Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 36 (981)
18.09.2009
НОВОСТИ
Культура
Актуально
Память
Былое
История
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 36 (981), 18.09.2009

ВО ВРЕМЕНА ХРУЩЕВА

Неудержимая энергия нового главы государства началась с коренной реорганизации системы управления народным хозяйством. Функции министерства перешли к совнархозам - местным органам управления промышленностью в экономических административных районах, а до 1962 года - и строительством.

На даче завода имени Октябрьской революции, где работала моя мать, нашими соседями (смежные веранды) оказались супруги О. Милославская и Б. Чоков, приглашенные в Одессу для налаживания строительной отрасли. Ольга Сергеевна Милославская в совнархозе координировала строительство в четырех областях.


В 1956 году я окончил школу и поступил на 3-й курс строительного отделения Одесского нефтяного техникума. Как раз тогда к его существующему корпусу на улице Кирова (Базарной) пристроили новое здание, где мы должны были заниматься. Но разместиться там нам не пришлось. Городские власти передали новостройку совнархозу. Тому здание не подошло и он поменялся с Гидрометеорологическим институтом, дислоцировавшимся на Чкалова (Большой Арнаутской).

Для нас учеба началась с уборки урожая кукурузы, которую Хрущев намеревался распространить на всю страну - от Сухуми до Якутии. Не знаю, в каких условиях трудились присланные на село студенты других учебных заведений, но эти два месяца напоминали борьбу за выживание.

Правление совхоза "Березино" Тарутинского района выделило для мужской части учащихся хату с глинобитным полом, на который в два ряда бросили тощие тюфяки с прелым сеном. Расположились, упираясь ступнями друг в друга. Теснота не позволяла всем лежать на спине одновременно. Ворочались с бока на бок на холодном полу, и вскоре появились вши.

Спозаранку приезжала пара телег с высокими дощатыми бортами, предназначенными для перевозки скота, и трактор, подпрыгивая на ухабах, доставлял нас в поле. (10 километров обратного пути шли пешком). Разогревались кострами из стеблей початков. Каждому предстояло "прогнать рядок" - пройти 1200 метров, выламывая и очищая початки, бросая их в мешок. Когда солнце выходило в зенит, пот просто лился с обгоревших спин. Через несколько дней пальцы были в глубоких порезах, огрубели и утратили чувствительность.

В полдень (обычно с задержкой) прибывал обед. Ели, сидя на земле, у копыт лошади. Из-за нехватки воды, миски вытирали краем попоны с той же лошади. Кормили макаронами, (как потом случайно выяснилось, четыре года пролежавшими на складе), сомнительного качества картошкой... Раз дали протухшее сало, от которого у всех свело животы. Как-то "побаловали" каким-то засохшим и подозрительным медом. Однако при расчете за работу почти все вычли по ценам доброкачественных продуктов. При непогоде (сильном дожде) в поле не вывозили, но и практически не кормили. По вечерам случались пьяные драки - местная молодежь не уважала приезжих...

Собрав урожай гибридной кукурузы с запланированных 90 гектаров, убыли в Одессу по месту проживания и учебы. Если судить по демонстрировавшемуся тогда фильму "Иван Бровкин на целине", условия работы и быта в далеком Казахстане были намного лучше. Беспрестанно на киноэкранах показывали мультфильм о кукурузе. Там "королева полей" и "чудесница" пела: "Я культура хлебная, я и ширпотребная...", трансформируясь при этом в получаемые из нее продукты и товары народного потребления. "Наш Никита Сергеевич" (название фильма) бодро шагал по отечественным и американским кукурузным полям, давая советы специалистам из США. Фигура энергично жестикулирующего маленького толстого человека в белом распахнутом плаще-балахоне вызывала смех в зрительном зале...

Став лидером, Никита Сергеевич сделал много полезного и интересного в развитии народного хозяйства страны. Например, содействовал внедрению в строительство сборного железобетона, что позволило перейти на индустриальные методы, в том числе и в жилищном строительстве. Он дал толчок развитию космонавтики. Ему, кстати, принадлежала и идея освоения целины, позже приписываемая Брежневу. Эта героическая кампания, может быть, велась не совсем так, как следовало, возможно, вокруг нее поднималось слишком много шума, но тогда удалось накормить всю страну. Во времена Хрущева практически не покупался хлеб за границей. Критиковали его и за кукурузу, но ведь она сейчас занимает прочное место в производстве зерна, и особенно силоса. Ругают Хрущева за неказистые пятиэтажки. Но для того времени они были единственной возможностью разрешить острейшую жилищную проблему. В Одессе типовыми пятиэтажками застраивался проспект Шевченко, новый Юго- западный жилой район, Фонтанская и Люстдорфская дороги... К сожалению, их соорудили взамен разрушенных войной зданий старинной архитектуры и на Пушкинской улице, и одно даже на Дерибасовской. Среди этих неказистых жилдомов есть и разработанные в Военпроекте, в котором я с 1960 года работал, одновременно занимаясь на вечернем отделении Одесского инженерно-строительного института. При проектировании не учли, что были нерационально использованы городские территории, которых ныне так не хватает. В последующие годы посетивший наш город Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин, взглянув на унылую однообразную застройку местных Черемушек, спросил: "Что же здесь одесского?"... Что было плохо у Хрущева? Он был человеком крайних суждений. Если железобетон, то не нужен кирпич, если развивать химию, то за счет металлургии. Если кукуруза, то долой с полей овес, сеяные травы и прочие кормовые культуры. Урезались приусадебные участки. Испытанные временем агрономические приемы объявлялись бесхозяйственностью. Лысенко был для него (как и для Сталина) одним из главных консультантов в области сельского хозяйства.

В международных делах он тоже повел себя не лучшим образом: осложнил отношения с КНР, США, разорвал их с Албанией, в известной степени подтолкнул гонку вооружений. А чего стоят все эти "кузькины матери", которыми он стращал мир, бестактные выражения: "Давайте ходить друг к другу в гости - вы к нам на именины, мы к вам на похороны". Известна и его роль в сталинских репрессиях на Украине, личное указание по расстрелу мирных граждан в Новочеркасске в 1962 году. Он сократил армию на 1 миллион 200 тысяч человек. (Люди, прошедшие войну, не получившие мирной профессии, обремененные семьями, буквально за полгода до получения пенсии вынуждены были стреляться). Выразивший свое несогласие с преждевременным сокращением Вооруженных сил и высказавший прямо в лицо Хрущеву мнение о неправомерности ликвидации некоторых видов боевой техники Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Б. А. Сиднев, проживавший потом в Одессе, был немедленно отправлен в отставку. Такая же судьба постигла поддержавшего Хрущева в борьбе за власть министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г. К. Жукова...

В годы борьбы с "безродными космополитами" был уволен с работы основатель одесской математической школы, член- корреспондент АН УССР М. Г. Крейн. Ученый с мировым именем, получивший степень доктора наук без защиты диссертации, он шесть раз выдвигался на соискание Ленинской премии. По мотивам, далеким от науки, он так ее и не получил. Открыто выразят свое возмущение по этому поводу в газете "Известия" академики АН СССР А. Н. Холмогоров и С. А. Соболев. Не повезло Борису Пастернаку, вынужденному отказаться от Нобелевской премии за опубликованный за рубежом роман "Доктор Живаго", Бродскому, Галичу, Даниэлю, Синявскому, Некрасову. Коснулись и романа Василия Гроссмана "Жизнь и судьба". Хрущев книг не читал... На закате политической карьеры его сильно занесло во время посещения Манежа, где были выставлены работы художников, не вписывающихся, по мнению руководителей Союза художников и Министерства культуры, в строгие рамки официально признанного искусства. Незаслуженно Хрущев обругал (в прямом смысле слова) некоторых талантливых мастеров, часть из которых после этого на годы лишилась возможности жить и работать в нормальных условиях. Уже потом, в отставке, он горько раскаивался в содеянном. По иронии судьбы автором памятника на его могиле стал один из обиженных им во время посещения Манежа скульптор Эрнст Неизвестный.

Между тем, природа дала Хрущеву очень много. Однако его беда заключалась в том, что теоретической подготовки он не имел, хорошего систематизированного образования не получил. Любил говорить: "Я практик, я нюхом чую". Именно поэтому некоторые сложные явления он принимал упрощенно. Но что характерно: как человек толковый, он быстро схватывал суть вопроса. К тому же ему помогал в работе его огромный житейский опыт. Но переоценил себя. Возомнил, что все знает. Считал свое мнение непогрешимым. Сосредоточил всю полноту власти в своих руках, стал четырежды Героем Социалистического Труда... Выслушав на Пленуме о допущенных им ошибках, он особенно и не пытался оспорить критику в свой адрес. Освободили его "в связи с преклонным возрастом и ухудшением состояния здоровья". О кончине Н. С. Хрущева центральная пресса сообщила, что умер "пенсионер союзного значения". Две строчки внизу газетной полосы...

Оттепель завершилась субъективизмом и волюнтаризмом. Тезис "Партия торжественно провозглашает: нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!" не воплотился...

На Новодевичьем кладбище я подошел к необычному памятнику. Эрнст Неизвестный выполнил одну его половину из белого мрамора, другую - из черного. Так скульптор символически выразил положительные и негативные деяния Н. С. Хрущева. Полагают, все же, что хорошего было больше (народ благодарен Никите Сергеевичу за пенсии, на которые можно было прожить).

В этом году исполняется 115 лет со дня рождения Хрущева.

Материалы полосы подготовил
Феликс КАМЕНЕЦКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60