Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 12 (655)
28.03.2003
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 12 (655), 28.03.2003

"БАНДИТСКАЯ ОДЕССА"

ВДВОЕМ ПО ОПАСНОЙ ЖИЗНИ

(Из архивов КГБ)

(Окончание. Начало в № 11.)

4

Теперь спешно пришлось менять квартиру. На этот раз Шурка Григораш перебрался в другой конец города, на Куликово поле, где было раздолье с квартирами – в Павловском здании, с его отдельными корпусами и чуть ли не своей школой и далее продуктовой лавкой. О семейной жизни думать было еще рано – шла война. И Шурке оставалось лишь заняться, как и в молодости, футболом. Пусть уже не было старых форвардов Веремейчика и Дэюбинского, которых забрали еще в ежовщину, но рядом был стадион "Спартак"... Создали новое спортивное общество "Виктория", где стал появляться, вернувшись из плена, Табачковский. И пока подвыпившие болельщики из числа коммерсантов ставили на него целые пачки оккупационных марок, удавалось заговаривать им зубы и брать на заметку, по каким домам ошиваются эти олухи. Потом уже было делом техники – шарить по богатым квартирам, забирать дорогие вещи и сдавать их в комиссионные магазины.

Но кто мог подумать, что спортивный хапуга и домушник Григораш сгорит от большой политики? Думалось, что Родинов, бывший опытный чекист, попавшийся на взрывчатке, как-то вывернется от румынской охранки – сигуранцы, но не тут то было... На улице Бенито Муссолини, 12, где находилась сигуранца, основательно раскололи Родионова... К этому подключилась и немецкая госбезопасность – СД. И Михаил Ефимович, слывший за опасного русского диверсанта, сдал всю группу КГБ, работавшую на железной дороге. А когда Одесса была освобождена Советской Армией, расколовшиеся диверсанты с Товарной станции попали прямо в руки своих, не выходя из камер. На улице Бебеля их допрашивали сотрудники КГБ по старым протоколам румынов и немцев. Ну и можно представить, какой срок "намотали" и Родионову, и Григорашу, хотя он никого и не выдавал. Теперь судьба их свела как будущих родственников, заимевших, спустя много лет, внучку.

А пока снова звучал "Мартовский хоровод" и снова, как тогда, шли этапы. Григораш теперь мог только мечтать об Одессе. Не сразу довелось определиться по зонам с лесоповалом и лесосплавами, как и не сразу научиться писать о пересмотре дела. Срок ему сократили. И вот Шурка уже просто ссыльный в Тавде. Он охотно таскал дровишки по поселкам, пока не нашел ту, которая напоминала ткачиху Клавку. Родился мальчик. По слухам знал и об остальных "диверсантах", которых судьба забросила на север, в Коми, на Алтай. Узнал и про Михаила Родионова. Его сперва держали на Лубянке, пока не нашелся знатный родич – секретарь ЦК КПСС Патоличев.

Однажды пришло письмо в Тавду... Как поживаешь там? Не обзавелся ли семьей? Конечно, успел Григораш создать семью и наладить быт, но его тянуло в Одессу. И это все больше и больше волновало старого домушника. Но прошло еще немало времени, прежде чем Григораш вырвался из глухого края. И не удивительно, что однажды ростовский поезд доставил на главный вокзал у Куликово поля семью во главе с тем, кто уже покаялся, что больше не будет браться за старые дела.

В то время лучше всего было на Пересыпи. Из Рубцовска вернулся завод. Начали строить электростанцию, новые корпуса на территории ЗОРа. Поэтому работу было найти совсем нетрудно. Григораш долго не раздумывал, устроился сантехником – выгодно с запчастями и с частным ремонтом. Через полтора года подошла очередь на комнату в общежитии, и это его совсем успокоило. Он старался больше не думать о Слободке, хотя и было желание сесть на 15-й трамвай и доехать до старых улиц – Мандражиновской, Ветрогоновой, Котлеевской, где еще витал дух мадам Мамонтовой.

Как-то Григораш вернулся с работы домой, а там сидит, вольно развалясь, Михаил Ефимович. Он уже вдоволь наговорился с женой, а Вовке успел дать конфет. На столе появилась бутылка "Московской". Начался доверительный разговор.

— Как думаешь жить дальше? – этот вопрос Родионов задал так деловито, словно не было никаких прежних неприятностей. И почти открыто стал говорить, как надо жить.

Было трудно отпихивать такого гостя, да и в душе уже зашевелился червячок соблазна. А что если попробовать?

5

Есть благословенное место в Одессе – это Большой Фонтан. Нет, не просто захолустье с архитектурными джунглями, как их называли власти, и не дачные домики с раздольем у морского берега. Здесь, на 5-й станции, еще с начала 20-х годов советская власть устроила целый "загон" для воспитанников, готовя из них специалистов разных профессий, чтобы спасти общество от беспризорников. А после войны тут твердо обосновалось техническое училище, где учились будущие матросы и штурманы. И странно, что в нем нашли для себя достойный кров и те, кто умел находить добро буквально на пустом месте. С конца 40-х годов в этом училище появился хозяйственный деятель, к которому постепенно потянулись нужные люди. Так под крылышком Андрея Ивановича Лескова оказались Родионов и Григораш. Казалось бы, что здесь можно взять, кроме учебных материалов, книжечек для удостоверений, котлов для приготовления пищи и т.д. Но, оказывается, эти люди и здесь сумели создать себе безбедную жизнь.

Конечно же, в такой обстановке почувствовать себя самым ценным человеком тому, кто прошел, что называется, "медные трубы", "камеры пыток" очень тяжело... И все-таки такой человек нашелся. Им оказался мудрый кадровый деятель НКВД в прошлом Михаил Ефимович Родионов. Изо дня в день, из месяца в месяц шла переработка всех будущих моряков, большинство из которых были деревенские парни, попадавшие в переделку. А сколько здесь было выписано липовых накладных, отчетов, пока не накопилось столько добра, которым обогатились семьи Родионова и Григораша.

Почти не встречаясь на работе, они по большим праздникам собирались все вместе, чтобы перевести дух от тех усилий, какие от них требовались в угоду начальнику Лескову, а заодно "подбить бабки" в собственных делах. У каждого из них крепли свои семьи, выросли дети – сын у Григораша и дочь у Родионова. И что тут тогда не вспоминали: и слободское золотишко, и работу со взрывчаткой во время войны, те места, куда их бросала страна, хотя и возвращала потом в родные края... Постепенно подружились и их жены – алтайская Аннушка и уральская Марьюшка. Они старались не допытываться, что именно связывало их мужей, хотя и догадывались. Жизнь их научила разговаривать только о домашних делах.

Лишь со смертью Сталина, когда наступили лучшие времена, можно было открыть душу. Это было в другой стороне Одессы – в дальнем углу Молдаванки. Тогда они зашли в закусочную, которую богато в то время оборудовал первый секретарь райкома Шептунов, бывший довоенный оперативник. Он мгновенно узнал своего бывшего сослуживца Родионова. После первой рюмки спросил Михаила:

— Это не о тебе ходят разговоры от руководителей с пятой станции? Если и дальше будешь так работать, возьму к себе в райком партии.

Но за доверительный разговор за прошлые 15 лет пришлось схватить другие 15. Потому что раскрутили многие дела во главе с Лесковым... Загребли и Григораша, хотя он там и работал сантехником. И снова им вдвоем пришлось пойти по опасному пути....

Не описать, как метались по судам Аннушка и Марья, пока шли процессы. И сколько понадобилось сил, чтобы выдержать этапы и дальние края! За это время успели не просто вырасти дети, а и сдружиться. И то, что случилось с их отцами, не разъединило, а наоборот, сблизило. Пока родители отбывали срок – дети поженились.

Вернувшись из мест заключения, Родионов и Григораш обратили внимание на то, что их внучка несет на себе какую-то печать взрослой заботы, если не просто суровости, и детское проявляется лишь в излишней любви к мороженому. Не отразились ли в ее облике пережитые дедами лишения и заботы? Впрочем, сказалась вся скверная жизнь, выпавшая на долю этих людей, живущих в переходную эпоху от социализма к коммунизму.

Виктор ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 764-96-56, 764-96-60