Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 49 (794)
16.12.2005
НОВОСТИ
Город
Криминал
Обрaзовahие
Спорт
Здоровье
Apxив
Культура
Ваш дом

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 49 (794), 16.12.2005

20 ДЕКАБРЯ – ДЕНЬ УКРАИНСКОЙ МИЛИЦИИ

ВЛАДИМИР БОСЕНКО: "В РАБОТЕ НУЖЕН ФАНАТИЗМ"

38-летний подполковник милиции Владимир БОСЕНКО с весны нынешнего года возглавляет уголовный розыск Одессы.

ЛЮБОВЬ: АНЯ И ПОДЛОДКА

— Владимир Владимирович, мне приходилось общаться не с одним десятком розыскников, видеть их в деле. Многие из них рассказывали, что воспитывала их улица, а период полового созревания нередко совпадал с выбором жизненного пути: то ли идти в бандиты, то ли оказаться на нашей стороне. Как вы очутились в милиции?

— Случайно. Коренной одессит, окончил физико-математический класс школы номер шестнадцать. Созревал я в нашем саду, но если бы мне в десятом классе кто-то сказал, что я буду в милиции работать, то мог бы такой провидец и схлопотать...

Нет, против милиции как таковой я ничего не имел. Но у меня была большая мечта – стать военным моряком-подводником.

— И эта прекрасная, но не ставшая явью мечта детства, помогла вам в жизни?

— Помогла. Но дело в том, что подводником я всё-таки стал.

Окончил в Севастополе Черноморское высшее командное училище имени Павла Степановича Нахимова по специальности "ракетчик-подводник". Получил назначение на Камчатку, и мы уехали.

— "Мы"? Подозреваю, что речь идёт о молодой жене. Но ведь девушек в подводницы не готовят.

— Не готовят. Но мы не в училище познакомились, а в загсе, перед регистрацией и свадьбой.

— Вашей?!

— Наших друзей, мы были у них свидетелями. И, как бывает, вскоре сами поженились. Предложение я сделал во время нашей третьей встречи, на шестнадцатый день знакомства. Аня согласилась.

С тех пор жена терпит мою работу, мой образ жизни. Голос друг на друга мы никогда не повышаем, конфликтов у нас с Аней нет.

Два года мы прослужили на Камчатке. Там и ребёнок родился. Он у нас камчадал.

— Боевые будни уже не секретны? К американцам нос к носу подходили?

— Какие секреты... Служил я командиром группы. С американцами знакомиться не довелось. Без них забот хватало. Pабочая глубина погружения – 270 метров. Во время учений – выход через торпедные аппараты (не с такой глубины, конечно), ракетные стрельбы.

— Цель – в перископе? И, как говорят артиллеристы,— прямой наводкой?

— Нет, наши цели мы ни в перископ, ни на радаре не видели. Через спутник наводили. Ракеты у нас были оперативно-тактические с дальностью в сотни километров; можно двести, а можно и пятьсот-шестьсот. Были ещё ракеты стратегического назначения, до Америки могли долететь. Но это не на моей лодке.

Запомнилось, как командир нашей лодки, после всплытия, стоя под ледяным ветром, учил меня пользоваться секстантом – старинным морским прибором для определения местоположения судна по звездам. Говорил, что после обмена ядерными ударами другого способа определить своё положение уже не будет.

— Веселые перспективы...

— Командир уже начинал понемногу готовить меня на своё место, но тут неприятность: врачи по здоровью списывают меня на берег. Продолжил службу на берегу.

И новая неприятность – уже с Советским Союзом...

Изо всех сил стремлюсь в Одессу. С немалыми трудностями удаётся уволиться, и я привожу в родной город семью с нажитым добром – книгами в военных ящиках.

ГДЕ ТУТ У ВАС В МИЛИЦИЮ ЗАПИСЫВАЮТ?

Сняли комнату, питаемся на уровне "ещё не голодаем". Надо на работу устраиваться.

А тут знакомый рассказывает, что в милиции квартиру дают (мне до сих пор "дают").

И я записываюсь на приём к начальнику УВД Одессы Леониду Петровичу Котлярову, чтобы у него всё узнать и в милицию устроиться, если мне подойдёт. Теперь-то я, конечно, понимаю, что выглядел в его глазах, как сумасшедший, – пришёл наниматься в милицию через начальника УВД! Он удивился, стал расспрашивать, кем бы я хотел работать. Я говорю, что специалист по связи, и хотелось бы по этой части кем-то. Связь – это хорошо, – говорит, а в уголовный розыск пойдёшь, фильмы видел? Пойду. Тогда езжай в Приморский райотдел, к начальнику розыска, скажешь, что я направил.

Мне повезло, моим учителем стал тогдашний зам. начальника розыска Виктор Фёдорович Балан. Тоже подводник!

РУГАТЕЛЬСТВ УЖЕ НЕ ХВАТАЛО

— Какие боевые эпизоды вам запомнились в начале милицейской службы?

— Был случай перед Новым годом. Я, по-моему, тогда ещё оружия не получал, только наручники были. Зарплаты катастрофически не хватало, и мы подрабатывали в охране. Руководство ситуацию понимало, и если никаких ЧП не случалось, то закрывало на это глаза. (За деньги от ночного дежурства можно было купить полкило варёной колбасы...)

Ночь, охраняю один офис. Слышу с улицы крик, нехороший такой крик, явно что-то случилось. Через пару минут мимо пробегают трое. Я – за ними: "Стоять! Милиция!" Они останавливаться и не думают, бегут дальше. В этом мне повезло, что они не остановились: с двумя у меня всегда была уверенность, что справлюсь. А трое... Прибили бы точно.

Тут они разбегаются в разные стороны. Выбираю одного, бегу за ним. Задерживаю. Пристегиваю к себе наручниками и веду к людям (было это на территории базы отдыха).

Здесь из кустов второй выскакивает. Я ору ему, что он задержан, объясняю, как могу, что нас много, в общем, "развожу", пока он не опомнился. И все вместе идём на свет.

А тут третий перед нами появляется! Всё, думаю... Хотел даже ключи от наручников в темноту выбросить, чтобы когда труп найдут, хоть одного бандита не отпустить.

Но вслух продолжаю и новенькому ситуацию обрисовывать, ругательств уже не хватает. А мы хоть и продолжаем идти на свет, но как-то уж слишком медленно. Метров пятьдесят остаётся, я ни на миг не умолкаю... Тридцать... И вдруг милицейский наряд с собакой появляется! Заметили подозрительных, пошли к нам. Кричу: "Я свой, задержите их!"

Оказалось, эти трое иностранца ограбили.

Я за это задержание премию получил – десятку. Что у нас тогда было – рубли или купоны?

Начальство очень удивлялось: "Как Босенко оказался там в два часа ночи? Пил, наверное". А я до двадцати семи лет спиртное вообще не употреблял.

Был ещё случай, когда я работу почти на дом брал.

Снимали мы тогда квартирку 11-метровую на первом этаже. Прихожу ночью домой, помылся, а тут – шорох под окном. У всех внизу окна зарешеченные, у нас – нет. Мелькнули тени. Выскакиваю на улицу... В общем, задержал с сумками. Пристегивать их пришлось к лестнице в своем подъезде, жена из-за двери их охраняла, пока я бегал по улицам телефон искал. Ну, "Беркут" прилетел, забрал их. Оказалось, минут тридцать назад было совершено разбойное нападение на магазин.

ОДНИМ ЛЕЗВИЕМ – ДВАДЦАТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ (НЕ СОВЕРШИЛ – РАСКРЫЛ)

— С личной смелостью и удалью – понятно. Но с опытом у розыскника должны, очевидно, проявляться и другие качества: оперативная смекалка, наблюдательность; надо иметь, как говорят шахматисты, какие-то домашние заготовки. Пожалуйста, пример на эту тему.

— Пошла волна краж в центре города, магазины "выставляли". Проникали в старых домах через дымоходы, стены пробивали. Приходят утром, а магазин пустой. Мебельные гарнитуры выносили!

Под Новый год на Чижикова, 116, у "Привоза" содержимое магазина полностью вынесли.

Стали мы со старшим участковым Семёном Цвилиховским (он сейчас в Америке живёт) думать, кто бы это мог быть. У нас с Семёном одна территория обслуживания. Ну и надумали на одного человечка.

Иду к нему домой. Мать говорит, что давно не появлялся. И действительно, вижу в его комнате на мебели слой пыли. Но тут замечаю: лежащее лезвие чуть утопает в пыли! Свежее!

Быстро направляюсь в магазин, который обокрали. Лезвия такие-то у вас были? Были.

Делаем обыск на квартире и находим печатку из другого магазина, где была кража с поджогом.

Через некоторое время задерживаем и его с подельниками. На их счету оказалось около двадцати подобных краж. Машинами вывозили. Многие из тех, кому потом сбывались товары, мебель, к примеру, думали, что имеют дело с предпринимателем, настолько открыто он действовал.

Получили они большие сроки. Главарь был признан особо опасным рецидивистом.

ОТНЮДЬ НЕ РАКЕТНАЯ СТРЕЛЬБА

— После ракетных стрельб вам ещё реально стрелять приходилось?

— Два случая были. В первом, к нашему общему счастью, парень успел залечь (оружие я применил абсолютно законно).

Второй случай. Разбойное нападение на магазин: люди в масках с оружием. Гаишники машину установили.

Вылетаем к улочкам за Французским бульваром. Я уже возглавлял Приморский угрозыск.

На улице Ясной замечаем похожую машину. Выходим. И тут она рванула вперёд! Выхватываю пистолет. Но стрелять надо как можно аккуратнее, потому что рядом – окна детской больницы.

Делаю четыре или пять выстрелов, но автомобиль уходит за угол. Неужели ни разу не попал?! И всё же за углом машина дальше ехать не смогла. Тут же "Беркут" появился, задержали преступников. А колесо я всё-таки пробил, и ещё пару точных выстрелов было.

В НАЛОГОВОЙ БЫЛО СКУЧНО

После семи лет работы в Приморском Босенко назначают на должность начальника отдела по раскрытию имущественных преступлений городского угрозыска. Позднее Владимир Владимирович стал заместителем начальника угрозыска.

А потом случилось так, что Босенко захотел уйти из милиции. И пару месяцев отдыхал от всего, что накопилось за десять милицейских лет.

Друзья позвали в налоговую милицию. Два года продолжалась его налоговая эпопея. И должности были престижные, и зарплата никак не меньшая, чем в милиции обыкновенной. И два выходных появились, о которых он за много лет совершенно забыл.

— Но это было совершенно не то, – рассказывает Владимир Владимирович,— хотя удавалось организовывать интересные операции. Скучно мне было в налоговой. И когда предложили вернуться в милицию, я с радостью согласился. Тех двух лет вне милиции как будто не было. Помню, когда приказа на меня ещё не было, выехал на первое убийство, стал команды давать. Ну опера, ладно: раз командует, значит, наверное, имеет право. А из прокуратуры человек удивился: что, мол, делает на убийстве подполковник налоговой?

— Как бы то ни было, для многих людей ваша работа по- прежнему окружена ореолом романтики. Что бы вы посоветовали молодому человеку, который хочет стать розыскником? С ядерных подлодок сегодня уже не начнёшь.

— Это не обязательно. Зато обязателен фанатизм в работе, когда ради неё забываешь всё. Такая устремлённость присуща моим коллегам: начальнику контрольно-методического отдела горуправления Валентине Золотарь, начальнику Хаджибеевского розыска Александру Лейфуре, Суворовского – Владимиру Захарьеву (потомственному розыскнику), Приморского – Виталию Кущу, оперуполномоченному горуправления Игорю Павленко, начальникам отделов Валерию Мигалатьеву, Максиму Бойко, начальнику отделения Сергею Обывзенко и многим другим сотрудникам.

Всех их и работников милиции других подразделений поздравляю с нашим общим праздником!

Беседовал Борис Штейнберг.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60