Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 4 (1444)
7.02.2019
НОВОСТИ
Проблемы и решения
Здоровье
История
Вокруг Света
Культура
Спорт
Мяч в игре
Имена
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 4 (1444), 7.02.2019

СВЕТ ОТ СВЕТЛАНЫ

Бывают же такие удивительные совпадения, когда при рождении ребенку дается имя, определяющее судьбу! Одесситка Светлана Каганович, в полном соответствии со своим именем, проливает и дарит свет.

Ее профессия - художник по свету. Не менее удивительно, что ее светлая личность притянула другую, ведь ее супругом много лет является Михаил Каганович, начальник цеха художественного света Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного. Но у каждого - своя жизнь в искусстве и свой свет, в этой семье не принято спорить на профессиональные темы. Мудрое правило!

Михаил Наумович сперва окончил пищевой техникум, потом техникум связи, работал на судоремонтном заводе, пришел в оперный театр на должность радиста, а потом уже перешел в музкомедию, где тоже был радистом, затем осветителем. Как радист успел поработать довольно много с Михаилом Водяным, познакомился со многими звездами союзной сцены. Его сестра собирала автографы звезд, и он для нее брал их у Ильинского, Соломина, Калягина... в доме целая коробка раритетов теперь.

А Светлана Юрьевна пришла в профессию сразу. Дело в том, что родители не хотели отпускать дочку, которая под влиянием подружек задумала уехать в другой город, чтобы дальше учиться.


- Посоветовали пойти в театрально-художественное училище, совсем же рядом, и я прислушалась, - улыбается Светлана Каганович. - Мне понравилось, что там со мной разговаривают, как со взрослой, уважительно. Артисткой я быть не хотела, рисовать не умела, выбрала свет. Нас на курсе было 12 человек, сейчас, говорят, с трудом ребят набирают... А мы бежали сломя голову на занятия, и не было мысли прогулять. Все нам объясняли на практике, в театрах, с конкретными людьми, которые в этой профессии, а результаты мы видели на сдачах, премьерах. Закончила я с красным дипломом, пошла в оперный театр, где было самое современное на тот момент оборудование, и задержалась там на тридцать лет. Девяностые годы многих увели от нашей профессии, а я осталась, и ни об одном дне не жалею. В моем распоряжении был "Старт", четырехпрограммный пульт советского производства. Это уже не были огромные штурвалы, последним театром, где был такой регулятор, оставался русский театр, но после реставрации от него избавились и там. На "Старте" уже физических усилий особо прилагать не надо было, плюс появилась возможность программировать, а расширение возможностей подстегнуло фантазию режиссеров. Работая в оперном театре, каждый день в мире музыки находишься, это само по себе удовольствие. У меня музыкального образования нет, но слух неплохой. Наталья Михайловна Григор, помреж, совершенно замечательный человек, до сих пор ведет спектакли в опере, она мне подсказывала, в какой момент что переключать. Помню такой эпизод: когда я пришла работать, главным дирижером был Борис Ефимович Грузин. И тут мы выпускаем спектакль "Июльское Воскресение" Рубина о событиях 1942 года в Севастополе, Почиковский был режиссером, у него всегда было много новаций, экспериментов, а Грузин дирижировал. Там был момент, когда после лирического пиано вступал оркестр, раздавался мощный аккорд и масса света должна была залить сцену. И вот идут репетиции - а у меня не получается. Пока Наталья Михайловна скажет - проходит нужный момент, хоть я и держу руку на пульте. То поздно, т о у меня сдадут нервы - рано. Вдруг во время перерыва Грузин приходит в регулятор и говорит мне: "А чего ты не попадаешь?" Я отвечаю, что переключаю по сигналу помрежа. Он говорит: "Так отсюда хорошо меня видно. Ты смотри на меня. Вот когда я делаю знак вступить оркестру - это, считай, и тебе". С тех пор мне помреж и не нужен стал, у меня открылись глаза на музыкальные акценты.

Началась гастрольная жизнь с театром - нашей опере случалось выступать и в Большом театре, и в Кремлевском Дворце съездов. Да и в Одессу самые именитые артисты и театры ездили охотно. Здесь работали лучшие кадры, а на практику студентов возили в Москву и Ленинград.

- Оперу "Травиата" оформлял у нас художник Давид Боровский, - вспоминает Светлана Каганович. - И многие буквально плевались, а мне так нравилось его решение! Там было четыре панорамных задника - четыре акта, и кулис нет, каждая панорама закруглена от портала до портала. Натягивается ткань очень четко, никаких морщинок. У нас в театре панорама почти не использовалась, так как сценическая коробка достаточно маленькая, устанавливать и вращать барабаны, чтобы сменить изображение, неудобно. Придумывали развешивать сразу четыре задника, а в антрактах убирали по одному. Это же история о даме с камелиями - в финале на заднике были белые камелии, в сцене бала у Флоры - розы, загородный дом обозначался ромашками, а в первом акте были голубовато-розоватые орхидеи, очень тонко выписанные, присмотришься, а это обнимающиеся фигурки... Но это еще не все. В первом акте было четыре двери, во втором - три, в третьем - две, и в финале - только одна. Трудоемкий, но необыкновенно красивый спектакль.

Все возвращается на круги своя - сейчас в опере планируют новое прочтение "Травиаты", тоже изысканное, и новая версия балета "Маскарад" уже появилась, а Светлана Юрьевна застала первую, легендарную.

- Тогда к нам на премьеру приезжал художник-постановщик Илья Глазунов, - рассказывает Светлана Каганович. - А до этого он через балетмейстера Смирнова-Голованова присылал эскизы декораций. Тот смотрел на них... и рвал на себе волосы, а потом обратился к режиссеру Юнгвальд-Хилькевичу, с которым был очень дружен, наш балет весь снимался в "Трех мушкетерах". А Юнгвальд-Хилькевич по первому образованию - художник. Был создан интермедийный занавес, а на нем - вся фабула, дама с веером, а в веере прорези, персонажи могут становиться в них и что-то изображать. Когда это изображение увеличили, были нарушены все пропорции, что-то маленькое тут, что-то маленькое здесь. Хилькевич все это композиционно увеличил, как он видел. Когда Глазунов приехал, то сказал, что именно так и представлял это себе. Позднее Смирнов-Голованов покинул Одессу и первым в Союзе организовал в 1988 году частный, антрепризный театр Moscow city ballet. Спустя несколько лет я была приглашена им в Москву, где у него была репетиционная база. Я слегка испугалась: одно дело, когда ты работаешь в театре, и у тебя за спиной команда. А на гастролях все сцены разных размеров, разной глубины, и нужно выставлять свет по-новому. Но рискнула. Узнала много нового о мире. Например, если это Китай, то совершенно необязательно, что там говорят по-английски. Но если люди хотят понять друг друга, нет препятствий: где-то карандаш поможет, где-то улыбка, где-то понимание. Видишь, человеку сейчас как-то не по себе - дай ему отдохнуть. А не у всех такие нервы, монтировщики - они вообще все какие-то нервные, в любых театрах. На гастролях со мной аппаратура, штат людей, я занята 24 часа в сутки. Объездили мы с театром Китай, Сингапур, Тайвань, Японию, Бразилию, Штаты... Везли "Спящую", "Щелкунчика", "Жизель", "Войну и мир". Впервые я в тур уехала в 1998 году, это был Тайвань. Там уже тогда все говорили по-английски, люди работали слаженно, не ставя друг другу палки в колеса, будучи заинтересованными в своей зарплате. Но идеально - это Япония, такого отношения к работе нет нигде. Ты бровью повел в раздумье - а они уже побежали и тебе все варианты освещения показали. Даже неудобно становилось - отвернусь, подумаю, потом скажу, что нужно. А один японский композитор написал балетную сюиту и мечтал увидеть ее в хореографической постановке, приехал в Москву, нашел Смирнова-Голованова. И Виктор Викторович взялся за постановку, сам задекорировал сцену, у него же вкус был отменный. В Англии для сцены охоты в "Спящей красавице" он накупил шляпок по десять фунтов на распродаже в дорогом магазине. Потом к ним перышки приделали, поля обрезали, краской задули, чтобы соответствовали эпохе. У него "Лебединых озер", по-моему, было штук пять вариантов оформлений: то у нас писаный задник за окном, то у нас замок, то гобелены, то арки, многовариантно все, он не боялся этого, ради дела не останавливался ни перед какими тратами. В Англии купили компьютер за 400 фунтов, программный блок, я дома выставляла все решения, приносила на флешке, и приходилось только делать легкую корректировку. Менеджер, правда, через которого заказывали нужную аппаратуру напрокат, ворчал, что мои фантазии дорого обходятся... А какие великолепные буклеты Виктор Викторович выпускал с фотографиями со спектаклей, биографиями артистов, на хорошей бумаге... Ему хотелось заново поставить "Маскарад" с учетом новых технических возможностей, но не успел, жизни не хватило...

Ученики Смирнова-Голованова, Анна Гроголь-Алексидзе и Анатолий Емельянов, создавшие свои балетные коллективы, также приглашали сотрудничать, были поездки в Ирландию, Эмираты. Приходилось делать какие-то световые решения и дистанционно. Провести спектакль - одна задача, а само решение сперва рождается в воображении, затем переносится на бумагу, адаптируется аппаратура под нужную цветовую гамму, нужно четко знать, нужен ли лишний фонарь, а если нужен, то можно ли его установить прямо на сцене, среди декораций... Остается развесить и направить.

На гастролях, особенно в Англии, Светлана Юрьевна заметила интересную особенность: при посещении музея или галереи классической живописи можно устать, но экспозиция современного искусства дарит свежесть голове, мысль постоянно работает. Восхитил театр "Глобус", где имеются изображения всех растений и живности из шекспировских пьес, где можно примерить любой сценический костюм.

Хочется побольше времени проводить с семьей, и теперь Светлана Каганович соглашается на короткие, десятидневные туры. Казалось бы, столько специалистов, но ее помнят и ждут, ценя огромный опыт, золотой характер и светлую личность.

Мария ГУДЫМА.

Фото из архива семьи Каганович.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660