Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 50 (795)
23.12.2005
НОВОСТИ
Культура
День календаря
Выборы-2006
Бульвар
Зазеркалье
Криминал
Спорт
Фотовернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 50 (795), 23.12.2005

К 165-летию со дня рождения

АЛЕКСАНДР ОНУФРИЕВИЧ КОВАЛЕВСКИЙ

"Наконец, однажды уже ночью, Ковалевскому удалось найти несколько оплодотворенных яичек в одной из банок. Он не засыпал всю ночь, и тут-то ему представилась изумительная картина. Яйцо, разделившись на целый ряд сегментов, превратилось в пузырек, одна половина которого углубилась в другую. Вскоре поверхность зародыша стала покрываться мерцательными волосками, овальный зародыш закружился внутри яйцевой оболочки и, прорвав последнюю, выплыл в виде личинки" – так описывает И.И. Мечников один из экспериментов своего друга – ученого-эмбриолога Александра Онуфриевича Ковалевского. Этот эксперимент 25-летнего Ковалевского стал началом к блистательной карьеры ученого. Описав личиночное развитие ланцетника, прежде считавшегося рыбой, Ковалевский доказывает его принадлежность к общему с позвоночными типу – хордовых и в то же время показал примитивность его личинки, более схожей с беспозвоночными. Таким образом, ланцетник стал живым ископаемым, заполнившим недостающее звено между позвоночными и беспозвоночными животными, а сама работа открыла путь сравнительно-эмбриологическому анализу. Это открытие было тем более своевременно, что явилось блестящим развитием и подтверждением теории Дарвина на эмбриологическом уровне, а в это время дарвинизм только начинал получать признание.

А.О. Ковалевский родился в Витебской губернии в 1840 году в семье коллежского регистратора. По традиции помещичьих детей посылали учиться в учебные заведения, обеспечивающие хорошую карьеру. Отец приготовил Александру корпус путей сообщения.

Через 3 года учебы в нем Александр становится студентом естественно-исторического отделения физико-математического факультета Петербургского университета. Под влиянием талантливых профессоров, особенно А.С. Ценковского, известного своими исследованиями в области простейших животных и растений, Ковалевский стал примером преданного и серьезного отношения к науке. Но в целом уровень преподавания в университетах России был довольно низок, главным образом из-за недостаточной оснащенности лабораторий, невозможности заниматься чистой наукой. Через некоторое время Ковалевский уезжает в Гельдейбергский университет в Германию, где продолжает образование сначала в химической лаборатории Бунзена. Но тяга к изучению животного мира пересиливает, и он переходит в лабораторию профессора Бронна – зоолога и ярого сторонника дарвинизма. В 1863 году в Петербургском университете он защищает диссертацию и получает степень кандидата естественных наук. После этого оно отправляется к Средиземному морю, где посвящает себя изучению развития низших животных.

Одно открытие следовало за другим. Помимо описания развития личинок ланцетника, с которого начато повествование, он обнаруживает, что асцидии, систематическое положение которых было еще менее ясным, имеют очень похожую на ланцетника личинку с продольным тяжем, соответствующим хорде, который затем распадается, нервная система упрощается, а личинка прикрепляется ко дну, чтобы всю дальнейшую жизнь провести на одном месте. Таким образом, оказалось, что асцидии являются деградировавшими родственниками позвоночных животных. Интересно, что, узнав об этом открытии, известный анатом К. Гегенбаур не мог уснуть и прошагал вою ночь в волнении. Высоко оценил его и сам Дарвин.

Вернувшись в Петербург, Ковалевский получает степень магистра, что дает ему возможность стать приват-доцентом.

Но вот готова и докторская диссертация, Ковалевский получает право занимать уже должность профессора, но из-за отсутствия вакансий в Петербургском университете он принимает приглашение занять должность экстраординарного профессора в Казанском университете. Молодой профессор с радостью соглашается на это предложение еще и потому, что получает возможность несколько месяцев поработать за границей. Вновь работа в Неаполе, потом в Мессине. Новые открытия, глубокие исследования. Он обнаруживает много общего в развитии зародышевых пластов у разных типов беспозвоночных животных, дав тем самым прочные основания для нового направления в науке – сравнительно-эмбриологического. Тут необходимо сделать небольшое замечание, открывающее одну из важных сторон характера Ковалевского как ученого. Дело в том, что Ковалевский, несмотря на то, что он был блестящим натуралистом, анатомом, эмбриологом, подвергал свои данные самой строгой критике и очень осторожно делал теоретические выводы. Многие ученые, напротив, не углубляясь в сущность проблемы, легко формулировали теории, которые позже были опровергнуты. Так произошло с теорией гастрэа, построенной, на фактических данных Ковалевского Геккелем, что вызвало недоумение современников: "Почему же Ковалевский сам не смог ее сформулировать?" Но время рассудило иначе – новые данные не подтвердили этой теории. Мечников писал об этом: "То обстоятельство, что Ковалевский не формулировал самолично теории, подобно теории гастрэа, доказывает только, что он как ученый был неизмеримо выше Геккеля".

Принципиальность Ковалевского проявлялась не только на научном поприще. Будучи профессором Киевского университета, куда перешел после Казани, он откровенно порицал систему замещения вакантных мест, нажив себе множество врагов. После этого он был вынужден переехать в Одессу. Здесь помимо продолжения эмбриологических работ с водными животными он проводит исследования филоксеры (насекомого – вредителя виноградников). Детально изучив вопрос, ученый предложил применить сернистый углерод – средство, проверенное в странах Европы. Но так как при этом необходимо было уничтожить больные растения, а порой и целые виноградники, то Ковалевский встретил серьезное сопротивление виноградарей, а газетчики подняли против него клеветническую кампанию. Хотя ничего, кроме желания принести пользу делу, у Ковалевского никогда не было и быть не могло.

Друзья отмечали необыкновенную кротость, безграничную скромность и деликатность Ковалевского. Обращаясь к кому-нибудь за справкой, он начинал с извинения в том, что отнимает время, и через несколько минут уже погладывал на часы. Он очень ценил время, боялся потратить лишнюю минуту, предназначенную своим излюбленным занятиям.

Уже первые работы принесли Ковалевскому широкую известность. Он был членом английского Королевского общества, Парижской, Венской, Брюссельской и других академий, профессором почти всех российских университетов, кавалером научных орденов и т.д.

Ковалевский умер 22 ноября 1901 года от кровоизлияния в мозг. Так рано оборвалась жизнь замечательного человека, блестящего ученого, "вся сила работы которого и слава всей его ученой деятельности, – по словам академика В.В. Зеленского, – заключалась в том, что по характеру он был эволюционистом и сделал, для теории эволюции столько, сколько не сделал никто из его современников.

Феликс КАМЕНЕЦКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60