Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 39 (784)
07.10.2005
НОВОСТИ
Культура
Земляки
Экономика
Проблема
Вопрос - ответ
Закон и общество
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 39 (784), 07.10.2005

КИСЛОРОД ЖИЗНИ

"Назови мне самые значительные вехи твоей жизни, и я скажу, кто ты". Этот афоризм я придумала сама. Придумала буквально на днях, когда взяла в руки книгу Рафа АЙЗЕНШТАДТА, названную им "ВЕЧЕРА НА ХУТОРЕ БЛИЗ ГЕРМАНИИ".

Что подвигло меня на сочинительство афоризма? Новая форма автобиографии, весьма отличная от тех, которые Айзенштадту приходилось писать за всю его сознательную жизнь в Советском Союзе. Ни тебе социального происхождения, никаких "учился, работал, женился, награждался, порицался, избирался, изгонялся"... Да и зачем? Все это осталось в прежней жизни, за водоразделом эмиграции.

Нет, конечно, можно вспомнить и медучилище, и филфак университета, и работу завлитом Одесского кукольного театра (одновременно с работой в бюро экскурсий и путешествий), и увольнение с запретом на работу, предполагающую общение с людьми, как кару за распространение самиздата...

Но, повторяю, зачем это вспоминать, когда есть в жизни такие яркие моменты, "такие знаменательные факты биографии", как "ЗАРЕВО ПОЖАРА НА НЕФТЕПРОМЫСЛАХ В БАКУ – 4 года", или "БАБОЧКА "ПАВЛИНИЙ ГЛАЗ", пойманная на даче 16-й ст. Б.Ф. (Одесса) – 10 лет", или "САМЫЙ СЛАДКИЙ ПОЦЕЛУЙ в парадной на углу улиц Щепкина и Петра Великого – 16 лет", или "РЕПРОДУКЦИЯ МАТИССА "ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ", приобретенная в магазине "Дружба" – 20 лет". А еще: "РУИНЫ ДВОРЦА ТИМУРА в Шахрисябе – 32 года"; "КНИГА КАФКИ, прочитанная в 38 лет"; "БОЛЬШАЯ РЫБАЛКА на Каролино-Бугазе в 43 года"; "ПЕРВЫЙ ЭМИГРАНТСКИЙ РАССКАЗ "ДЕБЮТАНТ ТРЕТЬЕГО РАНГА", написанный в Дюссельдорфе – 56 лет". На этом мы прервем столь своеобразно изложенную автобиографию Рафаэля Айзенштадта, вынесенную им на обложку своей замечательной книги, включающей два цикла рассказов: "Ах, эта жизнь эмигрантская наша" и "Вечера на хуторе близ Германии". Любопытный жанр эта эмигрантская литература. Она интересна и эмигрантам (все узнаваемо: "Это же почти или совсем про нас или про Шендеровичей"), но она интересна и нам, оставшимся, нерешившимся, незахотевшим, несумевшим... ("Смотри ты, как здорово! Стоило ли из-за этого ехать? Ну, это мы и здесь можем хлебать большой ложкой...")

А если еще у автора цепкий взгляд, если он ироничен, а подчас и саркастичен, если он смешит, забавляет, удивляет, а порой и согревает внезапно отодвинувшей в сторону иронию лиричностью, то его книга становится просто хорошей литературой без ярлыка "эмигрантская". Но, собственно, не о книге я собиралась писать, она сейчас есть в Одессе в продаже, и лучше прочитать саму книгу, чем рецензию на нее.

Я хотела написать об авторе этой книги. Вернее, о нем и о его жене Галине Педаховской – журналисте и писателе (ее тонкую, лиричную книгу "НОЧЬ В АМСТЕРДАМЕ", в которой четыре очень разных по сюжету рассказа объединяет удивительно точный и вместе с тем образный язык, сейчас тоже можно найти на прилавках книжных магазинов Одессы).

Доэмигрантская жизнь Галины, ее работа преподавателем высшей школы, работа в прессе (в частности, какое-то время Педаховская печаталась в "Комсомольском племени", из которого родилась "Комсомольская искра" – прародительница нашей газеты "Порто-франко") – все это тоже могло бы не иметь отношения к жизни в эмиграции, как это в большинстве случаев имеет место быть. Я имею в виду инженеров, садящихся за баранку такси или выгуливающих чужих детей и стариков; врачей, работающих сиделками; учителей, убирающих чужие квартиры... А что сказать о тех, кто вообще не нашел себе применения, пусть даже за счет понижения социального статуса, кто существует как бы по инерции, довольствуясь пособием? Я нечаянно употребила слово "существует", а не "живет", но оно оказалось в данном контексте уместнее. Попробую пояснить. Молекула кислорода жизни состоит не из двух атомов, как обычно, она многоатомна, как органические соединения. В нее входят устремления и достижения, радости и разочарования, усталость и отдых, входит то, над чем "душа обязана трудиться". Но если всего этого нет, то это не жизнь, а анаэробное (бескислородное) существование. К сожалению, для многих, эмигрировавших в немолодом возрасте, независимо от радужных планов перед отъездом, оказывается, что "на жизнь свобода опоздала". И им остается только полный холодильник, ностальгия и общение со случайными соседями в эмигрантском районе.

Но "разве счастье в том,
чтобы с набитым ртом
раскормленным скотом
влачить свои года?"
(Иегуда Галеви, 1080-1142 гг.)

Раф и Галина эмигрировали в 1992 г. Два года ушли на языковые курсы, на адаптацию, на налаживание быта. Подчеркиваю, не жизни, а быта. Но анаэробное существование их не устраивало. Раф и Галина принимаются искать источники кислорода жизни. Одного – при их неуемности им было мало. Галина начинает выпускать газету "Русский анонс" (афиша). Раф пишет рассказы и чуть позже супруги входят в правление клуба "Neue Zeiten" ("Новые времена"). То же название носит редактируемая Галиной газета (в нее вошел и "Русский анонс"). Со временем Галина начинает издавать журнал "Оазис" (литература, здоровье, гармония, культура), в который привлекает незаурядно мыслящих авторов. Раф основывает "Айзенштадт-театр" (в нем ставятся спектакли по его новеллам). Галина проводит экскурсии по Дюссельдорфу и интересным городам Германии, Голландии, Бельгии, где она ищет и находит некие изюминки. Раф вот уже 7 лет по два раза в месяц ведет "Литературную гостиную". А еще четыре раза в год супруги организовывают так называемые "Творческие импровизации", на которых участники в романтической атмосфере укрытого в лесу замка, где их принимает некая католическая миссия, в течение 5 дней дают выход своим творческим устремлениям (и не только литературным).

И наконец самая значительная, привлекающая людей из разных стран и даже континентов придумка – ПОЭТИЧЕСКИЕ ТУРНИРЫ.

Пять лет назад Рафаэля Айзенштадта осенила идея провести поэтическое соревнование на заданную тему. Тема определялась строкой из знаменитой баллады Франсуа Вийона "От жажды умираю над ручьем..." Из этого соревнования, в котором участвовали 24 поэта, и родились поэтические турниры. (Не правда ли, какое романтическое слово? Не конкурс, не фестиваль, а ТУРНИР. Так и представляешь себе турнир менестрелей в рыцарском замке...) Так вот, на второй поэтический турнир, девизом которого послужила строка из романса на стихи Алексея Апухтина "Были когда-то и мы рысаками...", съехались уже 43 поэта из 18 городов Германии. Турнир набирал популярность, и было решено сделать его ежегодным, традиционно проводить в марте, проводить также конкурс-поиск девиза для каждого последующего турнира (девиз должен быть объявлен не позже сентября), расширить географию участников.

Письма с предложением поэтических строк для девиза посыпались со всех сторон. К турнирному движению, кроме культурных центров и литераторов Германии, присоединились два региона Америки, Израиль и Украина (забегая вперед, отметим, что на сегодня участниками турнира стали так же поэты из Москвы, Швейцарии и Австралии).

Девизом третьего турнира послужила поэтическая строка замечательного поэта Бориса Чичибабина "Поэт, что малое дитя..." (На этом турнире одним из победителей стал одессит Владимир Кац, создавший венок сонетов). Число участников IV поэтического турнира, которых вдохновила строка Беллы Ахмадулиной "Мы все прекрасны несказанно...", достигло 208 человек.

В марте 2005 прошел пятый турнир под девизом афористической строки Федора Тютчева "Нам не дано предугадать...".

Структура турнира предполагает отборочные туры в регионах, турнир среди победителей отборочных туров, решение жюри, в которое входят Р. Айзенштадт, академик Западно-Европейской академии наук и культуры Г. Педаховская и еще пятеро признанных авторитетов. Поэты, занявшие первые 6 мест, получают звание ОЛИМПИЙЦЕВ. Следующая десятка – это ПРИЗЕРЫ, еще одна десятка – ЛАУРЕАТЫ.

Надо сказать, что призовые места не всегда занимают так называемые поэты-профессионалы, которых обычно бывает до 10 % (впрочем, "профессионал в литературе – понятие весьма условное и спорное). Турниры приносят немало открытий. Порой участники, среди которых много немолодых людей, хотя есть и совсем юные, открывают самих себя. Турниры, кроме того, дают общение, которого так не хватает людям творческим.

И наконец, финал турнира, награждение (лучших венчают "лавровыми венками) – это праздник, который поэты уносят с собой.

И еще важный момент: благодаря участию самих поэтов, но главным образом благодаря спонсорству известной в Германии и Европе целительницы Софи ТАХАЛОВОЙ (она же спонсирует журнал "Оазис") издаются сборники лучших стихов, вынесенных на поэтический турнир.

Мне хочется привести здесь стихи призера Пятого поэтического турнира – слепого поэта из Мюнхена Александра Кузнеца. И не только потому, что они мне понравились даже больше, чем стихи олимпийцев, но они как нельзя лучше подходят к теме этой статьи.

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется,
Узнать, когда струна порвется,
И где захлопнется тетрадь.
И все же, все же знаки есть -
Пусть и не все они открыты, -
Чтобы, как шифр на древних плитах,
Намеки тайные прочесть.
Темны пророчества веков
Средь перемешанных катренов...
Средь судеб слуг и сюзеренов,
Бродяг, шутов и игроков
Найти лишь ту, свою судьбу -
Цепь озарений, встреч и пауз,
Найти, как Гамлет или Фауст,
Назло преградам и табу.
Что ж, тем, кто в жизни оправдать
Хотел бы редкое мгновенье,
Дай, Бог, свое предназначенье
В сем зыбком мире угадать!..

Елена КОЛТУНОВА.

P.S. Мне стал известен девиз VI поэтического турнира: "Я гимны прежние пою..." (Александр Пушкин). Поэты, дерзайте!

Е. К.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60