Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 13 (603)
13.03.2002
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 13 (603), 13.03.2002

ВЛАДЛЕН ГОРОВ

КРИЗИСНЫЙ ДИРЕКТОР

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Летом 2000 года я приступил у ремонту своей квартиры. Естественно, не обошлось и без закупок цемента (Цемент это вообще основа любого строительства на протяжении веков), чтоб сэкономить, обойтись без магазиных накруток, решил взять сей необходимейший темно-серый продукт прямо на Одесском цементном. Уже подъезжая, поразился непривычной пустынности улицы Хуторской – ни попутных пустых грузовиков, ни встречных, доверху набитых мешками. На проходной уныло зевающий охранник сообщил:"Усе. Закрылась лавочка. Банкроты." и захлопнул дверь. Нет, конечно, цемент я купил, но Ивано-Франковского производства. Встретившись с новым директором цементного Керобом Арутюняном, я рассказал ему про этот инцидент.

УПРАВЛЯЮЩИЙ САНАЦИЕЙ

— Да, тогда завод стоял, – тридцатишестилетний директор поиграл "мышкой" стоящего на столе компьютера. – Я вам больше скажу: уже было принято решение о ликвидации завода. Долгов-то 46 миллионов! Завод задолжал всем: государству, местному бюджету, своим рабочим... Главные долги были по электроэнергии и газу. Собирались все порезать, продать, что можно. Конечно, разгром и распродажа не покрыли бы долгов, и малой доли не покрыли. Это, кстати, и стало моим козырем,когда в феврале прошлого года Арбитражный суд Одесской области назначил меня управляющим санацией завода.

Институт "управляющих санацией" и "кризисных управляющих" появился вскоре после выхода Закона Украины "О банкротстве" и Указа Президента. Санацию не нужно путать с "санкцией" – это последняя попытка спасти предприятие от окончательной гибели. Санировать – значит, оздоровить.

— Понимаете, беда цементного была общей бедой почти всех предприятий Одессы, Украины, – горячо, с проскальзывающим легким армянским акцентом, говорит Арутюнян. – Всех производствеников, директоров чему учили – производить. Все. Дай план любой ценой, и душа не болит. Бизнесу не учили, продавать продукцию – не учили, финансированию не учили, проявлять инициативу – не учили. И жизнь до развала СССР тоже этому не учила. Все и так для директора, дающего план, было превосходно.

Потом, с самостоятельностью государства, началась дымовая завеса инфляции бартерных операций, в ней многие "нашли себя", деньги иногда возникали ниоткуда, нужно было только не зевать, переводить их в твердую валюту и класть в личный карман. О производстве, о его развитии, о новых технологиях мало кто думал, вернее, думали, но...

В середине девяностых "смышленый" директор одного одесского завода, давно уже почившего "в бозе", взял многомиллионный кредит на закупку новейшей техники, закупил... ну, не совсем новую, скажем, заработал на разнице. Но не остановился на достигнутом – продал полученную технику на металлолом. Тоже на Запад.

— А когда в девянсто шестом в Украине появилась твердая гривна, вся эта возня закончилась, дым спал – обнажились язвы, и заводы начали умирать. Цементный тоже. Одни бартерные операции – чисто каменный век: я тебе хвост от мамонта, ты мне топорище. Сотрудники тоже зарплату цементом получали – весело, да? Завез себе в квартиру мешков двадцать и после работы торгуешь. Долги нарастали, на них насчитывалась пеня, штрафы... 42 миллиона гривен наросло.

Так вот, когда меня назначили управляющим санацией, моим основным доводом было: разберете, распродадите завод – что получите? Гроши.

А так есть шанс получить много больше – хотя бы половину своих денег. Почему половину? Согласно Закону Украины. Во-первых, с предприятия, признаного банкротом, снимаются все накрутки:пеня, штрафы; во-вторых, дали в газеты объявление о том, чтобы имеющие претензии к предприятию-банкроту обратились в суд. Месяц прошел – не обратились. Все. Долги списываются. По-моему, жестко, но справедливо. Умно.

Благодаря этим мерам заводчане сбросили с плеч половину долгового груза.

Начали восстанавливать производство. Уже через два месяца цементный завод вышел на 70% свое былой производительности. Люди получили зарплату. ДЕНЬГАМИ. Не цементом.

— Бартер я сразу запретил, – хлопнул по столу ладонью. – Только деньги. Сырье – за деньги, за товар – деньги. Ездил к потребителям, говорил, объяснял. Добился предоплаты нашей продукции. Рассчитались за газ. Убедил электроэнергетиков об отсрочке. Работаем. Но все равно плохо работаем. Хожу, смотрю, думаю. Ассортимент – одна марка цемента ПЦ-400-А. В наше время? Покупателей таким товаром сильно не прельстишь, да еще он невысокого качества, клиентуру не расширишь.

Беда! Но не главная. Главное – оборудование старое, энергоемкое, нетехнологичное! Сколько бы люди не надрывались, смысла мало – себестоимость высокая, прибыль съедается. Отсюда – нет денег ни на развитие, ни на нормальную зарплату. Кроме того, старое оборудование весьма неблагополучное в экологическом отношении. А завод хоть и на окраине, но и не сильно далеко от жилых домов.

Все менять надо, я это понимал. Но как?

Кероб Арутюнян думал, искал выход. Искал и нашел. За два года до банкротства, за два года до прихода на завод Арутюняна завод мог выйти из штопора. Но...

— Оказывается, еще в девяносто восьмом, – иронически улыбается Кероб Леондрушович, – прежняя администрация цементного вела переговоры с германской фирмой "Кристиан Пайпер"...

Вставка. Фирма "Кристиан Пайпер" существует более ста лет и занимает лидирующее положение на рынке оборудования для производства цемента.

Лидирующее, потому что поставляемое ими оборудование отличается экономичностью, высокой производительностью, экологически чистое.

— Я – как, что?! Чем закончились переговоры?

— Ничем не закончились, – рассказывают. – Поговорили, даже договор подписали на поставку и монтаж нового оборудования... затем что-то не сложилось. И бросили это дело.

Говорю же – людей бизнесу не учили. Бизнес – это совсем другая психология. Начал выяснять, нашел телефон их директора по сбыту в СНГ и Восточную Европу господина Челарова. Созвонился. Уговаривал приехать, встретиться.

Естественно, что солидный бизнесмен Николай Челаров не испытал особого воодушевления от этого звонка. Он ведь уже имел дело с Одесским цементным и обжегся. Зря потратив деньги на проезд и, что обидней, – время. Кстати, не удивляйтесь славянскому имени и фамилии.Чоларов – по поисхождению болгарин. Еще в начале семидесятых эмигрировал в Германию. Пришел на фирму. И постепенно дорос до одной из ключевых должностей.

Рассказ об Одесском цементном заводе продолжит он.

ПРОБЛЕМЫ МЕНТАЛИТЕТА

— Встретились мы в Киеве. Я там был по совершенно другим делам, наша фирма работает со всей Украиной, причем довольно давно. Как, впрочем, с почти всеми странами Восточной Европы и СНГ. Так вот, думаю, – пусть приезжает, поговорим. Еще раз, мало ли... голос понравился, возможно, и напор есть, и интеллигентность.

С прежним руководством не сложилось почему? Менталитет у них какой был – сейчас живем и слава Богу. А завтра? А послезавтра? О будущем никто всерьез не думал. Я таких знаю, работаю с украинскими предприятиями и их директорами с девяносто пятого. Встретились – вижу совсем другой человек. Современно мыслящий. Понимаете, я в бизнесе варюсь уже тридцать лет и успешно – разбираюсь в людях. Решил – надо верить, приехать в Одессу и если все нормально, – подписать договор поставки и монтажа нового оборудования.

Потом Николай Борисович приехал в Одессу. Снова ходил по цехам, прикидывал. Уехал. Вернулся с инженерами. С нового 2002 года начались работы по полной реконструкции завода.

— Нет, все-таки вы молодцы, – восхищается Чeларов, – как говорится: "если хотите – можете". Я таких темпов строительства еще и не видел.

Когда Арутюнян мне сказал: в мае закончим, пойдет цемент, я ему не поверил. Это же рождение нового завода. Как люди работают! Круглосуточно. И еще умудряются на старом оборудовании цемент выпускать.

Одновременно. Не ожидал?! И веселые. Когда в девяносто восьмом приезжал, скучные были, злые.

Ну вот, а говорят, у нас менталитет неправильный. Люди просто увидели возможность нормально жить, трудиться на современном оборудовании, получать достойную зарплату. А не мыкаться в безработных, устраиваться реализаторами, риэлтерами. Да и не могут все стать только торговцами. Где это видано? Все равно ведь строиться-то надо.

А для этого нужен ЦЕМЕНТ.

О том, как идет сам процесс реконструкции, как к этому относятся сотрудники завода, какие виды новой, европейского качества продукции, начнет выпускать цементный с мая-июня, в самый разгар строительного сезона, вы узнаете из следующей части нашей истории.

Продолжение следует.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660