Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рис. А. КОСТРОМЕНКО.

Номер 17 (607)
12.04.2002
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт
Наш вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 17 (607), 12.04.2002

ЗАЛ – ЛИЦО ТЕАТРА. АКТЕРЫ – ЕГО ДУША

(Продолжение. Начало в № 14.)

Все, что было написано в предыдущей части статьи, писалось по материалам, собранным и систематизированным заведующей литературной частью Одесского русского театра Ю. Сагиной, и лично мною воспринималось отстраненно, просто как некий интересный исторический факт. Все, о чем речь пойдет дальше, для меня оживлено непосредственными впечатлениями людей, близких театру и близких мне лично, а с какого-то момента – моими собственными впечатлениями.

Мой отец – кинодраматург Григорий Колтунов (впрочем, в годы, о которых идет речь, он еще не был кинодраматургом, а был художественным и музыкальным руководителем и актером театра "Пролетар", а затем театра "Радуга") не раз вспоминал Михаила Астангова в постановках тех лет: в роли Бетховена, где он передавал мощь гения музыки со всей страстью, со всем трагизмом, которые отличали этого актера еще в молодые годы; вспоминал его и в других ролях, даже показывал какие-то характерные астанговские жесты и интонации.

В те годы (да и не менее 10 послевоенных лет) музыкальным руководителем театра, дирижером – тогда в Русском театре был свой небольшой оркестр – и композитором, писавшим для театра, был Михаил Рахлис – отчества не знаю, для меня он был просто дядя Миша, сосед моей бабушки по знаменитому Шалашному переулку (о нем отец писал в своих рассказах), первый учитель музыки моего отца. Музыку к довоенной постановке "Заката" Бабеля писал дядя Миша Рахлис. Поставил спектакль А. Грипич. Когда через 60 лет после первой постановки "Заката", ушедшей из репертуара не только из-за неприятия этого спектакля критикой, Русский театр вновь вернулся к этому спектаклю, отец вспоминал первую постановку, сравнивал ее с последней версией...

В нашем доме бывали в разные периоды Матвей Ляров, Павел Михайлов, Борис Зайденберг, Лия Исааковна Бугова, режиссер Абрам Рубин, кумир детей Хоттабыч – Николай Волков. впрочем, все названные актеры были кумирами одесских театралов. Имя Лярова произносили просто с придыханием: Городничий в "Ревизоре", Барон в "Скупом рыцаре..." На вечере, посвященном 75-летию Русского театра, это имя почему-то не вспомнили. Впрочем, не вспомнили и еще ряд имен артистов, чье участие в спектаклях воспринималось как некий залог, как знак качества – это Р. Балашова, А. Чиниджанц, Я. Заславский, Н. Динтан, Ю. Горобец, А. Стародуб, Н. Комиссаров... Да и я сейчас называю далеко не всех – только тех, кого помню, чьи имена ассоциируют для меня с живыми людьми, со спектаклями, с ролями...

Поэтому такой живой отклик у меня и у всех, кто помнил знаменитую "Свадьбу с приданым" вызвало выступление на торжественном вечере первых исполнителей этого спектакля 90-летнего Л. Маренникова и 80-летней В. Кулаковой. С присущим им в их молодые годы шармом они сыграли отрывок из когда-то популярной пьесы.

Вспоминаю знаменитые новогодние капустники в Доме актера. В них блистали П. Михайлов, Е. Котов и Л. Полякова в компании с М. Водяным. Не знаю, кто писал сценарии этих капустников, но все, что пришлось мне видеть в 90-е годы, ни в какое сравнение не шло с теми, из 70-х годов. Умирая от смеха, трудно было себе представить, что это тот самый Михайлов, который с таким трагизмом играет короля Лира, тот Михайлов, чей диапазон охватывает и Ленина, и Наполеона. А Котов и Полякова?! Бенедикт и Беатриче ("Много шума из ничего"), Огудалова и Кнуров ("Бесприданница"), герои "Старомодной комедии" Арбузова и, наконец, прощальный, незабываемый спектакль "Деревья умирают стоя". Артисты прощались с театром, одесситы прощались с любимыми артистами.

В свое время это был коронный спектакль Л. Буговой (Лидия Федоровна Полякова играла совсем другую Бабушку, ее сила была в ее мягкости, в ее всепрощающей любви). Собственно, трудно назвать спектакль, в котором участвовала Лия Исааковна Бугова и который нельзя было бы назвать, ее коронным. Л. Бугова чаще других бывала в нашем доме, да и мы не раз бывали у нее в ее квартире в бельэтаже на Преображенской, с красивыми решетками, как маленькие балкончики, отгораживающими окна, между которыми никак не появится мемориальная доска.

После войны отец работал вместе с мужем Л. Буговой Л. Абелиевым, но дружба с актрисой зародилась еще до войны. И отец, и Лия Исааковна не раз вспоминали о том, как отец увидел ее впервые в Еврейском театре, как буквально влюбился в нее, в ее голос. В это время замечательный режиссер Русского театра А. Треплев искал актрису на роль Матери в пьесе Чапека "Мать". Отец посоветовал Треплеву побывать на спектакле Еврейского театра, где играет актриса с удивительным голосом. С роли Матери началась сороколетняя работа Л. Буговой на сцене Одесского русского драматического театра. "Привидения" Ибсена, "Хищница" по О. де Бальзаку, "Филумена Мортурано" Э. де Филиппо, "Уступи место завтрашнему дню В. Дельмара, "Бесприданница" Островского, "Каменное гнездо" Х. Вуойлиоке – всех спектаклей, где играла, потрясая зрителей Л. Бугова, не перечислить.

(Окончание следует.)

Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660