Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Фото Михаила РЫБАКА

Номер 29 (722)
23.07.2004
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 29 (722), 23.07.2004

БАНДИТСКАЯ ОДЕССА

МОЛОДЕЖНЫЕ БАНДЫ ОДЕССЫ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА

(Окончание. Начало в № 28.)

1914 год был переломным в жизни Российской империи. Сидящие в тюрьмах за уголовные и политические преступления, одержимые патриотизмом, просили их освободить и направить на фронт. Царское правительство, терпящее поражение на фронтах войны, освобождало их. Так были освобождены Григорий Котовский, Юрий Малеванный, Николай и Михаил Скурские и многие другие. Царское правительство не понимало, что досрочное освобождение этих людей пагубно скажется на армии, так как они не меняли от свои укоренившиеся привычки – жить роскошно, не работая, зарабатывая на жизнь нечестным трудом.

Их лозунг "грабь награбленое" находил горячий отклик в среде неквалифицированных рабочих и бедных крестьян, а также у люмпен-пролетариев. Разразившаяся первая мировая война вызвала приток серой крестьянской массы и даже люмпенов на заводы и фабрики Одессы, которые перешли на военные рельсы. Они работали для фронта. Так, завод Гена должен был обеспечить вооружением Румынский фронт, где находились свыше 1,5 миллиона российских солдат и офицеров. Завод Гена производил снаряды для полевых пушек и проволоку. Естественно, что рабочих рук не хватало, и было решено работать по 12 часов. Ген и предприниматели других заводов платили своим работникам повышенную заработную плату, которая, правда, не соответствовала уровню жизни, так как цены на продовольственные и промышленные товары спекулянты взвинтили в 3 раза. Этим и воспользовались братья Скурские и компания. Не учитывая потребности фронта и гибели своих товарищей, Скурские провели массовую забастовку на заводе Гена с требованием ввести 8-часовой рабочий день с заработной платой, равной 12-часовому. Удивительно, что по просьбе Гена никто из бастующих и их вдохновителей не был арестован и не предстал перед судом согласно законам военного времени, карающим смертью за подобное. Действительно, из-за этих беспорядков Румынский фронт дрогнул и начал откатываться в Украину. Это, конечно, было предательством своей Родины, находящейся в состоянии военных действий и терпящей поражение. В одной из газет этого времени было сказано, что даже сотни немецких шпионов, заброшенных в Одессу, сделали бы меньше, чем братья Скурские и их группа. В 1916 году на фронте, несмотря на протесты многих генералов, были созданы полки и дивизии по национальной принадлежности.

Так на Румынском фронте впервые появились украинские дивизии, укомплектованные из украинцев, дикая дивизия из горцев Кавказа, молдавский полк из молдаван и еврейский полк из евреев. Эти вооруженные формирования по национальному признаку внесли большой вклад в борьбу с большевиками, особенно в Украине, где была образована Центральная Рада. Николай Скурский срочно выезжает в Петроград, где встречается с В.И. Лениным, который принял Скурского, и несколько часов с ним беседовал. Окрыленный Скурский приезжает в Одессу, вступает в контакт с Мишкой Япончиком, другими бандитами и становится одним из застрельщиков большевистского правления в Одессе. После захвата власти в Одессе большевистская партия направляет Николая и Михаила Скурских на руководящие должности в свои организации ЧК, городской Совет, облсовет и другие. И везде он на виду, о нем пишут газеты, он организовывает первый отряд комсомольцев и пионеров. Но неожиданно, с 1928 года, Скурский уходит по своей воле со всех своих постов и начинает жить частной жизнью персонального пенсионера политкаторжника. Его не коснулись ни репрессии сталинских времен, ни даже оккупация Одессы, где он остался, несмотря на свою партийную принадлежность и держал мясную лавку на Привозе. Его брат Минька, несмотря на то, что был моложе на 5 лет, в 1943 году умер, и связь братьев Скурских с оккупантами умерла со смертью брата. За два месяца до прихода наших войск Николай Скурский спускается в катакомбы, а его рубщик мяса по фамилии Панкратов, друг по хулиганству с дореволюционным стажем, приносил в катакомбы продовольствие и свежее мясо. С помощью Панкратова партизанам удалось уничтожить несколько румынских офицеров, а также двух немцев интендантов да еще обстрелять отступающих калмыков в немецкой униформе, продавших Родину и служивших немецким фашистам. Калмыки отступали через окраины Одессы, грабя и убивая мирных жителей. Когда партизаны обстреляли их, калмыки пришпорили лошадей и ушли вслед за отступающими немцами. Партизаны вышли из катакомб вместе с приходом Красной Армии, с ними вышел и Николай Скурский. Он получил награды за партизанскую деятельность, а также награды брата Михаила, якобы замученного в сигуранци. Скурский дожил до 1956 года и умер своей смертью в своей постели. Его фото с боевыми наградами и партбилет находятся в Музее революции в Одессе, и на его примере училась советская молодежь.

В. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК, академик.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60