Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Аркадию РЫБАКУ - 50 лет

Номер 33 (726)
20.08.2004
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 33 (726), 20.08.2004

Игорь ПОТОЦКИЙ

О, ПАРИЖ!

Повесть

(Продолжение. Начало в №№ 29-32.)

5

Серж Канторович вечно куда-то торопится. Я его провожаю, а он весь в рассуждениях о превосходстве Парижа перед другими городами мира. Фразы его сумбурны, но в них множество метафор, хоть Канторович и утверждает, что не любит цветастые речи. "Слова, – говорит он мне, – должны быть проще мазков по холсту".

Потом он стремительно меняет тему разговора, словно ему надоело озвучивать прописные истины. Ясно, что Париж – лучший город на земле, ведь только в столице Франции может одновременно открыться сто выставок, состояться тридцать театральных премьер, тысяча мужчин в один день найдет тысячу женщин, которые совсем скоро станут их женами. Все это понятно. А вот почему на его картине проступил глава демонов – Асмодей, он объяснить не может. Этот Асмодей нахально скалится и теперь у него картина не получится, а ведь он за нее получил аванс от одного богача, срок заказа неумолимо приближается, но Асмодею до этого нет никакого дела: он упорно не хочет покидать холст. "Я пробовал, – говорит мне Канторович, – наложить на него черную краску в несколько слоев, но на следующее утро он вновь на холсте и встречает меня своей коварной улыбкой, от которой внутри меня что-то переворачивается".

Я думаю, что Серж что-то недоговаривает. Скорее всего, он пишет картину по заказу, она его не вдохновляет, вот он и придумывает разные отговорки, чтобы увильнуть от работы. Я не хочу раскрывать ему мысли, мелькающие сейчас в моей голове. В конце концов иногда Канторович рисует демонов, ведь и они встречаются в реальной жизни, даже в Париже. Совсем недавно два таких демона прыснули мне в глаза из баллончиков слезоточивым газом; мир померк в моих глазах, их пронзила жуткая боль, а Ги, который в этот момент находился со мной, бросился за водой в ближайший магазинчик, заставил меня промыть глаза, а потом, когда ко мне вернулось зрение, я увидел его печальные глаза, сочувствующие мне, и сказал ему довольно браво: "Всякое случается даже в Париже". Вполне возможно, что Асмодей прокрался в мастерскую Сержа и облюбовал себе место на его последнем недописанном холсте.

У Канторовича привычка все доводы, за и против, повторять несколько раз. Он, будто кассир бистро, колдующий над дневной выручкой, подсчитывает свои предполагаемые убытки, если не окончит заказанную картину в срок. А потом начинает говорить о выручке, если он все-таки отдаст ее через несколько дней заказчику. Начинает вздыхать: "Этот заказчик – сущий Асмодей, поверь мне. Особенно меня донимает его цепкий и холодный взгляд. И его шляпа мне не нравится. И галстук на нем болтается, как маятник часов, а ведь ему не пятнадцать лет, а в четыре раза больше". Я спрашиваю: "Какого цвета у него глаза?" – "Вздорные глаза, – не задумываясь, отвечает Серж, – пустого и богатого человека".

И вновь тема нашей беседы круто меняется. Канторович не жалеет бранных слов для Асмодея. Но и своего заказчика он ругает, словно тот ему подсунул это чудовище. Но вот звучит более-менее приемлемое предложение: "Нам следует выпить бутылочку вина, но лучше без всякого повода. Согласен?"

Кто же откажется от такого предложения?

(Продолжение следует.)

Одесса, 2003 г.

Рисунок Николая ДРОННИКОВА (Париж).

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60