Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 49 (845)
15.12.2006
НОВОСТИ
Культура
Тема номера
Ко дню адвокатуры
Точка зрения
Имена
Криминал
Здоровье
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 49 (845), 15.12.2006

ЗАКАДРОВЫЕ ДИАЛОГИ

Беседа с Андреем Яковлевичем ХАЛПАХЧИ – генеральным директором Международного киевского кинофестиваля "МОЛОДОСТЬ" состоялась лишь на следующий день после закрытия фестиваля. На спокойную обстоятельную беседу во время фестиваля нечего было даже рассчитывать. Рабочий день Андрея Халпахчи до краев заполнен встречами, проведением пресс-конференций, международным кинорынком, который проходит в рамках МКФ "Молодость", но совсем в другом районе Киева и т.д., и т.п. А главное, с утра и до позднего вечера приходилось решать организационные ребусы, шарады и головоломки, которые в этом году в связи с недофинансированием ежедневно подбрасывала фестивальная жизнь.

Естественно, что в первом же моем вопросе я коснулась тех финансовых сложностей, в которых оказалось руководство фестиваля в этом году.

— Андрей Яковлевич, как с вашей точки зрения должно строиться финансирование фестиваля, чтобы не повторилась ситуация этого года?

— Я считаю, что поскольку фестиваль "МОЛОДОСТЬ" приобрел вес во всем мире, поскольку он является визитной карточкой страны, ее культуры, то ему должна быть отведена строка в бюджете. Иначе мы всегда будем зависеть от руководства министерств, которые, с одной стороны, сами зависят от выделяемого им бюджета, с другой стороны, в том, как они распоряжаются финансами нет прозрачности.

Необходимо, чтобы Министерство культуры и туризма к концу года делали финансовый отчет. Чтобы были четкие основания для финансирования разных мероприятий.

— Есть ли где-нибудь в мире фестивали, аналогичные "МОЛОДОСТИ" по направленности и масштабности?

— В мире более тысячи кинофестивалей. В какой-то мере они друг друга дублируют, но мы – совершенно уникальный фестиваль дебютных фильмов. В нашей программе и студенческие работы, и первые короткометражные фильмы режиссеров, и первые полнометражные. Обычно в фестивальную конкурсную программу берут первые, вторые или даже третьи фильмы, как, например, на фестивале в Астурии или на фестивале "Дебют". Наиболее близок нам по концепции фестиваль в Анже, но он значительно меньше "МОЛОДОСТИ" по масштабам. У него намного меньший объем программы. Студенческие работы отдельно не выделены. Нет внеконкурсной программы. Словом, "МОЛОДОСТЬ" – самый крупный фестиваль дебютантов во всем мире.

— Как бы вы сформировали девиз, концепцию и цель фестиваля "МОЛОДОСТЬ"?

— Наш девиз: "Толерантность и свобода". Концепция – дебютное кино от студенческого до полнометражного. Цель – культурно-образовательная. В нашей внеконкурсной программе всегда есть ретроспектива классики, знакомство с новинками кино, новыми направлениями. На фестивале открываются новые имена и страны. Мы стремимся показать все; что произошло в кинематографе за год. Мы проводим фестиваль фестивалей (демонстрация фильмов-призеров других фестивалей – Е.К.). В конечном итоге главная цель – помочь интеграции украинского кино в международный процесс.

— Вы не упомянули о "Кампусе талантов".

"Кампус талантов" или, как мы называем его сегодня, Киевская мастерская талантов – это один из самых ярких акцентов фестиваля. Мы начинали эту программу вместе с немцами и пытались делать то же, что они на Берлинаре (Берлинский кинофестиваль – Е.К.). Но от многого мы отказались. Не имеет смысла во время фестиваля снимать короткометражки. У нас нет таких средств, как у немцев, поэтому ничего хорошего за неделю фестиваля ребята снять не могут. Это выброшенные деньги. Но огромное значение имеют мастер-классы. В этом году мы провели 14 мастер-классов, на которых собиралось невероятное число слушателей – до 400 человек. Проводили их в прекрасных аудиториях Гете-института. Блестящие мастер-классы провели Адабашьян, Юрский, Абдрашитов, Хуциев...

— Фестиваль – это только девять дней одного года...

— Мы ищем и другие пути для Киевской мастерской талантов.

Сейчас в рамках фонда "Украина-3000" объявлен конкурс на создание двух сценариев. Сценарии – это одно из самых слабых звеньев в сегодняшней украинской кинематографии. Если будут деньги, то попытаемся, возродить идею студии "Дебют", которая, к сожалению, умерла. Нужно, чтобы молодежь не прыгала сразу из клипа в полнометражный фильм, к которому она еще не способна. Нужно дать молодым ребятам возможность снять за год хотя бы три короткометражные ленты. Так что наша работа идет не девять дней фестиваля, а весь год.

— Вы сказали об интеграции украинского кино в мировой кинопроцесс. Мне кажется, что этому в большей степени должен способствовать кинорынок. Как прошел кинорынок этого года?

— Безусловно, второй кинорынок прошел успешнее, чем прошлогодний – первый. Только нужно отметить, что успех кинорынка определяется не числом участников (хотя это тоже показатель), а числом сделок. Но количество стендов, число демонстрированных фильмов, действительно, возросло. Конечно, интересно было бы получить какие-нибудь цифры, но пока мне неизвестно число свершившихся сделок, а их финансовая сторона вообще останется коммерческой тайной. Самое интересное для нас – это число договоров, заключенных украинскими дистрибьюторами, число украинских фильмов, купленных для дистрибьюции у нас и за рубежом. Но действительно дистрибьюторские сделки – прерогатива не только кинорынков, в том или ином объеме такие сделки совершаются на любом фестивале.

Сразу от кинорынка много ждать не приходится. Нужно чтобы прошло время, нужно развивать инфраструктуру киноиндустрии. Нужно, чтобы наши дистрибьюторы выступали самостоятельно, а не были субпрокатчиками российских компаний. Но чтобы была основа для работы здесь, необходимо увеличить число кинотеатров. Тогда и иностранные прокатчики поверят, что они могут работать в Украине. Это же нонсенс: фильм украинского, одесского режиссера Киры Муратовой, который можно считать чисто украинской продукцией (за последние годы – это первый фильм, который полностью финансировался в Украине), а его хозяин – опять московская компания "ЦЕНТРАЛ ПАРТНЕРШИП", которая будет решать, где его прокатывать. Конечно, это выгодно для фильма, так как компания может хорошо и широко его представить на мировом рынке и выгодно продать за рубеж. Но такие компании должны быть и в Украине (Компания не пожелала предоставить фильм К. Муратовой фестивалю в качестве фильма закрытия. Вместо картины Муратовой была показана лента мексиканского режиссера Гильермо дель Торо "Лабиринт фавна" – Е.К.).

— В этом году была сильная программа. Уровень фильмов заставил забыть организационные сбои. Особенно чувствуется качественный скачок в программе студенческих и короткометражных работ. В массе все участники фестиваля одобрили выбор жюри. А вы во всем согласны с жюри?

— Мне понравилось, что в этом году жюри не разбрасывалось дипломами. Программа была сильная, и дипломов могло быть значительно больше (специальных дипломов Международного жюри было всего два – Е.К.).Но мнение жюри было единодушно. Оно было единодушным и в отношении "Гран-при". Работа румынского режиссера, действительно, значительная, достойная "Скифского оленя" (фильм "12:08. На восток от Бухареста", режиссера Корнелиу Порумбою. Иронический фильм рассказывает о конце режима Чаушеску с точки зрения жителей провинциального городка. – Е.К.). Но я не являюсь поклонником "Эйфории", которая была объявлена лучшим полнометражным фильмом (режиссер Иван Вырыпаев, Россия – Е.К.). Я председатель отборочной комиссии. Я понимаю, что дебютное кино должно быть разным, что мы должны показывать все современные направления в кинематографе, все аспекты его развития. Но мне кажется, что то направление, в котором снят фильм "Эйфория" (такого же направления в некоторых своих фильмах придерживается Тарантино), что это направление в какой-то мере есть псевдокино. Тем не менее – это значительное явление современной кинематографии, и такое кино достойно того, чтобы принять участие в конкурсе.

Безусловно, картина профессиональная, яркая, заметная. Она имела успех и на других фестивалях. В Варшаве получила "Гран-при". Но, откровенно говоря, если бы я был членом жюри, то за этот фильм не голосовал бы. ("Эйфория" очень жесткая любовная драма, получила также главный приз жюри Международной федерации кинопрессы FIPRESCI – Е.К.).

— А за какой фильм вы бы голосовали?

— Трудно сказать. Румынская картина действительно лучшая. Так же, как короткометражный фильм другого румынского режиссера (Кристиана Немеску – Е.К.) "Марилена из Р7", совершено справедливо оценен, как лучший фильм в коротком метре. В полнометражной программе много интересных работ. Болгарская лента Милены Андоновой "Обезьяны зимой", венгерская картина "Свежий воздух" (реж. Агнес Кочиш – Е.К.) – она имела хороший резонанс, иранский фильм "Поэт мусора" (реж. Мохаммад Ахмади, фильм отмечен наградой экуменического жюри – Е.К.). Мне очень понравился немецкий фильм Маттиаса Лудгардта "Пинг-понг", эта картина как лучший фильм Германии даже номинирована на "Оскар". Хорош и еще один немецкий фильм о штази (немецком КГБ – Е.К.).

Но по большому счету лучшими на фестивале были фильмы- ретроспективы Лукино Висконти. Ни один из фильмов- победителей этого года на фестивалях в Венеции, Берлине, Канне... для меня не сопоставим ни с картиной "Гибелью богов", ни с "Рокко и его братья", ни с "Семейным портретом в интерьере", ни со "Смертью в Венеции". Здесь совершенно другая планка.

— За годы существования фестиваля "МОЛОДОСТЬ" были ли в его программе фильмы, которые вы отнесли бы к Большому кино?

— Практически ни один из фильмов за последние 20 лет не только на "МОЛОДОСТИ", но и в Канне, и на других фестивалях для меня не входит в Большое кино. Да, есть интересные работы – Ларса фон Триера, Альмодовера, но это "не мои фильмы". Есть открытия у Франсуа Озона, но это не Висконти, не Чаплин, не Орсон Уэллс, не Рене Клер. Я за последние десятилетия не вижу открытий. Кино повторяется. Нет тех открытий, которые принесла "Новая волна" она действительно была свежим воздухом, явлением. С другой стороны, нельзя не отметить, что именно на "МОЛОДОСТИ" дебютировал Франсуа Озон, который стал знаковой фигурой в кинематографе. Или, скажем, Бруно Дюмон дебютировал фильмом "Жизнь Иисуса" (его я, правда, тоже не отнес бы к мировому кино), были и другие режиссеры, которые стали заметными фигурами в кинопространстве. Своим фильмом "Счастливые дни" дебютировал Алексей Балабанов, дебютировали Абдрашитов, Квирикадзе, Нана Джорджазе, Денис Евстигнеев, Валерий Тодоровский фильмом "Катафалк". Все "открытия" российского кино были представлены, как дебютанты здесь, на "МОЛОДОСТИ".

— Андрей Яковлевич, расскажите о себе, о своей семье, о том, как вы "заболели" кино.

— Моя семья не имела отношения к кино и вообще к искусству. Мои родители – это другое поколенье. Отец родился в 1907 году, мама в 1909-м. Отец был профессором, доктором наук, возглавлял кафедру в автодорожном институте, до войны занимался самолетостроением, был проректором авиационного института. Он был человеком с именем в науке. Мама, как тогда было принято, не работала, была домохозяйкой.

Кино я увлекся еще в детстве. И по крайней мере с 14 лет достаточно профессионально – читал специальную литературу, по возможности смотрел все интересные фильмы. Это было сильное увлечение.

Хотел поступать на режиссерский факультет, но сразу после школы на эту специальность не брали, надо было 2 года отработать, заработать стаж. Потом пришлось бы идти в армию. Тогда я решил поступать на актерский факультет здесь, в Киеве. Дошел до III тура, но отец сделал все возможное, чтобы я не прошел. Тогда мне стало все равно, и я поступил в автодорожный институт. По окончании год проработал в "Сельдорпроекте". Так как диплом у меня был с отличием, то я имел право поступать в аспирантуру. И поступил в – Киевский инженерно-строительный институт на кафедру железобетонных конструкций. И все же я после аспирантуры снова обратился к кино, поступил на высшие режиссерские курсы к Хейфицу в Ленинграде. Но курсы, к сожалению, закрылись, так как Хейфиц начал снимать фильм совместно с Францией. Кстати, одновременно со мной поступал племянник Товстоногова, сын актера Лебедева, у которого уже было театральное образование. После закрытия курсов он пошел в армию, а я завершил и защитил диссертацию, у меня образовалась семья, и кино осталось только как хобби. Но в начале 80-х годов началось киноклубное движение. Я в него активно включился и в конце концов стал председателем киноклуба "Диалог".

Вскоре я приобрел среди клубников популярность. Мы стали членами федерации киноклубов СССР, стали заниматься налаживанием связей с зарубежными киноклубами. Кстати, одно из жюри, работающих на "МОЛОДОСТИ", – это жюри Международной федерации киноклубов – FICC (это жюри свой приз "Дон Кихот" присудило блестящему фильму Гелы Баблуани "Тцамети" ("13") – Е.К.).

Нас стали приглашать в качестве консультантов на фестиваль "МОЛОДОСТЬ", чтобы помочь сделать этот фестиваль студенческих фильмов международным. Через год я стал директором программы фестиваля. Параллельно я продолжал работать в КИСИ, доцентом на кафедре, преподавал железобетонные конструкции. В 1990 году я стал генеральным директором фестиваля, и мы подали заявку и зарегистрировали кинофестиваль "МОЛОДОСТЬ" как международный.

Кино для меня стало приобретать очертания профессии, но я продолжал еще работать в КИСИ. Из института я ушел, когда меня пригласили на должность главного специалиста в созданный тогда Укрдержкинофонд. Уйдя из института, я еще год читал почасово лекции для архитекторов. Укрдержильмофонд – это была официальная организация в структуре Министерства кинематографии. Я работал, используя уже имеющиеся у меня связи с международными киноорганизациями. Но спустя какое-то время кинофонд был расформирован, а я остался генеральным директором МКФ "МОЛОДОСТЬ".

— Кто-то еще из киноклубников сделал кино своей профессией?

— Ну хотя бы известный киновед, заместитель редактора "Кино-коло" Алик Шпилюк. А вообще в киноклубе было много людей, сегодня они заняты другими профессиями. Много было пожилых. Клубники собирались в основном подискутировать в свое удовольствие. Впрочем, директор кинотеатра "Жовтень", в котором идут наши внеконкурсные программы, тоже вышла из киноклуба "Диалог".

— В чем заключалась концепция работы киноклуба?

— Концепция простая. В 80-е годы клуб давал возможность увидеть фильмы, не поступающие в прокат. Давал возможность контактировать с иностранными посольствами. Мы приглашали киноведов, кинокритиков. Это была большая образовательная работа, конечно, в меньшем масштабе, чем на фестивале "МОЛООСТЬ", но цели программы были те же.

— Андрей Яковлевич, вернемся к вашим корням. Чует мое сердце, что корни у вас должны быть одесские. Об этом свидетельствует фамилия. У Валентина Катаева в повести "Белеет парус одинокий" упоминается некая "ЖЕНЬКА КАЛПАКЧИ". Несколько другая транскрипция, но фамилия та же.

— Да, это одна и та же греческая фамилия. А транскрипция зависела от записывающего фамилию клерка. Полуграмотные клерки писали и так, и этак. Фамилия Халпахчи была распространена по всему черноморскому побережью, потому, что с древних времен там селились семьи греков. Особенно много Халпахчи жило в Мариуполе. Шутили, что в Мариуполе больше Халпахчи, чем во всей России Ивановых.

Мой дед был из Мариуполя, но затем он перебрался в Одессу. Мама родилась в Одессе. А затем семья переехала в Киев, где мама вышла замуж за отца. Бабушка, кстати, тоже родилась в Одессе. Много лет у меня в Одессе были родственники – двоюродные братья, тоже Халпахчи. Но потом жизнь нас всех разбросала...

— И тем не менее, одесситам будет приятно узнать, что генеральный директор Международного кинофестиваля "МОЛОДОСТЬ", можно смело сказать, его создатель, имеет одесские корни.

Беседовала Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 764-96-56, 764-96-60