Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 37 (1033)
24.09.2010
НОВОСТИ
Культура
Острая тема
Обратная связь
Юбилей
История
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 37 (1033), 24.09.2010

ДВАДЦАТЫЙ ДВАДЦАТОГО...

Одесские странички 90-летней давности

(Продолжение. Начало
в № № 4, 5, 7, 12, 13, 28, 30, 32.)

21.

Эту главу автор предлагает вниманию читателей в виде приложения к предыдущим как справку о некоторых из их героев.


Виктор Крайний (Михаил Шнайдерман). Одессит. Учился в гимназии с Юрием Олешей. Исключен из гимназии в 1914 году за агитацию против войны. В подполье с 1915 года. Член Пересыпского РК партии с 1916 года. Член губкома с сентября 1917 года. Один из создателей одесского ССРМ - Союза социалистической рабочей молодёжи. С приходом немцев в 1918 году выехал на Северный Кавказ. Председатель Северо-Кавказского крайкома РСДРП(б), член реввоенсовета 11-й Красной Армии, зам. председателя ЦИКа Кубано-Черноморской республики. Расстрелян в возрасте 20 лет изменником - главкомом Сорокиным в Пятигорске. Одна из улиц города носит его имя. Эпизод этой гибели описан А. Н. Толстым в "Хождении по мукам".

Семён Урицкий. Одессит. Племянник М.С. Урицкого, председателя Петроградского ЧК, убитого эсерами в 1918 году. Один из создателей в Одессе молодёжного союза. Кавалерист. Самодемобилизовался из Стародумского драгунского полка в 1917 году. Тогда же вступил в партию. Формировал боевую дружину Союза молодёжи и командовал ею во время Январского восстания в составе Красной гвардии. На гражданской войне - комиссар полка бригады, группы войск. Затем - Институт востоковедения. Выполнял тайные поручения ГРУ РККА за рубежом. Заместитель начальника "Шоколадного домика" - главразведупра Генштаба РККА. С отъездом Берзиня на Дальний Восток - начальник ГРУ. Лично инструктировал Льва Маневича и Рихарда Зорге. Арестован в конце мая 1937 года. Расстрелян в июне. Реабилитирован посмертно.

Тарас Костров (Александр Мартыновский). Одессит. Племянник революционера-народовольца, именем которого была названа Греческая площадь. Окончил коммерческое училище имени Николая Первого на Преображенской. С приходом белых ушел в подполье, вступил в партию. Партийный горкома комсомола, редактор первой в СССР молодёжной газеты. Член ЦК ВЛКСМ. Первый главный редактор "Комсомольской правды". Дружил с М. Горьким, Д. Бедным. А. Жаровым, помогал в Москве одесситам Э. Багрицкому, Ю. Олеше, В. Катаеву. Стал героем известного стихотворения В. Маяковского "Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви". Отстранён от работы в газете и умер при странных обстоятельствах в возрасте 30 лет от приступа астмы.

Его жена Виктория Уласевич. Из Смоленска. Окончила гимназию. Левая эсерка, при немцах арестована, сидела в Харьковском централе. Бежала. Летом 1919 участвовала в боях с восставшими немцами-колонистами в Люстдорфе и Малой Аккарже. Pанена. Секретарь Одесского и Николаевского подпольных губкомов партии. Научный работник. Институт экономики сельского хозяйства Наркомзема. Аграрный институт Комакадемии. В 1937 году покончила с собой.

Семён Игнат. Одессит. Кличка в подполье - Маленький конторщик. В партии с 1915 года. Один из создателей одесского ССРМ и его боевой дружины. Работал в двух подпольях. Секретарь Одесского губкома КСРМУ. Арестован деникинской контрразведкой. Приговорён к расстрелу. Бежал. В дальнейшем - секретарь ЦК ЛКСМ Украины, ответработник ЦК ВКП(б), Центральной Контрольной Комиссии, Рабкрина. Заместитель наркомтяжмаша Орджоникидзе. Летом 1937 года арестован и расстрелян. Реабилитирован ещё до XX съезда, в 1955 году.

Алёша Златопольский. Одессит. Любимец городской рабочей молодёжи. Квалифицированный рабочий электромеханических мастерских. Участник социал-демократического кружка с 1916 года. В партии - с 1917-го. Председатель рабочкома Одесской электростанции. Председатель Одесского городского комитета ССРМ. Один из инициаторов создания боевой дружины Союза молодёжи. Командир сотни. Участник декабрьских боёв на Пушкинской и Январского восстания. Погиб в бою за здание юнкерского училища на Итальянском бульваре в январе 1918 года.

Пётр Поляков (не путать с Петром Поляком). Одессит. Окончил частную гимназию Илиади. В РСДРП(б) с 1917 года. Один из инициаторов создания боевой дружины ССРМ, командир десятка. Участник операции по разоружению гайдамацкой части на улице Канатной. С приходом немцев выехал на фронт. Ранен. Учился на курсах красных командиров в Москве. Переправлен через линию фронта в распоряжение Киевского подпольного обкома. Формировал партизанские отряды в Могилёв-Подольском, командовал ими. Погиб в бою с карательным эскадроном Скоропадского.

Харитон Фёдоров. Одессит. Подпольные клички - Броневой, Броневик. С 16 лет рабочий завода "Спивак и Спиваков". Токарь по металлу. Создал и возглавил первую в Одессе заводскую ячейку ССРМ. Работал в двух подпольях. По комсомольской мобилизации летом 1919 выехал на восточный фронт. Убит в бою.

Петя Поляк. Квалифицированный рабочий завода "Таксомотор". В социал-демократическом кружке с 15 лет. В партии с 1918 года. Работал в двух подпольях - при немцах и при белых с французами. Окончил институт Красной профессуры. Известный экономист-международник.

Дмитрий Крамов. Одессит. Партийная кличка по фамилии матери - Учитель. Высококвалифицированный рабочий. Окончил лучшее профессионально-техническое заведение царской России - училище "Труд" (вместе с известным в дальнейшем революционером и крупным военачальников Михаилом Лашевичем (Мишка-Трудник). Член партии с 1915 года. Работал в подполье, командовал сотней дружины ССРМ. Участник Январского восстания. С приходом немцев в марте 17-го выехал на фронт. Был возвращен в Одессу для организации подполья. В дальнейшем - на партийной и советской работе. Воевал в Великую Отечественную, армейский политработник. Ранен, контужен. Умер в 1947 году.

Василий Васютин (Филюшкин). Одессит. Бондарь завода РОПиТ. Участник Первой мировой. Красногвардеец. Секретарь Пересыпского райкома и горкома КСРМ. Работал в подполье. Первый секретарь ЦК комсомола Украины. Секретарь ЦК ВЛКСМ. Окончил институт Красной профессуры в Москве. Доктор исторических наук, профессор. Участвовал в открытии последнего в истории съезда ЛКСМУ. Инициатор направления комсомольцев на работу в милицию и ЧК.

О каждом из этих героев с горечью можно сказать: Одессой забыт.

22.

Двадцатый год единовременно выдавил с Юго-Запада огромное количество наших земляков. Пережившие одесскую эвакуацию - воображаете, что и как рассказывали они Европе!

Обратимся к очевидцу - да не к простому, а золотому: описавший с натуры бегство чистой публики из Одессы Алексей Толстой ярко очеркнул и дальнейшее. Русских в Париже, утверждал он, узнавали за сто шагов - по сумасшедшим глазам, по безотчётному бегу по магазинам. Они в большом количестве закупали сахар, соль и спички, уверяя французов в том, что вскоре всё это исчезнет. Я это всё к тому, что в их рассказах всё чаще и громче фигурировала некая ЧК. Эхом сия аббревиатура стала тиражироваться в эмигрантских СМИ. Речь шла о загадке: как могла удержать власть кучка авантюристов, высокопарно именующих себя большевиками. Вернее, о её разгадке. В братском союзе со всеми остальными революционными партиями России в правительственной коалиции - ещё куда ни шло. Но сами большевики, одни, против всего мира и своего народа... Вот и родили они свою собственную тайную полицию вкупе с жандармским корпусом, имеющим практически неограниченные права. Вплоть до...

Для людей, привыкших считать Россию своим большим имением, а её народ - своим, эта идея была вполне приемлема. Она как бы всё объясняла, сохраняя прежние иллюзии. ЧК! Подвал на Маразлиевской, "набитый битками", как говорили беглецы из Одессы. И ночной двор там же, в котором до утра дыдрдырдыркают автомобильные моторы, заглушающие расстрельную пальбу. Впрочем, некоторые говорили - расстреливают в гараже ЧК у Александровского парка. Последнюю версию отражала песенка, быстро подхваченная одесситами и за границей. В ней поётся о трёх арестованных одесской ГубЧК, из которых одного (спекулянта) отпустили, другого (валютчика) отправили в лагерь. И с первого же куплета мы сталкиваемся с урчащим автомотором.

Три типа тюрьму покидали:

Эсер, офицер, меньшевик,

В глазах у них слёзы сверкали

И где-то стучал грузовик.

Один выходил на свободу,

Удачно минуя гараж -

Он продал казённую соду

И чей-то чужой экипаж.

Между прочим воровство считалось родимым пятном капитализма, а воры - его жертвой. Им сочувствовали. И нередко действительно отпускали на все четыре. А вот за валюту и спекуляцию карали. Не говоря уже о собственно контрреволюционерах.

Другой про себя улыбался,

Когда его в лагерь вели,

Он сбытом купюр занимался

От шумного света вдали.

А третий был штабс-капитаном,

Он молча поехал в гараж,

И там был наказан наганом

За Врангеля и шпионаж.

Эту песенку приводит в своих воспоминаниях и Валентин Катаев, знавший одесские дела двадцатого не понаслышке, а непосредственно наблюдая их в нашем городе. Он цитирует финал песенки, её моралите:

Кто хочет быть штабс-капитаном,

Тот может поехать в гараж...

Трудно сказать сегодня что-нибудь определённое насчёт расстрельного гаража. Автора сих скорбных строк идея не убеждает: пламя мести в советских душах и озверение конца гражданской, равно как и удешевление отдельной человеческой жизни и отсутствие законной базы, вовсе не предполагали звуковой камуфляж расстрелов. Тем более списки расстрелянных официально печатались в одесских газетах. Но что аресты и расстрелы имели место - вне сомнений. И вне зависимости от смены властей, названия департаментов. Можно утверждать: обе стороны гражданской войны дружно и совместно породили традицию мимолётного ареста, скорого суда и осуждения вплоть до "вышки", как чего-то простого, элементарного, обычного, не вызывающего в обществе особых сомнений. Что социально-психологически подготовило его ко всему последующему.

23.

Итак, ЧК. Неужто в ней всё дело? Неопровержимое то, на чём сходятся противоположности. И те, кто по сей день советуют юношеству делать жизнь с товарища Дзержинского, и те, у кого аббревиатура ЧК вызывает душевную рвоту, едины в признании значительности роли этого департамента в успехах Красного ордена. Само собой, касается это и одесских событий указанного периода. Сейчас же после освобождения города от белых здесь закрутили механизм тайного департамента. Изначально он величался Чрезвычайной следственной комиссией. Но очень скоро выяснилась разница между следствием классическим и следствием современным. В простонародье же её называли просто и выразительно: губчека. Возглавил дело товарищ Северный, которого мы уже поминали. Некогда, при переходе в очередное подполье Иосиф Эммануилович Горенюк встретился с ним для инструктажа. И взял псевдоним Южный, под которым и остался в истории гражданской войны. А при выведении Бориса Северного (уж больно плотно стала опекать его деникинская контрразведка), И. Э. Южный-Горенюк занял его высокий пост - стал начальником областной подпольной партийной контрразведки. Нужно сказать, в конце тридцатых оба они были репрессированы. Но Южный выжил и потому мы с ним общались. А Северного расстреляли. Нет-нет, не белогвардейцы и не интервенты. Свои. Как врага народа.

Итак, первые шаги одесской ЧК девяностолетней давности связаны с именами председателя комиссии Северного (Юзефовича), начальника разведотдела Мамендоса и секретаря Юрко. Многое тут давно известно и не требует особых подробностей. Но имеется момент, можно сказать, пикантный, о котором долгое время просто не принято было толковать. Между тем он сыграл в жизни одесских чекистов серьёзную роль.

Особенности предшествующих событий и самого города ставили одесских чекистов 1920-го в исключительно непростое положение. Мы уже не раз касались параллелей и точек соприкосновения одесского преступного мира с революционным подпольем. Местные снобы от краеведческой публицистики по сей день смакуют их, как бы не признавая мирового опыта и принципиальной разницы. Такие контакты мы ясно видим в истории любой революции и гражданской войны. Наши - не исключение. Но почему они должны быть исключительными? И возможны ли тут исключения вообще?

Конечно, сработал многодесятилетний стереотип подачи чекистских материалов в творчестве. Как бы само собой разумелось: чекист - высокий, красивый, очень сильный и ловкий мужчина. Непременно славянского типа (как исключение - кавказец или латыш). На чистом лбу крупными буквами прописаны ум, честь, совесть, холодный разум, горячее сердце. И что там ещё... да, чистые руки. Иначе с какой бы стати абсолют - железный Феликс - взял бы его в кадры. Нужно заметить, даже центральный и губернский аппарат ЧК был столь многолюдным, что большинство своих сотрудников ФЭД лично не знал и знать не мог. Что уж говорить о губернских, краевых, уездных и волостных отделах, разбросанных на территории, составлявшей одну шестую суши всего земшара. А кроме того, чекистское ядро складывалось в ходе гражданской войны, которая, как и всякая война, менее всего уделяла внимание внешности кадров, их национальностям, именам- фамилиям, моральному изяществу и прочей эстетике. Военная жизнь отбирала кадры совсем по другим признакам. И вырабатывала в них известные навыки мировосприятия, которые после ещё очень долго сталкивались со стандартами мирной жизни и побеждали их - нередко вот так, сдуру да сослепу.

(Продолжение следует.)

Ким КАНЕВСКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60