Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Михаил РЫБАК

Номер 43 (633)
18.10.2002
НОВОСТИ
Культура
Вопрос - ответ
Криминал
Спорт
Фотовернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 43 (633), 18.10.2002

КОНЦЕРТ!

Красная кардинальская мантия невероятными узорами переливалась под слабым светом дергающихся язычков огня. В ней сидел маленький человек. Рядом сидел другой маленький человек. Ничего торжественного. Маленькие человечки.

Они так сидели уже довольно долго. В абсолютном молчании.

Эти люди думали и действовали по своему усмотрению и в их понимании для блага Франции.

* * *

А, может быть, и нет.

* * *

Ришелье думал о том, что вот опять абсолютно не думается, и это напряжение изматывает его. Невероятно изматывает... Луи... Людовик... Король... При нем прекрасно, замечательно не думается. Легко. Великолепно... Было бы... Ощущение каменной плиты, вполне элегантной, которую даже приятно подержать в руках, поносить... Некоторое время... Недолго... Удовольствие быстро проходит, даже улетучивается... Никакой радости держать... Все тяжелее и тяжелее... Сейчас кажется, что более держать нельзя...

* * *

Ужасное настроение... просто ужасное... Чем ценен кардинал? Чем ценен Ришелье?.. Итак, чем? Молчит он целый бал, а тем не менее... Да. Хорошая фраза: "Делай, что должен, и пусть будет, что будет". А что же будет и кому? И за что я должен? Интересно, месье. Независимая мысль – это крамола. И еще какая. И вот я должен. А я не могу. И что? И... Пусть толкает свой камень в гору... М-да...

* * *

Какой негодяй, а! Какой мерзавец! Еще бы... А он ведь великий король... Ну, да... Захват власти... У кого! У королевы-матери. И все в восторге. Убийство маршала д'Анкра. Между тем, он, как бы, ни при чем. А народ за короля. Бедняжка де Сен-Мар. Нашел с кем шутить. Англичан в море, протестантов... И все под крики экстаза и шляпки женщин в воздухе. А я?.. Я... Бог мой...

* * *

Интересно, что про меня будут говорить? С государством... Великий министр герцог Ришелье. Хорошо. Очень хорошо Значит, все идет замечательно. Есть, правда, королева Анна. Что за чудо? Откуда взялось? А все же, а все же... Если не считать ее безумия в результате дикого желания, которое никто не удовлетворит. Никто.

Нет, не потому, что жалко. Живи! Да, живи инкогнито, как умные люди. Нехорошо, все равно нехорошо, но все мы живые и уж... Не мешал бы, не мешал бы... Честно? Не уверен в ее темпераменте. Дура. Просто, дура. А я, вообще-то, предупреждал, что у меня депрессии... Не красавица, конечно. С умом трудности. Был бы нормальный человек, да Господи... а то пра-ативный Бэкингэм. Перед людьми неудобно. Терплю. Терпи и ты, Ан-наа.

* * *

Тишина радует душу. Не так тяжело и не так противно. Сидеть тяжело, лежать тяжело, жить тяжело – какое счастье быть первым министром!

* * *

Он очень хотел войти в историю. Судя по всему, очень сильно хотел.

Мерзкий, в принципе, тип... И я... Мы нашли друг друга... Его энергия и моя депрессия... как родные.

* * *

Герой должен быть один.

Итак, герой – это я. Что про меня скажут враги?.. Великий министр... К сожалению, тогда, когда мне будет уже все равно. Да и сейчас...

Как мне плохо!.. И он вот... тоже... Как нам плохо. Даже удивительно...

* * *

Героем публика выбрала его. Честно? Все равно. Да... А какой он умный!

Умник. Догадался даже намеком на дыхание не дунуть на самое королевское достоинство. Итак, он – герой... А я – король... И это – хо-ро-шо... Да... А мне плохо... И ему... Вроде... Да, уж. Нам – плохо. Его величеству. И ему плохо, ему – его преосвященству... Интересно, кто раньше?.. Да, вот вопрос, который...

* * *

Хотелось бы умереть раньше, чем король, потому что я все равно не смогу пережить его величество. Хоть бы и хотел. Собственно, что я волнуюсь! Да, что это меня такая глупость беспокоит? И так, и так умру. Секундочку, в одном случае буду героем, а в другом – гибридом посаженного в клетку кардинала де Балю и повешенного брадобрея Оливье... Разве что...

* * *

Какие глупости – раньше или позже? Жить или умереть? Ха-ха-ха-ха – а ведь его разорвут, если он останется жить! Злорадно, злорадно – вот и жилочка дернулась у Арманчика – хи-хи... Ой, как плохо мне...

* * *

Что это он щечкой дернул? – улыбнулся никак?.. А ведь уже философски подходил к проблеме... Ну, ну... Все там будем... Что? Уже уходит... Как всегда. Не прощаясь...

А ведь замечательно молчалось. Хорошо пообщались.

* * *

Во дворец пора. Там собачки, собачки... и Анннна... Как мне плохо... Или показалось?.. Да, так вот... ужасная карета... Ужасная. Но как он меня чувствует, каналья! Диалог был фантастический! Конечно, собеседник чудесный, но... но... не жилец. Обидно. Да и нам... Христианнейшему государю... уснуть бы...

* * *

Маленькая радость: снять кардинальские доспехи, за которые я так боролся... Вот они: лежат... Блестящая беседа, однако; просто отдохнул душой – невероятно тонкий человек, нужно отдать ему должное... Уснуть бы...

* * *

Серое утро вползало в Париж: предместья, город, Лувр... медленно, быстро и неумолимо. Тяжелые чаши весов качнулись... едва заметно...

Александр АЙЗЕНБЕРГ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660