Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 24 (820)
23.06.2006
НОВОСТИ
Культура
Даты
Земляки
Вопрос - ответ
Пережитое
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 24 (820), 23.06.2006

УСТРЕМЛЁННЫЙ В НЕБО

"За заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига, присваивает звание Героя Советского Союза Родина. И сколь велико должно быть мужество человека, совершившего геройский подвиг дважды!

В списке награжденных двумя медалями "Золотая Звезда" первой стоит фамилия жителя Одессы Владимира Аврамовича Алексенко.

Краткие сведения из Советского Энциклопедического Словаря: "Алексенко Владимир Аврамович (родился 1923 г.) дважды Герой Советского Союза (1945), генерал-лейтенант авиации (1968), член КПСС с 1943 г. в Великую Отечественную войну в штурмовой авиации, помощник командира полка. 292 боевых вылета".

За этими скупыми строками участие в боях за освобождение Ленинградской и Псковской областей, бои на Карельском перешейке, освобождение Прибалтики, операции по разгрому немецко-фашистских захватчиков в Восточной Пруссии, взятие Кенигсберга и, наконец, Висла.

Десятки уничтоженных на земле и в воздухе вражеских самолетов, 33 танка, около 120 автомашин, 53 железнодорожных вагона, 85 повозок, 15 бронетранспортеров, 10 складов с боеприпасами, 27 орудий, 54 зенитных орудия, 12 минометов и сотни убитых солдат и офицеров противника – таков личный счет В.А. Алексенко. "Уникумом штурмовой авиации" назвал его командующий ВВС Красной Армии Главный Маршал авиации А.А. Новиков.

...Палящее солнце стоит над Кубанью. В дрожащих струйках раскаленного воздуха просматриваются контуры работающих на поле тракторов. Вдруг в их обычное тарахтение вливается непонятное потрескивание, доносящееся сверху. Мальчик, словно зачарованный, смотрит, как легко скользит по небу серебристая птица. Это был первый самолет, пролетевший над его родным селом.

Первым шагом в авиацию стало изготовление моделей самолетов. Владимир никогда не видел самолет вблизи, а чертежей у него не было. Тонкие палочки упорно не хотели гнуться в пламени старой газовой лампы без стекла. Не раз и не два приходилось переклеивать папиросную бумагу на крыльях. Но Владимир упорно сидел за любимым делом далеко за полночь. И сколь велика была радость, когда модель с резиновым моторчиком пролетела несколько десятков метров!

Летать, как Чкалов, – стало мечтой Владимира. Пройдет время, и в селе Киевском еще при жизни будет установлен бюст дважды Герою Советского Союза В.А. Алексенко.

Окончив среднюю школу, Владимир по комсомольской путевке осенью 1940 года поступил в Краснодарский аэроклуб, после завершения учебы стал курсантом Краснодарской истребительной школы пилотов, а в мае 1942-го сержант Алексенко освоил ИЛ-2. Было ему тогда 19.

...Плотно, один за другим ползут по дороге танки с крестами на броне, движутся тяжелые гусеничные бронетранспортеры, набитые солдатами. Кажется, нет силы, способной остановить эту стальную лавину. Неожиданно из-за рощи, чернеющей на горизонте, в воздухе появляется группа самолетов. Захлебываясь, застучали гитлеровские эрликоны. На крыльях приближающихся самолетов часто-часто заблестели вспышки выстрелов. Яркие трассы с земли, казалось, временами упирались в машины. Но те, сбросив бомбовый груз, летели дальше как заколдованные...

Внизу бушевало море огня, взрывались бомбы, горели танки, бронетранспортеры, во все стороны разбегались гитлеровцы. Колонна была разгромлена.

— Я, – рассказывает В.А. Алексенко, – летал уже на двухместных штурмовиках. Такой ИЛ-2 был способен выполнять боевые задачи без прикрытия истребителей. Хвост самолета прикрывал воздушный стрелок с крупнокалиберным пулеметом. Мой стрелок-радист стал полным кавалером ордена Славы.

Моей группе однажды пришлось вести неравный бой против восьми истребителей противника. Мы выполняли боевое задание по штурму войск и боевой техники врага. На четвертом заходе я заметил, как из-за туч вывалилось Восемь "Фокке-Вульфов-190". Мы, защищая друг друга, отбивали атаки истребителей. Периодически, в удобные моменты, сами переходили в атаки. В результате совместных усилий с воздушными стрелками нам удалось сбить четыре самолета противника.

Блокадный Ленинград. Никогда из памяти моей не исчезнут воспоминания о тех тяжелых условиях, в которых находились воины и труженики блокадного города. Мне довелось пешком пройти по льду Ладожского озера под бомбами "юнкерсов" и пулеметными очередями "мессеров".

Мы возвращались с задания на свой аэродром. Было это к северу от Луги. Вдруг впереди, за подлеском, на дороге заметили колонну фашистских солдат, которые шли к линии фронта. Боекомплект был израсходован. Решение одно – рубить врага винтами, бить радиаторами, гондолами шасси. Все это было так неожиданно и ошеломляюще, что фашисты даже не успели прижаться к земле.

Когда наши войска подходили к Выборгу, господство в воздухе было еще на стороне врага. В этой обстановке командование фронтом приняло решение нанести силами авиации бомбово-штурмовые удары по ряду аэродромов противника. Нам надлежало нанести удар по аэродрому Имолан-Ярви (к югу от Выборга), за 70 километров от линии фронта. Решили: истребители первыми будут блокировать аэродром и прикрывать штурмовики и бомбардировщики на маршруте полета и в районе цели. Восемнадцать ПЕ-2 шли на высоте около 4-х тысяч метров, отвлекая зенитный огонь на себя и способствуя точному выходу на цель ИЛам-2, которые шли сзади на бреющем полете. Удар наносился в момент захода солнца с выходом на цель со стороны территории противника. Сверху хорошо было видно, как заметались по аэродрому темные фигуры людей. Через несколько минут, под нашим огнем, на старт начали выкатываться немецкие самолеты. Многим так и не довелось подняться в воздух. Мы сожгли и повредили 35 самолетов противника. Подтверждением тому были фотографии и свидетельства пленного летчика, сбитого через два дня после штурма. Он сказал: "Я еще никогда не видел такого удачного налета русской авиации".

...Шестого апреля советские войска начали штурм Кенигсберга – столицы Восточной Пруссии, кузницы военных кадров.

Город горел. Дым от пожаров достигал большой высоты, запах гари, пепел доходили до нашего аэродрома, расположенного за 12 километров к югу от него. К концу дня 9 апреля крепость и город Кенигсберг были взяты.

Враг принимал все меры, чтобы удержаться на последнем клочке восточно-прусской земли. В его руках Пиллау – морской порт, связь с Германией. Мы получили задание: нанести бомбово-штурмовой удар по аэродрому Гросс-Диршкейн. В середине дня, 12 апреля, над целью появились три шестерки "ильюшиных" под моим общим командованием. Нас прикрывали истребители Лавочкина. Аэродром противника и самолеты на нем видны, как на ладони. Возник бой. На аэродроме пожары. Вспыхнули и пошли к земле два вражеских истребителя...

Я рассказал только о некоторых эпизодах из фронтовых будней нашего 15-го гвардейского Невского Краснознаменного орденов Суворова и Кутузова III степени штурмового авиационного полка.

Как сложилась послевоенная жизнь? Продолжал службу в авиации. Летал днем и ночью при любых погодных условиях, освоил около 20 типов военных самолетов (все-таки моя первая летная профессия – истребитель).

Такова судьба Владимира Аврамовича Алексенко, генерал-лейтенанта авиации, командующего 5-й воздушной армией, дислоцированной в Одессе, который в 22 года (с интервалом в три месяца) стал дважды Героем Советского Союза.

Феликс КАМЕНЕЦИЙ.

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660