Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 49 (845)
15.12.2006
НОВОСТИ
Культура
Тема номера
Ко дню адвокатуры
Точка зрения
Имена
Криминал
Здоровье
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 49 (845), 15.12.2006

"МОЯ" МИЛИЦИЯ

"ЛЮДИ В ПОГОНАХ" или "В ПОГОНАХ – ЛЮДИ"?

Моя мама работала в школе № 70, что в начале улицы Канатной, которая всегда славилась, так сказать, "сложным контингентом": ведь там училась вся "канава" (скоро канавские "кондоминиумы" окончательно заменят шикарными престижными домами-красавцами). Будучи классным руководителем, мама регулярно навещала коллег из детской комнаты милиции, где мне приходилось играть в игрушки, которых там было много, и слушать умные разговоры о детских колониях, профилактической работе и т.д. Так что бравые тети с погонами не ниже капитана были первыми милицейскими чинами, плотно вошедшими в детское сознание.

В средних классах люди в форме сопровождали разного рода интернациональные мероприятия. Тогда иностранцев заполучить в школу для вольного общения было не так-то просто, но в 121-й, где я училась, недели не проходило без "высоких" и дальних гостей. Ясное дело, на все визиты милиционеров-полиглотов не хватало и очень уж их не радовали наши "вольности" типа обняться на прощание с заграничным "буржуйским" другом или подарить друг другу какую-то безделушку: "не положено". Ну, а высшим пилотажем среди нас, шутников, считалось как бы невзначай проникнуть в "ихний" автобус и в последнюю минутку вынырнуть: "Ой, простите!"; вы бы видели испуганные глаза мальчиков в форме!

Привычка без предупреждения переходить на один из иностранных языков и в студенчестве стоила ряду моих друзей "незапланированных" контактов с представителями закона – "за приставание к иностранным гражданам". Особенно этим славились служивые ребята с морского вокзала, Как назло, приходилось частенько встречать и провожать корабли в позднее время суток и непросто было доказать, что это твой друг и пришел он с тобой, в том числе, для того, чтобы тебе не ходить одной по ночным улицам. Тут же следовал вопрос: "А почему вы говорили с ним не по-русски?".

"Правильный" милиционер случился, когда мы возвращались из турпохода через Москву. Уставшие и небритые мужики спешили увидеть столичные достопримечательности. "А как докажете, что вы туристы, а не бродяги? – спрашивал нас милиционер в районе Красной площади. – Ну, к примеру, чем отличается узел булинь от брамшкотового?". "Нагрузочными концами", – бодро ответили туристы милиционеру-эрудиту и побежали дальше.

В 1996 году летом мы путешествовали через две страны – от Одессы до Урала, на Кавказ и обратно. Вот где было контактов с милицией! В автобусе мы везли большую "сборную солянку" из "домашних" и "уличных" детей и подростков. У половины из команды, кроме прочего, не было документов. И что вы думаете? За месяц пути ничего, кроме доброго слова, от представителей власти в погонах мы не видели: видимо, "правильно упакованные" дети действуют на людей положительно.

А когда наш автобус по стечению ряда "неблагоприятных обстоятельств" и "человеческого фактора" едва не упал в реку и лег на три дерева под опасным углом, именно милиционеры оказались людьми, пришедшими на помощь. Ясное дело, нельзя сбрасывать со счетов личное обаяние нашей юной студентки Натальи, которая так сказать, строила всем глазки ради спасения утопающего автобуса. Но факт остается фактом: прибыла команда выходных в тот день ребят, которые и вовсе ехали на природу праздновать день рождения одного из них. Прервав досуг, они убедились в том, что "леди" не преувеличивает и что дело серьезное, и стали придумывать, как помочь. В результате на ноги были подняты местные фермеры, доставлен огромный кран, и спасательная операция началась. Через несколько часов мы уже грузили вещи и детей обратно в автобус. Кто не попадал с группой детей в подобные ситуации, вряд ли оценит глубину благодарности, которые мы до сих пор испытываем к тем милиционерам.

Бывали и курьезы. В свое время, путешествуя автостопом, мы были задержаны на территории музея в районе раскопок лишь за то, что ночевали в палатках в так называемой "посадке". Назвать те полтора жалких дерева "посадкой" нужно было еще уметь, но тем не менее... Сперва к нам приехала легковушка – не договорились: мы просто отказывались понимать, зачем это нам "в милиция надо ехать". Следующий визит был нанесен через минут 40, когда мы оказались на речке, а наши палатки, как говорится, подвергнуты несанкционированному осмотру. Противостояние "неформалов" и "формалов" усиливалось, и наконец на нас "наехали" уже грузовик, легковушка и мотоцикл, и каждый из служивых явно старался выглядеть самым главным. В отделении все было совсем неинтересно: разве что я выпустила с десяток собак, задарила дежурных сувенирными "одесскими деньгами" и немного поиграла на нервах тем, кто продолжал соблюдать формальности, Нам пояснили, что это так нас защищают от маньяка, который шастает по посадкам и ловит "таких, как мы", и попросили написать объяснение. Вот уже где мы снова-таки оторвались и написали такое, вернее, в такой форме, что вполне можно было читать со сцены в юмористических передачах. Затем пришел начальник, и следующие полтора часа обе стороны были вознаграждены: мы рассказывали ему массу интересного из жизни "на большой земле", а он с радостью показывал нам свои трофеи – древние книжки и денежные купюры. И честно сказал: "Ребята, я понимаю, что вы прикололись, но читать приятно, хоть я ничего не понял, перескажите своими словами"...

Ну а в последние годы приходится контачить с милицией преимущественно в одной сфере – по работе с "детьми улицы". Тут уж не до шуток: и наслушаешься разного, и навидаешься, и во "внеэтические" ситуации попадешь.

"Вот вы им помогаете, а их расстреливать нужно", – на полном серьезе и не раз повторяет один сотрудник милиции.

"Ребята, вы просто молодцы, что не бросаете их, я сам детдомовский", – говорит другой.

Младшее поколение милицию не любит. "Да ну их, ничего хорошего, шуток не понимают", – твердят юные умники и максималисты. – Мы-то свои права знаем, как начнем гнать в райотделе про то, что они имеют право делать, а что нет, – так сразу и отпускают, если что".

Кстати, новым "молодежным" министром стал 49-летний генерал-майор милиции Виктор Корж – член Национального олимпийского комитета мастер спорта международного класса по велоспорту, кандидат наук. Отставной милиционер по возрасту не мальчик, и нам кажется, что это неплохо. Вот только чаще были бы поводы для деловых контактов. Самое время вспомнить "буржуйскую" Америку, которая при этом умет считать деньги, в том числе затраты на воспитание и перевоспитание. Так вот, там нормальной практикой считаются регулярные контакты населения, в том числе подрастающего, с полицейскими в форме и в штатском, на спортплощадке, в летнем лагере, в мастерской по ремонту велосипедов, в библиотеке, за шахматной доской.

А пока что я лично не люблю, когда приходится "по делу" общаться с теми, кто в погонах: нет у них возможности и условий меня беречь на самом деле. И я стараюсь обходиться без их помощи, хоть и выросла в квартале от райотдела и, судя по семейным преданиям, первые самостоятельные шаги сделала именно напротив отделения милиции.

Так что, увы, люди в погонах в умах и мифах большинства обывателей – они сперва "в погонах", а потом уже – люди...

Раиса КРАЕВА.

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60