Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж Алексея КОСТРОМЕНКО
Фото Леонида БЕНДЕРСКОГО

Номер 15 (1161)
19.04.2013
НОВОСТИ
События
Культура
Море
Вперед - в прошлое!
Спрашивайте - отвечаем
Обратная связь
16-я полоса
Криминал
Спорт
Баскетбол

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 15 (1161), 19.04.2013

Мы продолжаем публикацию материалов, посвящённых 90-летию старейшей на просторах СНГ одесской молодёжной газеты. Начало см. в № № 15-24, 26-49 за 2012 г., № № 1-14 за 2013 г.

Наталья СИМИСИНОВА:
"В человека нужно влюбиться,
чтобы написать о нем очерк"

Газета "Комсомольская искра" в свое время стала кузницей журналистских кадров Одессы. Получив опыт, закалку, многие ее авторы стали известными журналистами, редакторами, основателями своих СМИ. Наталья Симисинова, обладатель "Золотого пера", пройдя "искровскую" школу, стала ведущей ТВ-программ, нашумевших своей остросюжетностью: "Перестройка на ЗОРе", "Взгляды в будущее", "В этот день", "Товарищ, бригада", "Путешествие по одесским дворам". И программ сегодня ведет одну из популярных "Ночь: разговор" - канала "АТВ".

Мы встретились с Натальей Симисиновой в уютном кафе недалеко от ее редакции. Совместив время, расписанное по минутам, телеведущая, уделила нам свой обеденный перерыв. И мы забыли о времени, погрузившись в яркое прошлое одесской журналистики.

- Наталья Петровна, с чего началась ваша журналистика?

- В газету я пришла после окончания филологического факультета Одесского университета. Планировала быть учителем. Но в мою любимую 117-ю школу устроиться не удалось. И руководитель моей дипломной договорился, чтобы меня взяли в "Вечерку" на должность литредактора на полставки. Тогда главный редактор Борис Фёдорович Деревянко благодаря своему авторитаризму и очень жёсткой руке, вкупе с талантом журналиста, собрал под своё крыло самых лучших, смелых, авантюрных журналистов со своей позицией.

Когда я пришла работать туда в 1973 году, я еще не понимала, что такое газета. Как литредактор, я должна была править Голубовского, Барановского, таких мэтров журналистики. И они ходили и подкалывали меня: "Как ты посмела посягнуть на... полслова, буковку". И так я просидела месяц. И как-то я вычитала, что должна быть выставка на станции юных натуралистов. А в детстве, когда мы с семьей жили на Севере, я увлекалась ботаникой. В школе выращивала ростки картошки. И вот я написала свой первый репортаж. Он назывался "Путешествие в страну Кактусонию". Отдала статью Голубовскому. И вот сижу на своем рабочем месте, что-то правлю. И в это время мимо меня идет Борис Федорович. Он вышел из машбюро и, возвращаясь в свой кабинет, говорит мне:

- Сегодня твой материал идет в номер.

Это был такой восторг. Я была так счастлива. Ну как же, первый раз увидеть свою статью в газете! А когда тебя напечатали, это уже все. И так потихонечку и пошло.

Я стала писать внештатно. Помню название второй моей статьи о студии юных художников во Дворце пионеров "Желтые одуванчики в зеленой траве". Потом репортаж с областной олимпиады "Эта скучная химия", материал об интернате для глухонемых детей "Говорящие сны". Я выбрала школьное направление, которое мне было ближе всего.

Потом меня взяли в штат. Работала в отделе у Ирины Пустовойт. Она - по вузам, я - по школам, учебным заведениям. В то время я получила все основы журналистики, которые заложил в редакции еще Григорянц. Помню, как меня учили разговаривать по телефону. Я робко представлялась, а мне ставили голос: как должна сказать, кто я. Ведь это "Вечерняя Одесса"! Два года я проработала в "Вечерке". Мы уже переехали в новое издательство, напротив Дома мебели. Я дежурила на выпусках газет. Казалось, все шло хорошо. Но в то же время мы жили, как на вулкане. Борис Федорович обладал непростым характером.

Все его любили и одновременно немного боялись. Это был очень крутой замес настоящего профи журналистики. Он всех проверял "на глубину". И так получалось, что я будто плыла на корабле с вала на вал. Он меня то на "красную доску" выставлял, то ругал. Как-то я собралась в отпуск. А он мне: "Ты что, заслужила отпуск? Так много написала?". Однажды я обиделась на его замечание и решила уйти. Написала заявление об уходе. Я очень переживала, потому что уже без газеты не могла. К тому времени вышла замуж. У меня была маленькая дочка.

И вот вызывает он меня в кабинет. Поставил коньяк, налил в рюмочки, достал шоколад. Спрашивает:

- Ну, скажи, чего ты уходишь?

Я ему отвечаю:

- Если я поработаю у вас еще неделю, я сойду с ума.

И он сказал:

- Иди!

И я ушла. Потом мы все равно по-доброму общались. Но в то время нужно было именно так поступить.

Без работы я, конечно, не осталась. Благо, у нас было большое здание. А мы располагались на верхнем этаже. И я спустилась ниже, пришла к Мазуру, редактору газеты "Комсомольская искра".

- Юлий Маркович, возьмете меня?


И это была моя удача. Тогда мне очень повезло. Юлий Маркович, редактор от Бога, большая умница, тонкий психолог, очень толковый, сдержанный. Для меня его образ - образ чеховского интеллигента. Я советовалась с ним, рассказывала о своих бедах, сомнениях. Он всегда говорил по делу, помогал решить любые вопросы. Потом, когда он уходил в обком партии, не понимала, зачем ему это нужно, ведь он так любил газету.

- При переходе в "Комсомольскую искру" не возникло языковой проблемы?

В то время "Комсомольская искра" выходила на украинском языке. Я писала на русском. У нас были замечательные переводчицы. И никогда вопросов не было. Украинский я потихоньку осваивала. У меня две бабушки украинки. Но всему свое время.

- Какие темы вам достались в "Комсомольской искре"? И что вам дала работа в газете?

- Газета была областная. Я много ездила в командировки, побывала, как говорят, во всех "медвежьих углах". Где я только не была! До сих пор поддерживаю отношения со многими людьми, о которых писала тогда статьи. Это и Сергей Форника, председатель райкома комсомола Фрунзенского района, с которым мы сделали много материалов. В Ильичевском училище № 22, где учатся на докеров, механизаторов, сварщиков, познакомилась с производственным мастером, который обучал работе с портальными кранами. И на этом кране он меня катал два часа. Потом, когда стала работать на телевидении, сделала сюжет о нем.

Как-то в редакцию пришло письмо. У молодых учительниц - конфликт с директором школы. Я поехала разбираться. Добралась на рейсовом автобусе по трассе. Вышла в чистом поле. И куда идти? Ничего, добралась. Подвезли до села. Начали разбираться. Я, конечно, на стороне учительниц. Помню, взяли меня к себе ночевать. Чаепитие, разговор по душам. Было холодно. Осень. Втроем спали на диване, чтобы согреться.

В командировках по школам я находила столько интересного! В одном селе директор школы, физик, увлекался фантастикой. Его ученики защищали проекты осушения Венеры! Думали, как долететь, как провести там работы. А еще вся школа строила дельтапланы. В другом селе преподаватель увлек астрономией всю школу. Ребята от мала до велика ходили смотреть в телескоп на звездное небо.

Однажды, приехав в одну из сельских школ, услышала рассказ о бабушке, у которой в огороде была могила советского воина. Она его захоронила во время войны. И поддерживала мемориал все это время.

Мои командировки были для меня жизнью. Это было замечательное время. Мне было все интересно. Кто бы это ни был, мужчина или женщина, нужно в человека "влюбиться", чтобы написать хороший очерк. Понять его, прочувствовать, а иногда и побывать в его ситуации. Так, стоишь в клинике Филатова в операционной, в бахилах, халате, наблюдаешь за действиями хирурга. И это такое ощущение незабываемое! И потом пишешь все, что увидел, почувствовал, чтобы это узнали люди.

Я не помню ни летучек, ни собраний, практически ничего, так была погружена в свою работу. Муж мне так и говорил, что ему не нужно приложение к авторучке. Хотя я была хорошей женой, готовила с вечера, за дочкой смотрела. Но по ночам приходилось писать, чтобы все успеть.

- Газета в свою очередь раскрыла и ваши писательские таланты?

- Работа в "Комсомольской искре" - это один из самых лучших периодов в моей жизни. Все, что я обрела, познала, мне пригодилось в дальнейшем. В газете я стала публиковать свои рассказы. У меня была большая поддержка. Помню, мы собирались на улице Ромашковой, в общежитии, где жили "искровцы". Много беседовали, общались. Я в то время дружила с Шевцовым, Божко. У нас даже был клуб непризнанных гениев-писателей. Игорь Божко тогда написал замечательную повесть "Лица на облаках". Мы собирались небольшим коллективом. И я была одна девица- литератор. Мы читали свои рассказы, стихи, обсуждали их, иногда достаточно горячо. И все было так восхитительно. Это было общение с такими же, как и ты, творческими людьми. Несмотря на то, что мы работали в разных изданиях, дружили газетами, коллективами.

И, я думаю, те годы были самыми счастливыми.

Потом, когда Юлий Мазур ушел в обком, я тоже уволилась и устроилась в школу преподавателем. Но я понимала, что без журналистики уже не могу. И пошла на телевидение, на котором я уже с 1979 года. Мы делали замечательные программы. Заняли второе место во всесоюзном соревновании ТВ-программ. Были лучшей молодежной редакцией. Мы поднимали важные актуальные вопросы, например, почему завод не работает, сняли передачу о неуспевающих студентах, потому что считали, что двоечники не смогут стать хорошими специалистами, критиковали комсомол.

- А как на это реагировала цензура?

- Были, конечно, и свои нюансы. Однажды, когда я училась на курсах повышения квалификации, мы собрались с ребятами, которые приехали из разных уголков Украины, на посиделки. Высказывали свои мнения, и кто-то донес о нашей беседе. Меня вызвал майор КГБ и стал расспрашивать. Я говорю:

- У меня плохая память, ничего не помню.

- Не может быть, вы журналист, - удивлялся он.

Два часа пытал. Но я не выдала ни одного человека. Тогда еще случился казус. Он закрыл дверь и, когда беседа была завершена, никак не мог открыть.

Пятница, вечер... Я и говорю:

- Ну вот, что мы будем делать с вами здесь до понедельника?

Ничего, потом нам открыли.

- И все же, Наталья Петровна, начиная свой путь в газете, продолжив на телевидении, как вы можете охарактеризовать эти профессии - газетчика и телевизионщика?

- На телевидении творчество коллективное. А в газете ты - одиночка. На тебе лежит вся ответственность за правильность изложенных фактов, фамилий, имен, каждое слово нужно правильно выверить. Ты не то чтобы истина в последней инстанции, но играешь важную роль в освещении события и даже иногда в судьбе человека.

Мы покидаем уютное кафе, переполненные воспоминаниями. Пора окунуться в сегодняшнюю жизнь. Наталья Петровна спешит на передачу. Сегодня она - ведущая программы "Ночь: разговор", выбирает темы, которые интересны и ей, и людям. Она беседует с известными людьми, открывая неизвестные грани. Пишет книги, воспитывает внука. И продолжает оставаться такой же преданной своей выбранной профессии, чтобы не давать людям быть равнодушными ко всему, а постигать непознанное, открывая новые миры, темы, имена...

Беседовала Инна ИЩУК.

На фото:

Наталья Симисинова с дочкой Машей
на демонстрации 7 ноября.

Ирина Пустовойт. 1970 г. Фото В. Попова.

Ю. М. Мазур. 1990 г. Фото В. Попова.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60