Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

ЕСЛИ БЫ ПРЕЗИДЕНТОМ БЫЛ Я

Номер 04 (749)
04.02.2005
НОВОСТИ
Культура
Проба пера
Криминал
Экономика финансы
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 04 (749), 04.02.2005

ТРИ КОНЯ ЗА... КОТА

(ЦЕННЕЕ КОШКИ ЗВЕРЯ НЕТ)

Эта необыкновенная находка относится к суровым, и драматическим временам нашей истории – разорению древнего Киева полчищами Батыя в декабре 1240 года.

Целый комплекс обгоревших остатков домов разведан археологами в Киеве, все они сильно повреждены, но одно из жилищ, самое интересное, к счастью, сохранилось лучше других. Найденные в жилище замечательные своей редкостью и назначением предметы – заготовки и осколки всевозможных поделочных камней – дали основание назвать его мастерской художника. Когда возник пожар, хозяев мастерской не было дома – запертый ими много веков назад уцелевший замок и по сей день крепко удерживает несуществующую дверь. Однако отлучились они не насовсем и даже не надолго, ибо внутри оставались многие ценные даже по нынешним меркам вещи, а главное – оставлено было взаперти живое существо, кошка. Тщетно пыталась выбраться она из огня, да так и погибла в горящем помещении – полуобгоревший скелет ее найден на полу мастерской.

Девочка, хозяйка кошки, не забыла о своей любимице и пыталась спасти ее. Неведомо как пробралась она сквозь пожар к родному дому – он был уже совсем рядом, но преодолеть последние метры ей не удалось. Девочка погибла у своего дома при обвале горящего здания. Подле жилища художника найден детский скелет, на руке у девочки сохранились три стеклянных браслета, а в кулачке, пожалуй, был ключ, рассыпавшийся в прах...

Позднее еще в одном сравнительно хорошо сохранившемся жилище тоже нашли скелет кошки. Остатки большого деревянного ларя и россыпь горелых зерен разных злаков на полу не оставляют сомнения в том, чго там хранились запасы хлеба. И кошка, охраняла их от мышей, стало быть, погибла на службе.

Если отвлечься от романтики археологических находок и бросить меркантильный взгляд на кошку и вообще домашнюю живность Древней Руси, то выяснится нечто неожиданное. Сугубо официальные документы говорят о том, что кошка представляла в былые времена весьма ценное имущество и стоила она громадных денег. Вспомним, кстати, какие деньги ходили в старину на Руси.

Самой крупной единицей служила гривна, которая представляла чаще всего слиток серебра весом около 205 граммов. Естественно, что пользоваться гривной при повседневных расчетам было примерно так же удобно, как стрелять из пушки по воробьям. Поэтому гривна делилась на более мелкие доли – либо на двадцать частей (тогда они назывались ногатами), либо на пятьдесят частей (их звали кунами).

Ногата, не говоря уже о гривне, представляла собой немалые деньги. В древнем Киеве при князе Ярославе сооружалась церковь, но работа шла не так проворно, как того хотелось бы князю. Тогда он приказал возвестить на торгу, что за работу будут платить по ногате в день, "и бысть, – как сообщает летописец, – множество желающих". Выходит, что ногата была суммой, весьма солидной для дневного заработка. Поросенок или баран стоил в те времена ногату, раб – 5 гривеы.

Не сохранилось прямых свидетельств того времени о цене, которую давали за кошку. Но до нас дошел иной замечательный документ, в коем точно определена относительная ценность по тогдашним меркам и кошки, и собаки, да и всех других домашних животных Древней Руси. Это своеобразный свод законов, который историки называют "Правосудье Митрополичье". В этом примечательном церковном судебнике XIV века кошка появляется в статье, определяющей наказание – денежный штраф – за хищение домашних животных.

Естественно, что величина штрафа зависела от ценности украденного животного и косвенно говорила о его стоимости. Вот какие штрафы взимались тогда со злоумышленников-татей: "За голубя платить 9 кун, за утку 30 кун, за гуся 30 кун, за кошку 3 гривны, за собаку 3 гривны, за кобылу 60 кун, за вола 3 гривны, за корову 40 кун... за теля 5 кун, за барана – ногата, за поросенка – ногата, за овцу 5 кун, за жеребца – гривна, за жеребенка 6 ногат". Каковы цены?

Кошка оценивалаcь в три гривны – так же, как и незаменимый в крестьянстве вол. Кошка (как и собака) приравнивалась к трем резвым скакунам или к целому стаду баранов! Чтобы заработать 3 гривны, даже при сказочном жалованье, положенном князем Ярославом строителям древней киевской церкви, надо было трудиться, не разгибая спины, два полных месяца.

Видимо, имелся свой крепкий резон у наших предков, отдавших первые по важности три места таким несопоставимым на сегодняшний взгляд существам. Одинаково незаменимы были они в крестьянском хозяйстве тех времен, выполняя каждый свою ответственную роль: вол тащил плуг земледельца, кошка хранила его хлеб, собака стерегла стадо и помогала на охоте.

Тогда еще кошачье поголовье на Руси было невелико, о чем красноречиво свидетельствуют громадные размеры охранных штрафов: "А кто собаку убьет или кошку – вины гривна, а собаку даст вместо собаки, а кошку вместо кошки". Невольно вспоминаются суровые законы древнего Египта, каравшие смертью за убийство кошки, и средневековые указы принца Уэльского, бравшего под защиту это существо...

В наше время обыкновенная кошка ничего не стоит. Тому, кто забирает лишнего котенка, еще и спасибо скажут. И мы, избалованные этой всеобщей распространенностью привычного зверя, совсем забыли его истинную ценность. Бывают, однако, в истории редчайшие моменты, когда она возрождается на миг во всей своей первозданной весомости.

Блокадный Ленинград... Тяжкие испытания выпали на долю людей. И не менее страшными были они для зверья, всегда сопутствующего человеку в его городской жизни. В дневниковых записях писателя Л. Пантелеева о блокадной зиме 1941-1942 года есть скупые строки об "...осажденном городе... где вымерли все кошки и собаки. Где вымерли даже мыши и птицы". Люди выстояли. Выстояли, победили и фактически начинали жить снова. Среди больших и малых примет возрождения городской жизни, увиденных Л. Пантелеевым в январе 1944 года, была и такая: "Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей. Вероятно, приблизительно cтолько же он стоил бы до войны на Северном полюсе".

Если вспомнить, что зарплата, скажем, городского сторожа составляла тогда рублей 120, а килограмм хлеба продавался с рук за 50 рублей, то, может, и перетянут на весах истории эти ленинградские послеблокадные 500 рублей те щедрые 3 гривны, в которые оценивало кошку "Правосудье Митрополичье". И даже cотни (и тысячи) "условных единиц", что отваливают ныне за элитного представителя экзотической кошачьей породы!

Феликс КАМЕНЕЦКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60