Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 5 (1001)
12.02.2010
НОВОСТИ
Культура
С днем рождения, ПФ
Проблемы
Память
Личность
История
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 5 (1001), 12.02.2010

ДЕСЯТЬ ЛЕТ И ОДИН ГОД СПУСТЯ,

или Если б Мулерман давал интервью

Одиннадцать лет назад я возвращалась из Нью-Йорка в Одессу. В этом же самолете летел к себе домой в Харьков Вадим Мулерман - легендарный исполнитель "Лады", "Последней электрички", "Трус не играет в хоккей", "Детство", "Хромой король" ("Тирьям-тирьям") и других популярных в 60-е годы песен. Мне где-то на высоте девять тысяч метров над уровнем моря удалось взять у него интервью. Недавно в интернете я наткнулась на это интервью, и мне захотелось узнать, как изменилась за эти годы жизнь Вадима Иосифовича, удалось ли ему осуществить свои мечты и планы. Но, чтобы встретиться с Вадимом Иосифовичем, пришлось бы съездить в Харьков. Поэтому я решилась на виртуальную встречу с певцом, в результате которой родился этот материал, который следовало бы назвать: "Если б Мулерман давал интервью".

- Вадим Иосифович, вы по-прежнему большую часть времени проводите в самолете, летая из Америки в Украину и обратно?

- Нет. С 2004 года я постоянно живу в Харькове с семьей, с моей женой Светланой и двумя дочками - Мариной и Эмилией.

- Почему именно Харьков? Только потому, что это ваша родина?

- И поэтому тоже. Я люблю Харьков. Люблю сад Шевченко, парк Горького. Конечно, это не тот Харьков, что был. Но здесь похоронены мой отец Иосиф Ефимович, мама Эмилия Израилевна, здесь покоится прах моего брата...

- Это из-за него вы на столько лет оказались связанным с Америкой?

- Да, в 91-м году я был в Нью-Йорке на гастролях, когда пришло известие о болезни брата. Надежда была на то, что его смогут спасти в Штатах. Но пока оформляли визы, время было упущено. Спасти его не смогли.

- Вам тогда пришлось в Америке сесть за баранку?

- Надо было зарабатывать деньги, лечение в Америке стоит дорого.

- Вы создали во Флориде детский музыкальный театр. Вам, "певцу любви, певцу печали" - так ведь вас называли когда-то - было интересно работать с детьми? Или же это тоже была "вынужденная посадка", как и работа таксистом?

- Конечно, мне нужно было зарабатывать деньги, чтобы кормить семью. Это ведь были тяжелые годы для всех, а что говорить обо мне. А работать с детьми мне интересно. Они еще не разучились верить. Я, когда еще оканчивал ГИТИС, мечтал ставить с детьми музыкальные спектакли.

- Во время нашей встречи в самолете в декабре 1998 года вы говорили, что ваша мечта - создать в Харькове театр песни имени Клавдии Ивановны Шульженко. Удалось вам это?

- Благодаря губернатору Арсению Авакову мне удалось открыть в Харькове Молодежный театр песни, где я сейчас работаю.

- А как с концертной деятельностью?

- Если приходят приглашения, я на них с удовольствием откликаюсь. Но вообще я плохо вписываюсь в современный шоу-бизнес.

- Что вас больше всего коробит в современном шоу- бизнесе?

- Многое. Ну, например, непомерные аппетиты некоторых исполнителей. Десять-пятнадцать тысяч долларов за выступление. Сердючка берет тридцать. Я же никогда не запрашиваю много. Я хочу, чтобы мои концерты были доступны всем.

- И, конечно, тому поколению, для которого вы были кумиром и которое не в лучшем материальном положении сегодня.

- Кроме того, я не понимаю, как можно постоянно петь под "фанеру". Понятно, что, когда едешь куда-то на гастроли и не можешь тащить за собой ансамбль, то берешь "минусовку". Как-то меня пригласили участвовать в концерте. Перед началом тонмейстер меня спрашивает: "Где ваша фонограмма?" Он очень удивился и расстроился, что у меня только "минусовка". Звукооператоры разучились работать с живым голосом.

- Но есть же еще настоящие певцы?

- Я считаю, что эстрада закончилась на Долиной, Леонтьеве и Серове.

- Правда ли, что, когда вы окончательно расстались с Америкой, вас приглашал в Белоруссию сам Батька?

- Да, Лукашенко предлагал мне прекрасные условия в Белоруссии, но я уже объяснял, почему решил жить в Харькове.

- Но, если учесть, что вы не "запрашиваете" за свои выступления, что у вас молодая жена и растут две дочки, то для вас в Украине о "прекрасных условиях" и речи нет?

- Да, мы живем скромно. У меня обычная трехкомнатная квартира.

- У вас же в свое время была прекрасная квартира в Москве?

- Пока я был в Америке, моя бывшая жена Вероника Круглова умудрилась меня из нее выписать и квартиру продать. Я приехал и не смог попасть домой. Там уже жили чужие люди. Словом, это долгая судебная тяжба...

- Светлана - ваша третья жена?

- Да, моя первая жена Иветта Чернова умерла молодой. С Вероникой мы прожили 18 лет. А со Светочкой я познакомился в самолете, когда летел из Киева в Харьков. Она стюардесса. Так получилось, что после рейса я подвез ее домой. С этого началось наше знакомство. Вначале я боялся, что у нас очень большая разница в возрасте - я даже старше ее мамы, которая, кстати, была вначале против нашего брака. Я счастлив, Света и дочки - это моя награда за все тяжелое, что мне выпало в жизни.

- Да, вам пришлось нелегко. Вас отлучили от любимого дела. На студию грамзаписи и на телевидение вам был закрыт ход на 30 лет. Но у вас оставалась любовь публики. И, насколько мне известно, вам помогала тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева?

- Я сохранил о ней самую благодарную память. Благодаря ей я смог участвовать в концертах. И в 1978 году по распоряжению тогдашнего председателя Совета Министров СССР Косыгина я получил звание заслуженного артиста РСФСР. А в конце 80-х - народного.

- Сегодня вы еще и заслуженный артист Украины. Я хотела спросить, с кем из ваших коллег по цеху вы дружили и дружите?

- Среди моих близких людей всегда были Макаров, Трошин, Хиль...

- А Кобзон?

- С Кобзоном наши пути разошлись, когда я женился на его бывшей жене Веронике Кругловой. Хотя я ее не отбивал - они были в разводе - он на меня рассердился. Кстати, в "17 мгновеньях весны" должен был петь я. Я даже сидел рядом с Тихоновым, когда он записывался, чтобы уловить его интонации, его тембр. Кстати, одновременно со мной еще готовил эти песни Магомаев. Но, когда у меня начались неприятности, Лиознова решила не рисковать фильмом. Тогда из-за одного человека могли зарубить картину.

- Так что с Кобзоном вы одни песни не поете?

- Я вообще никогда не пою то, что поют другие. Я пел то, что писали специально для меня.

- А как же "Эти глаза напротив"?

- Это тоже Давид Тухманов написал для меня, но я подарил эту песню Валерию Ободзинскому. Лишь после его ухода из жизни я начал ее петь.

- Что вы хотели бы сказать одесситам?

- Что я люблю Одессу. В этом городе родился мой отец. Я часто с ним ездил к его родителям - моим бабушке и дедушке. Одесса - очень музыкальный город. И мой отец тоже прекрасно пел - у него был красивый лирико-драматический тенор. Так что по отцу я тоже немножечко одессит.

Записала Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660