любимым городом. Н. Волков время от времени наведывался в Одессу и по частным, и по профессиональным делам.

Так, в 1971 году на Одесской киностудии режиссер Василий Левин поставил фильм "Последнее дело комиссара Берлаха" по повести Ф. Дюрренматта "Подозрение", где Н. Волков блестяще сыграл одну из главных ролей - доктора Хунгертобля. Его партнерами в этой картине были ныне легендарные актеры - Николай Симонов, Андрей Попов, Николай Гринько.

Так что Одесса продолжала оставаться любимым пространством для актерских чудес Николая Николаевича Волкова.

Он ушел из жизни в Москве 22 октября 1985 года. Но навсегда стал живой легендой для взрослых одесситов - и живой сказкой для их детей.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660