Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 42 (1287)
6.11.2015
НОВОСТИ
Молодежь
Правопорядок
Детектив
Пережитое
Спрашивайте - отвечаем
Футбол
Спорт
Культура
Пожелтевшие страницы
16-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 42 (1287), 6.11.2015

БАБУШКА ШУРА

Воспоминания о дорогом мне человеке

(Окончание. Начало в № 41.)

ПРАЗДНИКИ

Ещё обязательно хочу рассказать о праздниках, устраиваемых в доме бабушки.


Они, как правило, были очень многолюдными. Собирались порядка 20-25 человек взрослых и 6-8 детей. Взрослым в гостиной накрывался огромный стол со множеством вкусных и деликатесных блюд. Во всём чувствовались щедрость и гостеприимство хозяев. Не знаю, как бабушка Шура справлялась с таким трудоёмким делом. Думаю, что ей помогали многочисленные подруги и приятельницы, которые всегда присутствовали в её доме, с большим уважением к ней относились и были отличными хозяйками. Не раз я видела, как они приносили продукты, готовили на кухне или шили. Кстати, практически вся одежда в те времена шилась вручную. Всё делалось дружно и охотно.

Атмосфера праздников была очень жизнерадостная. Было много шуток, веселья. Очень любили петь. Причём пели как народные украинские и русские песни, так и оперные арии и куплеты. Николай Сергеевич любил исполнять песенку Томского из оперы "Пиковая дама", арию мельника из оперы "Русалка".

Для детей накрывали отдельный стол в спальне со специально приготовленными для детей блюдами. Мы не чувствовали себя покинутыми. Взрослые заходили к нам, беседовали, учили правильно обращаться со столовыми приборами. Так, дядя Ника научил меня правильно держать нож и вилку, правильно ими пользоваться. Отрезать от большой порции небольшой кусочек и, лишь съев его, отрезать следующий, а не нарезать, к примеру, всю отбивную на куски. Иногда дети выступали перед взрослыми - декламировали, пели.

Такие праздники сплачивали семью, давали возможность общаться родственникам, разбросанным по разным районам города, и были для всех в удовольствие. Однако, насколько я помню, мой дедушка Костя (Константин Владимирович) и его брат дедушка Володя (Владимир Владимирович) приходили в гости к сестре без жён. Также не бывала на праздниках и бабушка Лёля (Елена Владимировна), она проведывала сестру на следующий день. Не знаю, с чем это было связано. Отношения между семьями были нормальные. Но, возможно, из-за того, что было много родственников со стороны Николая Сергеевича, а также несколько подруг бабушки Шуры с мужьями и внуками, они не хотели стеснять хозяев. Мои же родители, считавшиеся в то время молодёжью, приходили всей семьёй вместе с детьми.

КРУИЗ НА ТЕПЛОХОДЕ

Мне кажется, что бабушка Шура была очень рада нашему переезду в Одессу. Она очень любила нас и, так как своих родных детей у неё не было, хотела делать для нас то, что делала бы для них. Помню, как летом 1953 гола ей предложили отдохнуть в круизе по Крымско-Кавказской линии на теплоходе "Россия". Это был трофейный немецкий теплоход, некогда называвшийся "Адольф Гитлер", бывший в своё время личным теплоходом Гитлера. Недельный тур Одесса - Батуми - Одесса включал посещение Ялты, Поти, Сочи, Сухуми, Батуми. Бабушку и её лучшую подругу Марью Павловну в этот тур пригласила Нина, племянница Марьи Павловны, работавшая в обслуге теплохода. Нина уступила бабушке свою небольшую одноместную служебную каюту, а сама ночевала в каюте подруги, с которой работала посменно. Марью Павловну и свою четырёхлетнюю дочку Ларису Нина также пристроила в служебной каюте. И вот, вместо того, чтобы отдохнуть в этой поездке, бабушка Шура надумала взять с собой меня (в то время мне было неполных восемь лет). Она в семидесятилетнем возрасте собиралась спать со мной на одной узенькой койке. Более того, когда нас провожали на пристани, моя пятилетняя сестра Женя расплакалась из-за того, что её не берут, и бабушка в последний момент решила взять с собой нас обеих. Обернулось это тем, что мы спали на одной койке втроём.


Поездка была замечательная. По ночам теплоход перемещался, а весь день мы могли осматривать города. Знакомство с городами происходило особым образом. Первый поход всегда был на базар, где закупались фрукты, овощи, а затем осматривались достопримечательности, среди которых далеко не последнее место отводилось гастрономам и магазинам с сувенирами. Неизгладимое впечатление на детское воображение оставила экзотическая природа субтропиков. Пальмы, цветущие магнолии, розовые пушистые, как птенцы экзотических птиц, цветы австралийской акации. Сладкий, дурманящий запах этих растений плотным слоем окутывал эти чарующие приморские городки и придавал действительности сказочный налёт.

Особо ждала я посещения Ялты, куда теплоход должен был зайти на обратном пути. Дело в том, что я услышала, как бабушка Шура говорила Марье Павловне о том, что в Ялте можно купить ювелирные изделия с драгоценными и полудрагоценными камнями и что она очень хочет купить мне и моей сестре по браслетику на память о себе. Но бабушка, видимо, жила очень давними представлениями, скорее всего, ещё с дореволюционных времён, когда в Ялте можно было приобрести подобные вещицы, выполненные ювелирами и народными умельцами из местных материалов. К сожалению, в советские времена эти промыслы заглохли, и ничего подобного в магазинах не имелось.

Перед заходом в Ялту наш теплоход долго стоял на рейде, и пассажиры, собравшиеся на палубе, в бинокли рассматривали окутанный легкой дымкой город на берегу залива, окруженный сглаженными силуэтами гор и напоминающий жемчужину, лежащую в чреве полураскрытой раковины. За время путешествия дети, находившиеся на теплоходе, досконально изучили все его закоулки. В более поздние времена режим на судах стал строже. Пассажирам был закрыт доступ на многие участки судна, считающиеся служебными, например, на корму или нос судна. А в те далёкие времена моего детства мы с удовольствием свободно бегали с палубы на палубу по узким и крутым металлическим трапам, наблюдали за мощными витыми струями пены, остающимися за кормой. Наблюдали, как стаи чаек, а иногда и дельфины сопровождали наш корабль. Заглядывали через большие стеклянные двери в сохранившуюся музейную каюту Гитлера. Вечерами любили побывать в кают-компании, где в центре, на небольшом подиуме, располагался красивый белый рояль, и часто кто-либо из музыкантов-пассажиров не мог удержаться от искушения опробовать этот прекрасный инструмент. Мне запомнилась очень красивая молодая женщина в лёгком шифоновом платье и широкополой шляпе (бабушка называла её великокняжеской шляпой), которая исполняла чарующую, запомнившуюся мне навсегда музыку. Позже я узнала, что это была музыка Шопена, знаменитый "Вальс № 7". Эту женщину сопровождали несколько ещё более молодых и очень красивых девушек. Возле них всегда находились мужчины - кавалеры. Как сейчас я понимаю, это были то ли молодые актрисы, то ли публичный дом на выезде, Но в те времена эта сторона жизни была мне неизвестна. Женщина и её музыка казались мне прекрасными.

Очевидно, бабушка и её подруга считали, что в ограниченном пространстве теплохода мы находимся в полной безопасности, и не держали нас возле себя, как на привязи. Им, достаточно пожилым женщинам, хотелось отдохнуть после дневных походов, и это давало нам полную свободу. В вечернее время интересным для нас местом был ресторан для пассажиров первого класса. В зал ресторана нас бы не пустили, поэтому мы наблюдали за происходящим из-за резной дубовой балюстрады, окружавшей огромный овал, вырезанный в потолке ресторана, очевидно, предназначенный для увеличения высоты потолка и объёма воздуха. Таким образом, мы находились палубой выше, и всё происходящее в ресторане было перед нами, как на ладони. Там тоже звучала музыка - это был инструментальный ансамбль, исполнявший хиты того времени. Небольшого роста плотненькая певица в длинном чёрном панбархатном платье исполняла эстрадные шлягеры - "Мишка, Мишка, где твоя улыбка, полная задора и огня...", "Одесский порт в ночи простёрт, огоньки вдоль Пересыпи светятся..." и другие, а также песни из репертуара Леонида Утёсова.

В дневное время на теплоходе работало несколько бассейнов с морской водой. Из-за нашего малого возраста мы в них не купались, но с удовольствием загорали, раздетые до трусиков, отдыхали на шезлонгах, наблюдали, как работает художник, рисующий отдыхающих пассажиров.

Вот таким ярким и впечатляющим детское воображение был круиз. И как же я благодарна моей бабушке Шуре. Она оставила мне гораздо более ценную память о себе, чем неподаренный браслетик. Всякий раз, когда я вспоминаю о ней, моё сердце переполняется любовью и благодарностью.

P. S.

Умерла бабушка Шура весной 1964 или 1965 года. Её похоронили на Втором Христианском кладбище. Несколько позже рядом с ней был похоронен её муж, Николай Сергеевич Хрипко. К сожалению, через какое-то время родственниками со стороны Николая Сергеевича в их могилы были сделаны повторные захоронения. При этом в новых надгробных надписях о бабушке и о её муже не упоминается.

Наталья ЛЕНСКАЯ

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60