Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 23 (768)
17.06.2005
НОВОСТИ
Культура
Город
Бульвар
Архив
Закон и общество
Здоровье
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 23 (768), 17.06.2005

Анатоль ШАХЛИЕВИЧ

"ДАВНО ИСЧЕЗ КОРАБЛЬ В ТУМАНЕ..."

В АЛЬБОМ ЛЮДВИКЕ МАЦКЕВИЧ

Неведомой, дальней – безвестный и дальний,
Пока нас уводит по разным дорогам,
Два вечные знака разлук и свиданий
Я шлю тебе разом: и "Здравствуй" и "С богом"...

Примечание Адама Мицкевича: "22 октября 1824 г. Людвике, будущей Ходзько, я написал эти стихи через час после получения приказа о высылке".

Право слово, хочется видеть какой-то высший смысл в этой очередности: менее чем через полгода после отъезда из Одессы Александра Пушкина сюда приезжает Адам Мицкевич. Оба великих поэта отправляются в Одессу под давлением обстоятельств – будучи ссыльными – хотя и не без избирательности (были варианты: Кишинев – Одесса, Петербург – Одесса).

Опальные филоматы ("любящие науку") и филореты ("любящие добродетель") после выхода из узилищ и получения приказа покинуть Литву, неуютно чувствовали себя в Северной Пальмире-Петербурке, как тогда в литовской глубинке произносили имя российской столицы. Потому-то русские друзья – Сенковский и Булгарин, А. Бестужев и К. Рылеев сделали все, чтобы польские изгнанники перебрались "с хладного севера в сторону южную". Так Адам Мицкевич вместе со своими собратьями по обществам филоматов и филаретов – Малевским и Ежовским – оказались в Южной Пальмире.

Еще 31 декабря 1824 года Александр Александрович Бестужев (Марлинский) – поэт и декабрист – записывал в своем дневнике: "31.XII. Среда. – Дежурный. Вечером до 11 часов у нас сидели Миц/кевич/, Еж/овский/ и Малев/ский/. Пили за новый год". И вот он уже пишет нашему Туманскому – своему одесскому коллеге и другу: "Рекомендую тебе Мицкевича, Малевского и Ежовского. Первого ты знаешь по имени, а я ручаюсь за его душу и талант. Друг его Малевский тоже прекрасный малый. Познакомь их и наставь да приласкай их, бедных... Будь здоров и осторожен и люби нас. Рылеев то же говорит и чувствует, что я. Твой Александр".

И приписка Рылеева: "Милый Туманский. Полюби Мицкевича и друзей его Малевского и Ежовского: добрые и славные ребята. Впрочем, и писать лишнее: по чувствам и образу мыслей они друзья, а Мицкевич к тому же и поэт-любимец нации своей".

Как верно и точно ухватил суть Кондратий Рылеев: поэт Мицкевич – "любимец нации своей". Недаром Николай так испугался и Рылеева, и Бестужева, что послал их на эшафот.

А кто же были друзья и сотоварищи Мицкевича, что приехали вместе с ним в Одессу? "Почти трехнедельное путешествие, – писал Малевский, – не оставило после себя никаких приятных воспоминаний, но, впрочем, и неприятных тоже. Дело здесь неслыханное – но от Бельта до Понта Эвксинского я проехал в одних санях. Вихри гудели вокруг моей кибитки, смотрители скрежетали, проклиная железные полозья, но вопреки всему этому и я, и кибитка моя въехали в Одессу".

Итак, Францишек Малевский. Его отец, Шимон Малевский (1759-1832), был профессором естественного права и политической экономии, ректором Виленского университета в 1816-22 гг. Францишек учился в Виленском университете вместе с Мицкевичем.

Юзеф Ежовский (1796-1855) филолог по образованию. После Одессы преподавал греческий язык в Москве. Затем стал профессором университета в Казани.

Это те, кто приехали в Одессу вместе с Мицкевичем. А кто же встречал их в нашем городе? Прежде всего адресат Бестужева и Рылеева известный одесский поэт Василий Иванович Туманский. Петру Шаликову приписывали такую эпиграмму на В.И. Туманского:

Дитя мечтательной натуры,
Поэт-романтик Мглин так слог туманит свой,
Что уж давно пора назвать его мечтой
Иль призраком литературы.

В своих письмах Л.С. Пушкину из Одессы в Петербург (январь-февраль 1824 г.) и А.А. Бестужеву (12 января 1824 г.) Алексадр Пушкин отзывается о Василие Ивановиче с неизменной теплотой: "...Здесь Туманский. Он добрый малый..." И опять:" Он славный малый, но, как поэта, я не люблю его. Дай Бог ему премудрости".

Поначалу – после прибытия в Одессу – Адам Мицкевич представился графу Витту, как попечителю Одесского учебного округа и командующему войсками южной провинции. Предполагалось, что Мицкевич будет учить латыни учащихся Ришельевского лицея вместе с Юзефом Ежовским, который стал обучать их греческому. Он и поселился в здании Ришельевского лицея, о чем свидетельствует нынешняя мемориальная доска на Дерибасовской, 16. Однако все вышло не так. Но вначале несколько слов о непосредственном начальнике Мицкевича.

Иван Осипович Витт (1761-1840), польский граф, был сыном коменданта Каменец-Подольской крепости и красавицы-гречанки, вышедшей впоследствии замуж за графа Щенсного Потоцкого из Тульчина. Да-да, это та самая Софья Потоцкая, в честь которой названа Софиевская улица в Одессе, которой граф Станислав преподнес сказочный дендропарк в Умани, которой влюбленный ясновельможный подарил великолепный одесский дворец-замок с подземным ходом, гротом и фонтаном – подземным – с вином. Легенд об этом в Одессе ходило много, а в Польше еще больше. Имя знаменитой Софьи или Зофьи связывают с поэмами С. Трембецкого "Зофьюшка" и Ю. Словацкого "Вацлав". Советские историки называли пани Потоцкую авантюристкой, а польские видели в ней нечто загадочное. Но вернемся к ее сыну. В 1805 году он участвовал в сражении под Аустерлицем, находясь в русской армии в чине полковника. Через два года вышел в отставку, перешел в наполеоновскую армию и сражался в ее рядах. В июле 1812 года вернулся на русскую службу и формировал по приказанию адмирала П.В. Чичагова, командующего Дунайской, а затем III армией, полки в Киевской и Подольской губерниях.

В октябре 1812 года граф Витт был произведен в генерал-майоры. Польские биографы Адама Мицкевича аттестуют графа как личного шпиона Александра I, а знаменитый полководец Отечественной войны 1812 года П.И. Багратион называл его "лжецом и двуличкой". Как в свое время шпион от литературы полковник И.П. Липранди, будучи чиновником особых поручений при министре внутренних дел, следил за Пушкиным (кстати, он тоже дослужился до генерал-майорского чина), так ясновельможный шпион Витт шпионил за Адамом Мицкевичем. А Каролина Собаньская, будучи любовницей Мицкевича и давней любовницей Витта, выполняла при последнем роль миледи из романа А. Дюма "Три мушкетера"...

Итак, графиня Каролина Собаньская, прожженная кокетка бальзаковского возраста, становится любовницей Мицкевича, впрочем, как и графиня Гурьева, супруга одесского градоначальника, и пани Иоанна Залеская, жена Бонавентуры Залеского, владельца славного именьица в Украине. Поэт встречался с ней в Одессе, а затем в Москве, и в память об этих встречах посвятил ей и ее мужу поэму "Конрад Валленрод". Стихотворение "Пловец" – "(Из альбома 3.)", датированное 14 апреля 1825 г., также посвящено Иоанне. Мы взяли строку из него для заголовка этой статьи.

Поэт пробыл в Одессе с февраля по ноябрь, с выездом в Крым с 14 августа по 14 октября. Инициатором этой поездки был граф Витт, а склонила Мицкевича к путешествию Собаньская, которая, похоже, по-настоящему увлеклась Адамом. Поездка вполне удалась и – как ни огорчительно об этом будет узнать одесситам – произвела на поэта более глубокое впечатление, чем пребывание в Одессе. О том свидетельствуют великолепные "КРЫМСКИЕ СОНЕТЫ" с эпиграфом из Гете: "Кто хочет поэта постичь, //Должен отправиться в сторону поэта". И с посвящением автора: "Спутникам путешествия по Крыму". А оными были И.О. Витт, К. Собаньская, ее престарелый муж граф Собаньский и ее брат Генри Ржевуский (Жевуский), впоследствии известный польский писатель, о котором так много напишет наш Александр Дерибас в своей "Старой Одессе".

Путешествие по Крыму... Не напоминает ли оно вам пушкинское путешествие по Кавказу и Крыму в пору его южной ссылки? Вы заметили, что все время – вольно или невольно – мы проводим параллель между "одесским годом Пушкина" (Саркисьян) и одесским полугодием Мицкевича? Хотя познакомились они лишь в Москве осенью 1826 г. А 7 января 1828 г. Пушкин через А.Х. Бенкендорфа обращается к Николаю I с просьбой о том, дабы "правительство позволило" А. Мицкевичу возвратиться в Польшу, "куда его призывают домашние обстоятельства". Упоминается при этом и граф Витт: "Он служил под начальством генерала Витте..." Невыездной ПОЭТ ПУШКИН ходатайствует за ссыльного ПОЭТА МИЦКЕВИЧА перед их ве-ли-чест-вом!!! Политики всегда душили ПОЭТОВ.

А что ж Одесса? Адам Мицкевич выехал из Одессы 13 ноября почтовой коляской. А 29 октября 1825 г., в преддверии отъезда, он пишет "РАЗМЫШЛЕНИЯ В ДЕНЬ ОТЪЕЗДА", где есть такая горькая строка: "Довольно! Мне пора! Простимся, город чуждый!". Однако одесситам вовсе не стоит обижаться на эти слова. Вспомним, когда Лермонтов уезжал на Кавказ из Северной Пальмиры, он написал еще похлеще: "Прощай, немытая Россия..." Он писал так о Родине. А ссылка остается ссылкой даже среди сладострастных гурий Южной Пальмиры!

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660