Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО

Номер 42 (1482)
7.11.2019
НОВОСТИ
Образование
Обратная связь
Скандал
Вокруг Света
Культура
Спорт
Мяч в игре
Память
Официально
12-я полоса

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 42 (1482), 7.11.2019

Стороны дорогой медали

(Окончание. Начало в №№ 38–41.)

Край непуганых носорогов

Приехать в Африку и не попасть на сафари — это нонсенс. Хотя удовольствие не из дешевых, мы собрались таким образом познакомиться с животным миром ЮАР. От небольшого порта Ричардс-Бей, находящегося на севере, поближе к границам Свазиленда и Мозамбика, отъехали на 120 километров к диким природным заповедникам. Прежде чем рассказать о нашем сафари, скажу коротко о системе охраны природы, которая сложилась на юге Африки. В ведении администрации столичной Претории находится 18 национальных парков! Специальные службы провинции Квазулу-Наталь отвечают еще за 80 (восемьдесят!) заповедников в этом регионе. И это не все. Есть еще более 250 частных и региональных природоохранных зон по всей стране. Многие из них раскинулись на громадных территориях и предлагают гостям бунгало и кемпинги для ночлега, ибо за световой день там не обернуться.


На сафари

Так было не всегда. Когда европейцы осваивали леса и равнины Южной Африки, они не церемонились ни с местным населением, ни с животными. Охота на крупного зверя была не только спортивной забавой, но и способом добыть мясо, шкуры, бивни. Вчерашние цари дикой природы оказались на грани полного уничтожения. Есть документальные свидетельства о печальной участи слонов. Уже к 1900 году европейцы почти полностью отстреляли их к югу от реки Вааль. Лично губернатор Преториус, именем которого названа столица страны, был заядлым охотником на крупную дичь и за один только год после Первой мировой войны завалил 130 слонов! В этом районе ученые насчитали всего полтора десятка особей, которые были крайне агрессивно настроены к людям. В последний момент власти приняли решение создать национальный парк Аддо, ставший тогда заповедником для чудом выживших гигантов. Теперь на площади в десять тысяч гектаров живет больше трехсот слонов. ЮАР даже договаривается с соседними странами о передаче части животных в их заповедники, ибо таким крупным особям нужны пространство и кормовая база.

К началу ХХ века массовое уничтожение африканской фауны происходило повсеместно. Вот почему создание национальных парков и заповедников стало спасением для многих видов млекопитающих.

...Наше сафари было мирным. Мы ловили зверье не в оружейный прицел, а в объектив фотоаппарата. Мощные джипы обещали хорошую проходимость в любых условиях. Была жара. Высохли и спрессовались до состояния бетона все лесные тропы. Опытные водители вели машины мягким накатом, без лишнего рокота. Только пыльного шлейфа было не избежать. Нужно было не спугнуть дичь. Вся наша экспедиция по плану должна была занять часов восемь-девять. Какое-то время ушло на дорогу из порта. И вот мы уже битый час колесим по тряским тропам, а навстречу — ни одного звереныша. Держу аппарат наготове. Всматриваюсь в глазок видоискателя. От напряженной позы начинают затекать руки. Из-под кепки на переносицу сползают струйки пота. Закрадывается мысль, не развели ли нас с этим сафари. Вокруг — холмы и колышущиеся на ветру травы, вьющиеся между кустами и деревьями тропинки, вытоптанные чьими-то копытами, над головой — неестественно синее небо. И ни одного зверя. Никакого...

...И без того небыстро ехавший автомобиль внезапно остановился. Из густых зарослей лениво вышел носорог. За ним еще один. Стали посреди дороги. Опять побрели куда-то. Водитель шепотом сказал: хорошо, мол, что они видят только перед собой и нас не заметили. Были случаи, когда эти единороги с легкого разбега врезались в авто и переворачивали его. Ради забавы. Туша там такая, что костей не соберешь. Вблизи это особенно чувствуешь. Я же еще приблизил изображение с помощью фокусировки объектива.

Непуганые носороги удалились так же неожиданно, как и появились перед нами.


Дорожная разметка

Еще какое-то время полюбовались пейзажами на малом ходу. И тут пошла полоса везения. Вот вдалеке пронеслось целое семейство антилоп. Вот под деревьями возникли мощные крупы зебр в их черно-белых одеяниях. Вот с ветки прыгнул на землю здоровенный бабуин и, усевшись под кустом, стал обводить окрестности задумчивым взглядом. Переезжая через мосток над мелководной речушкой, увидели копошащихся там крокодилов. Внезапно послышался топот десятков копыт. На большую лужайку с высокой травой прискакало стадо черных буйволов с гнутыми рогами. Они стали сосредоточенно поглощать траву, то и дело толкая друг друга боками. Самые задиристые шли на соперника головой вперед, нацелив острые рога. Молниеносные схватки быстро заканчивались, и оба забияки продолжали жевать траву...


Черные буйволы

Очевидно, в этом заповеднике хищники не водились. Копытные чувствовали себя беззаботно. Только искали источники воды. Попить и покупаться. До места их водопоя мы не добрались, а вот своеобразное купание наблюдали. Буйволы и носороги нашли остатки лужи, которая сохранилась, очевидно, после недавнего дождя, и с наслаждением плюхнулись туда. По сути, они валялись в грязи. Но и она давала им ощущение влаги. Так и принимали грязевые ванны эти небезопасные для человека крупные особи. Было бы наше сафари не созерцательным, а охотничьим — звери в такой ситуации оказались бы идеальной мишенью.


Грязевая ванна

Время пролетело незаметно. Жалеть о нем не стоило. Мы получили впечатления и эмоции, несопоставимые с теми, что бывают при посещении зоопарка. Порадовались и за зверье, которому теперь не грозит полное уничтожение. Хотя, говорят, браконьеры и сейчас пытаются добыть трофеи даже в заповедных местах. Но караются такие шалости очень строго.


Бабуины

* * *

Интересно было бы попасть в самый большой национальный парк страны. Это парк Крюгера в районе реки Лимпопо, где живут тысячи львов, слонов и непуганых носорогов, где общая длина дорог внутри парка превышает 1700 километров, а за год бывает миллион туристов. Больше не принимают. Записываться нужно за много месяцев, а для обеспечения ночлега — чуть ли не за полгода. Парки и заповедники лежат по обе стороны Драконовых гор, протянувшихся на тысячу километров с юга на север. На скалах и в пещерах здесь можно найти следы проживания древних людей, их наскальные рисунки.

ЮАР — уникальная страна с разнообразной природой и богатейшими недрами. Во многом благодаря разработке полезных ископаемых европейцы проявили к ней повышенный интерес и вложили много средств в постройку городов и промышленное развитие. Без этого ЮАР осталась бы заурядной державой, каких большинство на континенте.


Мыс Доброй Надежды

Йоханнесбург и Претория — города, выросшие именно благодаря разработке недр. Самый крупный промышленный центр страны Йоханнесбург буквально стоит на золоте. Под сетью центральных улиц проходят горизонтальные шахты общей длиной 12 километров. В свое время добыча золота позволила городу стать главным финансовым узлом континента, хотя это единственный в мире мегаполис, не стоящий на берегах моря, реки или озера. Золота оказалось достаточно. Местная элита живет в роскошных виллах со своими садами и полями для гольфа. Здесь просторно и экологично. В отличие от пригородов, где в жуткой тесноте обитают коренные африканцы. В негритянском Соуэто при скученности и антисанитарии насчитывается больше трех миллионов человек, а на весь огромный Йоханнесбург — один миллион. Похожая ситуация в столичной Претории и ее пригородах. Вся эта агломерация вобрала в себя до четверти населения страны и обеспечивает треть национального дохода.

Не стану перечислять все, чем торгует сегодня ЮАР. Но замолвить слово об алмазах просто необходимо. Нигде в мире не существует такого объема выработок этого камня. Неподалеку от столицы можно увидеть крупнейшие в Африке алмазные копи. Шахта имеет глубину 600 метров, ширину 500 и длину больше километра. Именно здесь в 1905 году нашли самый крупный алмаз "Звезда Африки" в 530 карат. Он был разделен мастерами-ювелирами на 106 частей и украшает корону британской королевы.

У многих на слуху название Кимберли. Это местечко в середине XIX века было эпицентром алмазного бума. Искатели счастья кирками и лопатами добывали свои первые капиталы. Их стараниями в этом районе вырыли колоссальных размеров котлован, названный Большой ямой. Впоследствии такие же появились еще в нескольких местах страны. Но Кимберли иссякает. Хотя до последнего времени здесь добывали около двух тысяч карат алмазов ежедневно, специалисты считают, что очень скоро целесообразность разработок сойдет на нет. Изначальный лидер добычи алмазов Кимберли дает теперь лишь десятую часть этих камней.

Понятно, что алмазы приносят прибыль и счастье весьма ограниченному кругу людей. Для фермеров остается возможность экспортировать десятки видов фруктов и вина, мясо коз и страусов, свинину и морепродукты. Страна продает уголь и уран, свинец и никель, лес, автомобили и современное оборудование. Совершенно ясно, что вы находитесь в богатом государстве, когда ходите по центральным районам крупных городов среди небоскребов и офисов банков, когда проезжаете мимо вилл и элитных отелей. Но все становится с ног на голову, когда попадаете в густонаселенные кварталы или застрявшие в прошлых столетиях деревни. Это другая Африка. Какая из них настоящая? Обе. Только судьба у них разная...

Аркадий РЫБАК.

Фото автора.

Четырехтомник путевых записок
Аркадия РЫБАКА
под названием
"Хорошо ли там, где нас нет?"
можно приобрести
в редакции газеты "Порто-франко"
(тел.: 764-96-56, 764-95-03, 764-96-68)
и во Всемирном клубе одесситов

(www.odessitclub.org)

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660