Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

75 лет МИХАИЛУ РЫБАКУ

Номер 28 (773)
22.07.2005
НОВОСТИ
Культура
Память
Записки фоторепортера
Криминал
Спорт
Взгляд

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 28 (773), 22.07.2005

БАНДИТСКАЯ ОДЕССА

СЕЙЧАС БЫ ОНИ СЧИТАЛИСЬ БИЗНЕСМЕНАМИ

Сейчас они были бы завидными предпринимателями, а тогда, в середине 80-х, по волчьим законам социализма они считались преступниками и получили бы немалые сроки заключения с конфискацией всего личного имущества. Следствием было установлено, что подсудимые в течение нескольких лет скупали в разных городах джинсовую ткань иностранного производства с целью ее последующей перепродажи по завышенным ценам, чтобы извлечь прибыль в особо крупных размерах.

Так, в начале июня 1984 года два одессита – Исаак Абович и его сын Аркадий Исаакович, сколотив кое-какой капитал, приехали поездом в Москву. Используя свои старые связи, Исаак Абович через посредничество своего приятеля Гены (с которым когда-то вместе сидел в 1963 году) приобрел чеки "Внешпосылторга СССР". С этими чеками отец с сыном направились на улицу Ферсмана в магазин "Березка". Там, выдав себя за иностранцев, они приобрели 180 м джинсовой ткани финского производства по цене 18 чеков за 1 метр – всего на сумму 3240 рублей.

Затем они стали обсуждать, как эту ткань доставить домой в Одессу. Обсуждали долго и решили для этой цели нанять грузовик. Однако никто не соглашался ехать в такую даль за те деньги, которые платили отец и сын. Наконец, Аркадий Исаакович нанял автомобиль "МАЗ". Пообещав по приезде заплатить водителям деньги и купить ящик водки, отец с сыном решили ехать вместе с ними. Через три дня машина доставила их в Одессу. Рассчитавшись с водителями, они спрятали контрабанду в гараже их родственника.

Работая сапожником, Аркадий Исаакович имел очень много знакомых среди разных слоев населения. Среди них был пожилой мужчина, невзрачный, ничем не примечательный пенсионер – Николай Александрович по кличке Тихий. Мало кто знал, что за невзрачной внешностью скрывался матерый делец, владелец подпольного цеха на Молдаванке, занимавшийся нелегальным пошивом джинсов. По приезде отца с сыном, буквально на следующий день, он посетил будку "Ремобувь" по улице Космонавтов.

Аркадий Исаакович встретил гостя с распростертыми объятиями:

— У меня для вас хорошие новости.

— Как прошла поездка? – оживился Тихий. – Взяли материальчик?

— Все в порядке, – произнес Аркадий Исаакович. – Будете довольны.

— Когда встретимся?

— Подъезжайте сегодня к часикам восьми на наше место, мы с папой будем вас ждать. Только не опаздывайте и не забудьте деньги.

Вечером в назначенное время состоялась встреча. Тихий приехал на своем стареньком "Москвиче" один. Осмотрев материю, он сказал, что цена слишком высокая и купить все не может, так как мало денег.

После долгого торга он приобрел 40 метров ткани. Затем загрузил рулоны в машину и уехал. Аркадий Исаакович и Исаак Абович получили прибыль 1460 рублей. Получив часть денег, но не вернув еще затраты, они стали лихорадочно искать нового покупателя, который смог бы скупить оставшиеся 140 метров. Но найти такого было нелегко, а продавать отрезами – можно засветиться, как раз было время жесткого правления Андропова. Поэтому они позвонили Тихому и попросили помочь найти покупателя на оставшийся товар. Александр Николаевич пообещал помочь, но потребовал свои комиссионные за посреднические услуги. Тихий позвонил через несколько дней и сказал, что все в порядке, обещал свести с нужным человеком. Им оказался некий Мамед – лидер одной из кавказских преступных группировок. У них было несколько подпольных цехов по изготовлению варенки и пошиву джинсовой одежды. Не торгуясь, он скупил у предпринимателей оставшуюся ткань. Аркадий Исаакович и Исаак Абович получили прибыль в размере 5180 рублей, даже с вычетом комиссионных это все равно были огромные для того периода деньги.

Такое быстрое обогащение нельзя было упускать из рук. В этот же вечер Исаак Абович позвонил своему родственнику во Львов. После этого он подозвал сына и сказал, что им надо послезавтра быть во Львове. На следующий день вечерним поездом двое предпринимателей отправились навестить львовского дядюшку, который внезапно заболел.

Остановились они у своего родственника дяди Мойши, который проживал по улице Саксаганского. Мойша ввел их в курс дела. Оказалось, что есть 50 метров джинсовой ткани греческого производства, привезенной нелегально челноками из-за границы. Но на материю уже есть покупатель, но если они заплатят больше, то он попытается уговорить челноков продать им. Хотя дядя Мойша работал часовым мастером и зарабатывал неплохо, он тоже был не прочь обогатиться за счет родственников. На следующий день одесситы купили ткань, заплатив по 17 рублей за метр, надеясь продать Мамеду по 55 рублей. Но это было не то количество, требовалось намного больше. Челноки пообещали через несколько недель привезти еще. Узнав, что покупатели не местные, один из них по имени Сергей сказал, что если им срочно нужно и они заплатят наличными, то он достанет еще 100 метров джинсовой ткани, которые есть у его приятеля. Но с приятелем он недавно поссорился, поэтому он даст им его телефон, а договариваться они будут уже сами. Позвонив на следующий день приятелю Сергея Николаю, они договорились встретиться возле дворца культуры. Вечером на условленном месте состоялась встреча. Николай оказался парнем 25-ти лет, высокого роста, спортивного телосложения. Одет он был в спортивный костюм и кеды. Рассмотрев двух одесситов, спросил, есть ли деньги. Но те сначала попросили показать им товар, а после уже будет расчет. Николай повел их домой. Дверь открыла хозяйка – миловидная девушка лет 24-х с длинными, черными, как смоль, волосами и карими глазами. "Моя жiнка Галина", – представил хозяйку Николай. Он сказал гостям, что она глухая и не может говорить, но все понимает. Галина предложила жестом пройти их в комнату, где на кровати лежали десять рулонов джинсовой ткани, упакованных в полиэтиленовую пленку. Николай подошел к кровати, достал нож и разрезал им полиэтиленовую пленку на одном рулоне. Исаак Абович потрогал руками ткань и спросил, сколько он хочет за него. Джинс был хорош, его можно было бы продать Мамеду за 60 рублей. Тут начался торг, и никто не хотел уступать. Торговались долго. За это время Галина принесла гостям чай с бутербродами. Наконец-то они сошлись на 15,50 рублей за метр. Полторы тысячи дадут сейчас, а 50 рублей занесут завтра. Николай согласился.

Николай внимательно пересчитал деньги и предложил гостям выпить водки за удачную сделку и пошел на кухню помогать жене с приготовлением закуски, а одесситы остались в комнате допивать чай. Прошло минут 10-15, однако никто не появлялся. Аркадий Исаакович стал звать Николая, но никто не отвечал. Он встал и подошел к двери, хотел ее открыть, но она была заперта. Что-то здесь было не так. Исаак Абович догадался сразу. Он подскочил к кровати и стал распаковывать рулоны, срывая с них полиэтилен. Как он и ожидал, это были "куклы" во всех рулонах.

— Сынок, нас кинули, как последних лохов, я понимаю, если бы это произошло в Одессе, это было бы не так обидно. Но ничего, мы найдем этих ублюдков, они еще не знают старого Исаака, это им даром не пройдет. А теперь давай уберемся отсюда.

Оглядевшись, они нашли большие хозяйственные сумки, в которые загрузили джинсовую ткань. Её было от силы 20-25 метров. Затем, выбив двери, которые держались на щеколде, вышли из комнаты и поехали к дяде Мойше, рассказав ему, что их кинули. Исаак Абович взял телефон и начал звонить какому-то Андрею Севастьяновичу, который должен был помочь, если возникнут проблемы. Они договорились встретиться возле кафе "Хвилинка".

Андрей Севастьянович Коротько – известный львовский криминальный авторитет – явился в ровно назначенный срок. Приехал один, без охраны. Выслушав рассказ одесситов, авторитет произнес одно слово – "разберемся". Звонок раздался в десять вечера. Аркадий Исаакович поднял трубку и услышал:

— Жду вас через 15 минут внизу.

В машине Коротько был не один, за рулем сидел крепыш с прической "ежик", который откликался на кличку Амбал.

— Значит так, квартира, в которой вас кинули, была снята в этот день у пожилой пенсионерки молодой парой, которая заплатила ей вперед за полмесяца. Челнок Сергей является наводчиком карпатских братанов. Вам повезло, что вас даже не тронули: обычно жертву или отравляют, либо убивают. Молодые шакалы авторитетов не признают, воровские законы не чтят и деньги в общак не отсчитывают. Работают сами на свой страх и риск, – возмущался Коротько, – никаких понятий. Нужно их научить уму-разуму. Давно хотел. Вот и представился удачный случай. Затем он сказал одесситам, что даст им свой парабеллум – отстреливаться.

— Какой отстреливаться, – взмолился Исаак Абович, – я старый человек и не переношу вида крови, у меня больное сердце.

(Окончание следует.)

В.Р. Файтельберг-Бланк, академик; В.М. Слисарчук.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60