Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 39 (1432)
2.11.2018
НОВОСТИ
Проблемы и решения
Острая тема
Обратная связь
Вокруг Света
Гость номера
Спорт
Мяч в игре
История
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 39 (1432), 2.11.2018

О ДЕВУШКАХ, О РАКУРСАХ, О СЛАВЕ...

Википедия о нашей гостье сообщает, что Слава Поседай - фотограф из города Николаева, известная своими работами в стиле "НЮ".

Она родилась в Магадане. Фотографом был ее дедушка, который снимал на Северном полюсе белых медведей. Фотографировал и отец, так что девочку постоянно тянуло к фотографированию. Тем не менее по профессии Слава - инженер-связист...

- Да, представьте себе, - смеется Слава, - я закончила Одесскую академию связи и даже проработала по специальности три года. Но сначала я пошла в техникум, который в Николаеве находился возле моего дома, просто потому, что не знала, куда идти учиться после школы. Потом - уже по инерции - поступила в вуз, пошла в магистратуру, потому что хотелось получить высшее образование. Работала электромонтером третьего разряда, потом невероятным образом стала электромонтером четвертого разряда и... уволилась. После чего ничем таким больше не занимаюсь, для меня связь - в далеком прошлом.

Потом я работала в шоу-бизнесе: возила фокусников, стриптизерш, музыкальные группы - сейчас это по-модному называется "арт-директор". Где-то года два провела в этой тусовке, а потом как-то постепенно это занятие отошло на второй план. Сейчас фотография для меня - хобби, которое переросло в профессию. И я благодарна Вселенной за то, что она дает мне шанс этим заниматься.


Я общаюсь с интереснейшими людьми, у меня все время новые знакомства. Мне нравится работать с людьми, с красивыми людьми, я в каждом человеке вижу, что он красив, чудесен и фотографирую это.

Недавно я узнала, что мой стиль - "архитектурная эротика", то есть, скульптуры из человеческих тел. Это мне очень льстит, так как я люблю смотреть на красивые изваяния тел и так получается, что подсознательно рисую их в своих картинах, фотографиях.

- А как удается воплотить подсознание?

- Я все свои идеи переношу на бумагу, потому что многое забывается, а бумага сохраняет. Но все, что на бумаге, я изначально вижу как готовый кадр. Мне остается только найти подходящую модель, локацию, выставить свет, перспективу в кадре - и осуществить. Иногда я вижу просто невероятные образы и технически не понимаю, как это сделать. Но мы с моделями, благо они у меня все очень покладистые, ищем - и находим.

- А модели имеют "право голоса"?

- У меня такое негласное правило: то, что мне нужно, я знаю лучше всех; ведь это моя идея. Модель, конечно, имеет "право голоса", но ключевую роль играю я - как фотограф. Понятно, чтобы добиться того кадра, который я вижу, необходим диалог. Чтобы наладить диалог, нужно общение, простое человеческое общение, умение видеть в человеке только хорошее, хвалить его. Если девушка согласилась позировать голой, я должна быть ей благодарна в первую очередь. Она ведь делает большой вклад в искусство, в мое искусство. Такая вот дипломатия. И, кстати, с моделями у меня еще не было конфликтов.


- Давайте уточним: на ваших фотографиях женщины голые или обнаженные?

- Скорее, "без покровов". Потому что можно быть в одежде - обнаженным, а можно обнажить плечико - и при виде этого в голове разыграется такая фантазия, что голой женщине быть и не нужно.

- А одетых женщин вы снимали?

- Если я снимаю одетых женщин - они потом раздеваются.

- А как вы выбираете модели?

- Выбор модели - это опыт. Бывает, что сначала не вижу в девушке "изюминку". Но вот она разденется, я сделаю пару кадров и пойму, что это - сокровище. Своих любимых моделей я сумела понять только тогда, когда мы уже отсняли по нескольку фотосетов. Если человек полностью, безоговорочно доверяется мне, то я чувствую гармонию в нашем тандеме. Каждая модель - моя, каждая дарит мне свою молодость, свою смелость, я благодарна им за то, что они такие чудесные и доверяют мне.

- У вас есть какие-то ограничения при выборе моделей? Рост, вес, внешность?

- У меня есть модель, ей 58 лет. Она как-то сказала: "Посмотрела на твои снимки и поняла - хочу". Еще есть модель, ей 60 лет: тоже "Хочу, не было, сделай". Таких смелых, конечно, немного, но они есть. В большинстве же моим моделям - до 25 лет.

Моя первая персональная выставка называлась: "Мир без мужчин. Начало. Ева". Моделями были три восемнадцатилетние. А вот на второй выставке по возрасту у моделей был очень большой разброс: самой старшей - 58, а самой юной - около 20.

А по поводу веса... Почему-то многих не устраивает фигура, с которой они живут, она им доставляет неудобства. Это навязанные стандарты красоты. Люди боятся обнажать тело после операций, травм, после родов. Я считаю, что некрасивых тел нет. Каким бы человек не был, я смогу подать его так, чтобы эту фотографию повесили в музее.

- Пользуетесь для этого фотошопом?

- Я крайне мало пользуюсь фотошопом, единственное - убираю временные недостатки кожи, ничего более. Для меня фотошоп - инструмент для мелких пакостей. Я не замазываю ничего, потому что это тело человека.

- Как ваше искусство влияет на восприятие зрителей?

- Наверное, когда люди смотрят фотографии, у них разные мысли возникают. На нашем постсоветском пространстве люди очень закомплексованы, много думают о чужом мнении, не раскрываются так, как хотели бы. Но я надеюсь, что, видя обычных людей на фотосессиях, эти люди понимают, что мир - безграничный и интересный. И, возможно, кому-то захочется сделать в своей жизни что-нибудь "эдакое". Прыгнуть куда-то, открыть новую дверцу, ведущую в неизвестность...

Я стараюсь своим творчеством, с одной стороны, сделать мир лучше и красивее. А с другой, просто делаю то, в чем, как мне кажется, состоит моя миссия. Я вижу, как меняются люди, работающие со мной, как раскрывается человек, который мне позировал. Девушки становятся увереннее в себе, счастливее. И меня радуют такие позитивные изменения.

- Вообще-то более привычно, когда НЮ снимают мужчины-фотографы...

- Я фотографирую семь лет и по прошествии трех лет плотной такой работы в жанре эротической фотографии поняла, что без моей любви к женщине не было бы таких снимков. Когда я начала фотографировать, я просто восхищалась этим телом, этими изгибами, просто всем, что дает мне человек, когда мы делаем фотосессию. Я только потом поняла, что это все - проекция моей любви к женскому телу на тех людей, которых я вижу. Я вижу женщину и понимаю, что она удивительно прекрасна в любом возрасте и в любом теле.

- А мужчины, значит, нет?

- Я люблю также и мужчин, но они как-то не так привлекают, как объекты для фото. Хотя в последнее время на моих фотографиях становится все больше мужчин, потому что я понимаю: чтобы расти над собой, надо что-то добавлять. Стоячая вода превращается в болото, поэтому я меняюсь, меняются мои снимки, появляются новые персонажи.

- Вы ощущаете себя иной?

- Это, скорее, комплимент. Нет, я не ощущаю себя более особенной, чем кто-либо. Просто кто-то показывает свой внутренний мир, раскрывает его людям, чтобы все удивились; а кто-то держит в себе, но тем не менее тоже прекрасен. Я себя иной не считаю, но мне нравится, чтобы обо мне так думали.

- Что для вас самое сложное в отношениях с другими людьми?

- В отношениях профессиональных мне очень важно, чтобы человек был профессионалом или стремился к тому, чтоб не прослыть в нашем деле глупцом. Важно работать с теми, кто владеет хорошо своей профессией, очень важно иметь в своем кругу таких, кто относится к своему делу так же, как и я. А в личной жизни мне достаточно просто принять человека таким, каким он есть. Раньше это мне было сложно; какой он есть - когда что-то говорят, а ты не согласен. Сейчас я пришла к тому, что не нужно спорить, это точка зрения другого, это его право, он же как-то дожил до этого момента, и с ним все в порядке. Очень ценю, кроме профессионализма, доброту, адекватность, чувство юмора, ответственность, ум.

- Фотографу, наверное, странно задавать вопрос о "творческих планах"; он фиксирует жизнь, а это вещь непредсказуемая. Поэтому спрошу так: а что дальше?


- А дальше - работать, искать моделей, делать эскизы, создавать новое. Вселенная говорит мне: "Давай, жги!" Я сейчас готовлюсь к новой выставке, в голове масса идей. Правда, чтобы задуманное воплотить, нужны не только способности, но и финансы.

- Профессиональный рост в эротической фотографии - это что?

- Это амбиции фотографа. Его страсть, стремление к большим вершинам. Да, да, именно амбиции, не знаю, какое слово еще тут можно подобрать. Амбиции - это оправдание для тех, кто не хочет лениться.

- В вашем искусстве есть своя классика? У вас есть какие-то кумиры?

- В моем понимании, вершина творчества в фотографии - это Франческа Вудман. Американская девушка, которая создала серию гениальных автопортретов.

Почему говорят, что одна фотография крутая, а другая - нет? Это зависит от личности фотографа. Как человек сам себя позиционирует в этом мире и при других людях, какой он из себя. Ничего не выйдет, если ты сам по себе серый и скучный. Я считаю, что фотограф должен пытаться прыгнуть выше своей головы - внутри самого себя. Сделал хороший фотосет, надо сделать еще лучше, еще интереснее. Это должен быть постоянный процесс роста и стремления вверх. Нужно зацепить зрителя своей идеей; чем больше у него при взгляде на фотографию возникнет всяких мыслей, фантазий и идей, тем это приятнее фотографу. Надо стремиться сделать то, от чего зритель мог бы улететь хоть в космос.

- А ваша самооценка какова?

- Я поняла, что чего-то достигла в своем творчестве, по одобрению моей бабушки. Она долгое время считала, что я занимаюсь ерундой, много раз мне об этом говорила. И вот последние два года она начала говорить о моих занятиях с уважением, с принятием. Она ходит на выставки, оценивает и говорит "Молодец!". Ей 86 лет, кстати.

- В последнее время сплошь и рядом появляются фотографии женщин, как говорится, "немодельной внешности", людей с инвалидностью и т. п. Это мода или же какая-то социальная потребность? Своего рода стремление "загладить вину" за то, что прежде фотографы в массе своей таких людей чурались...

- Я не считаю, что модель большого размера или с инвалидностью - это мода. У меня есть опыт фотографирования девушек очень больших размеров, я много таких фотографировала в начале своей карьеры. Я фотографировала девушку с инвалидностью, без ноги. Я фотографировала парня, глухонемого гея... Но не потому, что это модно, а потому, что, увидев этого человека, я не могла не предложить ему фотосессию, пройти мимо. Это было интересно мне, и я видела, как в ответ на мое предложение загорались глаза и мне отвечали: "Хочу". Я не считаю, что это мода, просто видишь человека, который вырван из общества. Идешь, хватаешь его - а он такой.

- Приходили ли подобные идеи раньше, когда это было не настолько распространено?

- Сейчас просто люди становятся откровеннее, не боятся открываться миру. Мы раньше их просто не замечали, а сейчас они как-то более открыты. Настолько, что мы можем взять такого человека за руку, сказать: "Давай сделаем", и он ответит: "Да". Если раньше чаще всего отвечали: "Нет" - то сейчас человек все чаще хочет показать себя миру. Мы видим, что показать себя стало мейнстримом. Человек хочет, чтоб его увидели и одобрили. И вот это желание не то, чтобы толкает, просто позволяет дать внутреннее согласие на то, чтобы показывать миру свои - не недостатки - особенности, свой "изюм".

- А, может, люди просто хотят прославиться, поскольку иного способа у них просто нет?

- А почему бы и нет?! Прославиться - это благое намерение. Просто надо при том, что ты прославился, что-то хорошее делать с этой славой, а не то, что прославился - и вот, я весь из себя такой красавчик...

- А что для вас слава?

- Я никогда не думала о славе, потому что каждый день много раз слышу это обращение к себе.

Беседу вел Александр ГАЛЯС.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660