Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 05 (852)
09.02.2007
НОВОСТИ
Культура
Скандалы
Острая тема
Ко Дню святого Валентина
Море и люди
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 05 (852), 09.02.2007

ДИСКУССИЯ

К ВОПРОСУ О ПЕРВИЧНОСТИ ЯЙЦА ИЛИ КУРИЦЫ, ИЛИ НАУЧИ УЧЕНОГО

Такого резонанса на письмо семиклассника Юрия Денисова, помещенное в прошлом номере, редакция не ждала. Напомним, что Юра прочитал в нашей газете мнение председателя депутатской комиссии по науке и образованию городского совета Лидии Голубенко о том, что нагрузка нынешних школьников чересчур велика, и это значительно усложняет восприятие учебного материала (см. "Чему можно научиться, если много уроков", "ПФ" № 2 от 12 января 2007 г). Юный читатель изложил свое мнение по этому поводу.

Первый отклик последовал незамедлительно. Пенсионерка Елена Александровна Сотник была в своих выводах резка и категорична.

"Меня возмутило письмо ребенка, который еще не дорос до того, чтобы рассуждать на такие темы. Еще больше удивляет позиция редакции, печатающая такие, с позволения сказать, материалы. Чему учим мы молодежь этими письмами? Чему потакаем? Мой внук тоже учится в седьмом классе и тоже не понимает, что его прямая обязанность – учить все, что ему задают, а не дискутировать. Все грамотные стали, а книжки читать не научились. Это поколение разучилось работать, оно умеет только хотеть и требовать. И вы, взрослые люди, это поддерживаете? Что это значит – хочу, не хочу учить, это мне надо, а это мне не надо! У нас было надо все. Мы с радостью ходили в школу, с гордостью носили красные галстуки и не думали спорить с учителями. Потому выросли образованными, грамотными, культурными, умели уважать тех, кто старше. А теперь? Мой внук тоже лентяй, а говорить и пререкаться мастер. Но я ему спуску не даю, он часто слышит от меня поговорку – "яйцо учит курицу". И вы подумайте над ней там, у себя в редакции. Этим бездельникам еще мало задают в школе".

Письмо показательное, под ним наверняка подпишутся многие люди старшего поколения, которые привыкли работать, скажем так, "и за страх, и на совесть". Но проблема отцов и детей стоит сегодня острее, чем в прошлые времена. Юное поколение настойчиво заявляет о своих взглядах на жизнь, и к этому голосу стоит прислушаться.

Вот мнение девятиклассницы лицея № 53 Елизаветы Зекуновой, высказанное немного раньше, хотя по другому поводу (в этом учебном заведении будущие корреспонденты активно обсуждают наши публикации).

"Да, можно согласиться с тем, что дети в наши дни далеко не такие сдержанные и скромные, какими были наши родители. Но пока они еще дети, их можно научить лучшему, только для этого стоит изменить к нам подход со стороны учителей, тактику преподавания. Взять, например, вопрос, обязательно ли ношение школьной формы. Но почему дети должны ходить одинаковые, как в армии, все, как один? Просто потому, что так ходили их бабушки и дедушки?"

Современные школьники не собираются, судя по их ответам, очередной раз "сбрасывать Пушкина с парохода современности", как делали футуристы. Но они гораздо требовательнее к жизни, чем их трудолюбивые "предки", и четче представляют себе, чего ждут от будущего, – другое дело, что не всегда смотрят на свое будущее с соответствующей долей ответственности. Их всерьез заботит вопрос, какие знания пригодятся им в жизни, а какие – не очень, то есть подходят наши дети к жизни практично и не хотят тратить время на бесцельные упражнения. Это рано повзрослевшее поколение, не имеющее, в принципе, детства, и в этом частично виновны и мы, взрослые, растерявшиеся в перестройке жизни и собственного сознания.

"Мне лично интересны все предметы, которые изучаю в школе. И все-таки уроков у нас очень много, – считает восьмиклассница Валерия Козаченко. – Думаю, можно было бы разгрузить программу, чтобы учеба была более эффективной. Например, если не сократить, то хотя бы не оценивать некоторые предметы. Урок музыки очень интересен и важен для человека, для его общего развития, кругозора, культуры. Но если нет голоса или слуха, то хорошей оценки по этому предмету не будет. Ученик будет тратить силы на то, к чему у него просто нет способностей, данных, чтобы добиться лучшей оценки, и уже просто не сможет – от бессилия – выучить то, что ему более необходимо (говорю не только о музыке, это пример). Я считаю, что надо наоборот: развивать изо всех сил те способности, которые у тебя есть, чтобы добиться многого в жизни".

Валерия невольно подвела нас к вопросу о профильном обучении, более чем актуальному в последние годы. Насколько полезна и целесообразна чересчур ранняя специализация – вопрос очень спорный, но он напрямую связан с нашей темой об учебной нагрузке школьников.

"Я думаю, что непременно надо знать математику, химию, физику, географию, биологию, – считает еще одна восьмиклассница, Нелли Байгер. – Но не понимаю, зачем урок физики проводить три раза в неделю, на мой взгляд, достаточно было бы двух. А черчение – зачем оно в 8-м классе? В других школах вместо него труд, но я учусь в лицее, и программа у нас довольно насыщенная".

Несколько ребят из одной школы просили не называть их имен:

"Мы прочитали письмо Юры Денисова и решили вам написать о своей проблеме. Физкультура в школе нужна, но не в том виде, в каком она проводится у нас. Ведь этот урок – физическая культура, а не спорт, но наш учитель этого не понимает, он думает, что мы учимся в школе олимпийского резерва. Он портит нам все оценки, и из-за этого многие ненавидят его предмет".

Вот и подошли к главному – пресловутому "человеческому фактору". Ребята никогда не назовут лишним предмет того учителя, который сумел заинтересовать их на уроке. Сделали свое "черное дело" и экспериментальные учебники, написанные университетской заумью и Бог весть как просочившиеся – через Министерство "освиты"! – к 10-12-летним детям. А ведь зачет и экзамен по возрастной психологии обязан сдавать каждый студент педвуза, если мне не изменяет память. Плох тот профессор, который не сумел объяснить доступно и просто шестилетнему человечку, в чем суть его научных открытий. Или хотя бы шестикласснику обычной школы, такому, как Дима (тоже не захотевшему назвать свою фамилию), который позвонил в редакцию по телефону.

"Юра молодец, что написал это письмо. Фигню в школе надо убрать и объяснять лучше уроки. Я ничего не понимаю, что говорят на уроках, хотя считаюсь средним учеником. Просто у меня хорошая память, и еще умею списывать на контрольных. А что будет дальше, не знаю, и мама так говорит: что из тебя будет дальше? Я читаю учебник, а в голове ничего не остается. Читаю, чтобы отцепиться, и играть быстрее на компе. А мой брат продает мобильные телефоны и не парится, а мама тоже ему говорила, что он грамотно писать не умеет, и что из него будет. А у него все нормально".

Причина повсеместной "хронической усталости" школьников (не в медицинском значении этого термина, хотя и таковое имеется) отчасти и в том, что учителя и ученики перестали слышать друг друга. Как и многие взрослые, как и разные поколения, как и представители разных взглядов. Но не слышать детей – гораздо опаснее. Самым юным нашим авторам всего по девять лет, хотя они уже являются слушателями Школы юного журналиста. Вот что пишет Анжела Тахер из школы № 25:

"Иногда я хожу в школу, как на трудную работу. Одноклассники за партами зевают, спят, а когда учитель уходит, мы шумим. Это не нравится учителю, а мы шумим для того, чтобы проснуться! Я так устаю после уроков, что, когда вижу колясочку с маленьким ребенком, говорю маме, что тоже хочу быть такой, как этот ребенок. Но детства не вернуть, и надо привыкать к взрослой жизни. Ведь мы не знаем, что нас ждет в будущем... Я знаю одну песню: "Нагружать все больше нас стали почему-то. Нынче в школе первый класс – вроде института". У меня сестра учится в институте, и я думаю, что мне не легче учиться, чем ей".

Вот как "устами младенца глаголет истина". Одноклассница Анжелы, Катя Козачук, пишет, что "оставила бы для изучения в школе математику, чтение, природу, рисование, труд. Но очень трудно учить немецкий. Зачем он нам в третьем классе? Я же не собираюсь ехать и жить в стране, где на нем говорят".

А вот это не факт. Когда эти школьницы вырастут, Болонская система образования, скорее всего, уже даст молодым украинцам свои плоды, и тогда Анжела и Катя при желании смогут учиться в Европе, с благодарностью вспоминая свою 25-ю: администрация этой школы (как и некоторых других) смотрит в будущее с дальним прицелом. Ведь не ради красивого слова повторял Суворов своим солдатам девиз, ставший давно афоризмом: тяжело в учении, легко в бою. Хотя воевать нам – в принципе – совсем не хочется...

Ирина ЮРИНА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60