Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 16 (1063)
29.04.2011
НОВОСТИ
Культура
Юбилей
Истории
Детская страничка
16-я полоса
Криминал
Баскетбол
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 16 (1063), 29.04.2011

ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ПОСТАВЛЕН "БЕГ"

В статье Ф. Каменецкого упоминается факт посещения М. Булгаковым Одессы в связи с предполагаемой постановкой "Бега" в Киевском театре. Обращает внимание цитируемая фраза о том, что киевляне собирались ставить эту пьесу, несмотря на запрещение Реперткома (тогдашней цензуры). Поневоле возникает вопрос: на что надеялись руководители театра, берясь за запрещенное произведение? Но летом 1928 года судьба "Бега" еще далеко не была решена. Ведь 2 января этого года драматург заключил договор со МХАТом о постановке данной пьесы в главном уже в то время драматическом театре страны. Да, в мае Репертком отклонил это произведение, но в защиту пьесы выступил М. Горький.

"Это превосходнейшая комедия, - утверждал писатель, - я ее читал три раза, читал А. И. Рыкову (тогдашний председатель Совнаркома, т. е. премьер-министр - А. Г.) и другим товарищам. Это - пьеса с глубоким, умело скрытым сатирическим содержанием... "Бег" - великолепная вещь, которая будет иметь анафемский успех..."

Будучи сам превосходным драматургом, М. Горький знал, что говорил, когда предрекал успех новому сочинению М. Булгакова, которое по существу продолжало линию "Дней Турбиных" (а этот спектакль того же МХАТа, как известно, очень любил Сталин: зафиксировано примерно 16 его посещений). М. Горькому удалось убедить в своей правоте даже старого большевика А. Свидерского, который занимал в ту пору пост начальника Главискусства (примерно то же самое, что ныне заместитель министра культуры). Последний заявил в ответ на обвинения сочинения М. Булгакова в "антисоветскости": "Если пьеса художественна, то мы, марксисты, должны считать ее советской. Термины "советская" и "антисоветская" пьеса надо оставить".

Объединенным усилиями удалось добиться того, что Репертком отменил свое прежнее решение и в октябре 1928 года дал согласие МХАТу на постановку пьесы.

А там только этого и ждали.

Руководить постановкой должен был сам В.Немирович-Данченко. Актерский состав был подобран не то, что первоклассный, а попросту "звездный": Алла Тарасова - Серафима, Ольга Андровская - Люська, Василий Качалов - Чарнота, Николай Хмелев - Хлудов, Марк Прудкин и Михаил Яншин - Голубков, Юрий Завадский - главком, Иван Москвин - Африкан... Такой состав и в самом деле предполагал "анафемский успех".

Более того, М. Булгаков заключил договор о постановке "Бега" и с Ленинградским Большим драматическим театром (ныне - БДТ им. Г. Товстоногова). Казалось бы, вопрос решен положительно.

Недруги, однако, не унимались. Выбрав момент, когда Горького не было в Союзе, они собрали очередное заседание Реперткома, где превалировали т. н. "неистовые ревнители" - Л. Авербах, В. Киршон, А. Орлинский и др. Их голоса и решили судьбу пьесы: 24 октября 1928 года "Бег" был запрещен повторно и, как оказалось, уже окончательно. Более того, в печати началась настоящая травля М. Булгакова. "Об идеологическом нэпе не может быть и разговоров... Организуем блокаду против булгаковщины", - прямо призывала газета "Рабочая Москва". К сожалению, к процессу шельмования присоединились и некоторые коллеги драматурга, которые, прикрываясь лозунгами "идеологической борьбы", на самом деле отстаивали свои шкурные интересы. М. Булгаков был в середине и конце 1920-х очень популярным автором. Его пьесы "Дни Турбиных" и "Зойкина квартира" шли в лучших московских театрах с огромным успехом, и, борясь против их автора, "коллеги" на самом деле лелеяли надежду, что вместо булгаковских пьес во МХАТе или Театре им. Вахтангова пойдут их сочинения. Окончательно судьба "Бега" была решена после того, как один из "пролетарских" драматургов, В. Билль- Белоцерковский, написал письмо Сталину, в котором протестовал против появления "Бега" на советской сцене. Сталин в своем ответе расценил пьесу как "явление антисоветское". После чего репетиции во МХАТе были прекращены.

К чести театра, во МХАТе не оставили мысли о постановке "Бега". В 1933 году даже прошло некоторое количество репетиций пьесы, переработанной драматургом. С М. Булгаковым даже заключили новый договор и выплатили гонорар 6000 рублей. Но зимой 1934 года все иллюзии исчезли. И понадобились три десятилетия с момента создания пьесы, прежде чем она увидела свет рампы. Причем произошло это даже не в столице. 27 марта 1957 года драматург Сергей Ермолинский, друживший с М. Булгаковым, радостно писал его вдове Елене Сергеевне: "Милая Леночка! 26 марта в Сталинграде первый раз на свете был сыгран "Бег"...".

С тех пор эта пьеса получила много интерпретаций - как на родине драматурга, так и за рубежом. Среди самых известных постановок - спектакль Ленинградского театра им. Пушкина (ныне - Александринский), где Хлудова блестяще сыграл великий Николай Черкасов. Шла эта пьеса и в Одесском русском театре. Ну а после выхода кинофильма "Бег" в постановке А. Алова и В. Наумова это произведение по своей популярности едва ли не обошло даже "Дни Турбиных". В этой картине есть несколько превосходных актерских работ - Е. Евстигнеева, М. Ульянова, В. Дворжецкого, В. Басова... Но все-таки очень жаль, что так и не увидел свет мхатовский спектакль с тем актерским "цветником", который мы перечислили выше. Увы, но сегодня мы можем только предполагать, каким явлением мог бы стать этот спектакль.

Александр ГАЛЯС.

На фото:
Николай Черкасов (слева)
в роли Хлудова.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60