Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 40 (1137)
26.10.2012
НОВОСТИ
Культура
Выборы
Вперед - в прошлое!
Дела и люди
16-я полоса
Криминал
Спорт
Футбол

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 40 (1137), 26.10.2012

Мы продолжаем публикацию материалов, посвящённых 90- летию старейшей на просторах СНГ одесской молодёжной газеты. Начало см. в № № 15-24, 26-39.

НАШЕЛ БОГДАН СВОЮ ГЮЛЬЧАТАЙ...

В советские времена, чтобы даже намеков не было на проницаемость "железного занавеса", солдат на пограничную службу посылали как можно подальше от места жительства. К примеру, юношам из Средней Азии часто доставались западные рубежи нашей необъятной страны, а украинским ребятам границы с азиатскими странами. Поэтому одесский комсомол шефствовал над Бохарденским погранотрядом, который базировался в туркменской глубинке на советско-афганской границе. Периодически, чтобы проведать своих земляков, привезти им подарки и весточки с родных берегов, делегация одесских комсомольских работников отправлялась к своим подшефным.

Эта командировка в Туркменистан в ноябре 1979 года проходила в дни местного праздника уборки урожая и проведения областной комсомольской конференции. И если к этим событиями прибавить ежевечернее гостеприимство наших пограничников, то, положа руку на сердце, могу сказать: такого количества водки я никогда не пил и даже не представлял, что смогу выдержать эту пытку. Такие были времена, и порой приходилось им соответствовать.

В один из подобных вечеров в гостях у местного партийного чиновника я обратил внимание, что его жена, кстати, заведующая районо, закончив накрывать стол различными яствами, тут же собралась уходить. Наши просьбы о том, чтобы хозяйка дома осталась вместе с гостями, вызвали ее замешательство, недовольный взгляд хозяина и намек офицера-пограничника, что у них здесь свои законы в отношении места женщины в доме.

Учитывая контингент гостей, застолье прошло с огромным количеством традиционных здравниц в честь советской компартии и ее лидеров, дружбу между народами, надежность границы и богатые урожаи на местных полях и садах. А утром, чтобы прийти в рабочую норму после вчерашнего братания с туркменскими партийцами, я вместе с пограничником вышел с территории погранотряда, надеясь в местном поселке выпить кружку пива. Из райцентра должна была в это время подъехать бочка с живительным напитком.

Встали мы в очередь под деревом у маленькой речушки, ждем. Через несколько минут привезли железную емкость. Русская продавщица, размерами из тех, "кто коня на скаку остановит", не торопилась начать торговлю. Она открыла крышку люка на цистерне, взяла резиновое ведро, зачерпнула мутную воду из речки и влила ее внутрь бочки. У меня от гнева и недоумения перехватило дыхание. Мой новый друг, офицер с погранотряда, увидев мою реакцию и надвигающийся скандал, успел меня остановить. "Здесь это почти норма, если они будут выступать, продавщица просто не будет сюда приезжать". Идем в местную чайхану. Там и выпьем по бокалу пива".


Местные туркмены спокойно взирали на эту процедуру издевательства над собой и пивом. Хозяйка пивной бочки влила в нее еще одно ведро и только после этого начала торговать.

- Это не просто задворки Союза, но и еще туркменская глубинка, - начал просвещать меня пограничник. - Многие неписаные законы, по которым они живут до сих пор, сформировались столетия назад. У местных туркменов свой менталитет, своя вера, отношения друг с другом и гостями. Люди здесь очень гостеприимные, добрые, но есть и своя специфика, свои порядки, которые, хоть и устарели с нашей точки зрения, еще очень живучи. Особенно это касается отношения к женщине в местной провинции, куда почти не доходит влияние Ашхабада. К примеру, помнишь, как жена местного районного руководителя не осталась с нами за столом. А ведь это верхушка местной интеллигенции. Здесь до сих пор за жену надо платить огромный калым, и после заключения брака женщина попадает в дом к мужу с правами рабыни. Порой к скотине относятся лучше, чем к жене. Каждый год в районе на этой почве бывают случаи, когда женщина в знак протеста против такого обращения, в соответствии с ритуалом, встает в тазик с бензином и поджигает себя. Жуть! Но несколько месяцев назад руководству погранотряда все-таки пришлось вмешаться в местные порядки.

И пограничник рассказал историю любви украинского Ромео и туркменской Джульетты.

В дни советских праздников в местном клубе порой проходили организованные встречи пограничников с местным населением. На одной из них украинский солдат по имени Богдан познакомился с юной туркменкой Гюльчатай. Молодые люди приглянулись друг другу и (хотя очень редко) украдкой начали встречаться, насколько это было возможно при режиме советской погранслужбы.

Несмотря на различные ухищрения, об этих встречах стало известно родителям девушки. На семейном совете было принято решение о том, чтобы срочно выдать семнадцатилетнюю красавицу замуж. Да и будущий муж, владелец большой отары овец из дальнего аула, объявился довольно быстро. Размер калыма установили не очень большой - 15 тысяч рублей. По тем временам за эти деньги можно было купить 3 "Жигуленка". Свою сравнительно невысокую цену покупатель (будущий муж) определил тем, что этот район находится сравнительно недалеко от Ашхабада и что столичные веяния могут сказаться на моральном облике невесты.

В назначенное время Гюльчатай прибежала к ограде погранотряда и со слезами на глазах рассказала Богдану о том, что в ближайшие дни ее выдают замуж, а практически - продают в рабство в далекий аул в горах и что они могут никогда не увидеться. Никто не знает, о чем говорили потом молодые люди. Но уже через несколько минут Гюльчатай перебралась через ограду и оказалась на территории погранотряда. Через пару часов об этом было доложено командиру.

Сразу же по всему погранотряду была объявлена "Тревога".

- Зачем такие крайности? - Удивился я. - Погранотряд насчитывает около двух тысяч вооруженных солдат и офицеров, чего бояться.

- Вы не представляете нравов местных жителей при защите своей чести и достоинства, которые связаны с древними обычаями. Вырезали бы всех. Тем более что отец был одним из руководителей местного клана, - услышал я.

Дальше Богдана и Гюльчатай посадили на бронетранспортер и отвезли на военный аэродром. Через несколько часов они уже были на западной границе Советского Союза. И только после обеспечения безопасности молодых людей при поддержке местных партийных работников была организована встреча отца Гюльчатай с руководством погранотряда и властями.

Разговор был короткий. Отцу сказали, что если он и его родственники будут замечены в попытке отмщения, то его сразу исключают из партии и уволят с должности начальника районной мехколонны. В данном случае также пришлось учесть неписаные порядки жизни туркменов в этом регионе. Статус отца, как одного из руководителей района, определялся прежде всего его должностью. Лишаясь этого, он автоматически терял свое положение в клане, деньги, уважение и прочее. Пришлось отцу Гюльчатай при всех своих родственниках дать согласие на этот брак и благословление молодой паре. Думаем, что дальнейшая жизнь украинского солдата и туркменской девушки сложилась счастливо.

Александр ФЕДОРОВ,
корреспондент "КИ" в 1976-82 гг.

Фото из личного архива. За годы работы в "Комсомольской искре" пришлось сталкиваться с различными нештатными ситуациями: попадать в аварии на машине, ездить в конные дозоры с пограничниками, гнаться с гаишниками за нарушителями движения, в составе танкового экипажа принимать участие в войсковых учениях, опускаться на дно моря на подводной лодке... А сколько было интереснейших встреч... Прекрасное время, прекрасный коллектив редакции. С благодарностью и теплом вспоминаю наши будни и праздники, всех вместе и каждого в отдельности.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660