Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Рис. О. Жмура

Номер 49 (742)
10.12.2004
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 49 (742), 10.12.2004

ПРОПАВШИЙ НАРКОМ

Молох сталинских репрессий 1930-х годов кровавым катком прокатился по всей стране и даже вышел за ее пределы.

Сталин, ведя войну с собственным народом, подвел идеологическую базу под террор: "Чем больше мы будем продвигаться вперед, тем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем больше они будут пакостить советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы как последнее средство обреченных".

Сталин и его окружение действительно боялись интервенции и новой гражданской войны, считая, что необходимо исключить угрозу нападения изнутри. Страх перед надвигающейся на Советский Союз войной был главным двигателем репрессий. Опасения Сталина и его окружения были не напрасны, в то время за рубежом существовала мощная антисоветская организация "Русский общевоинский союз" (РОВС) со штаб-квартирой в Париже, созданная генералом Врангелем в 1924 году из остатков белогвардейцев, оказавшихся за границей. Он объединял около 30 тысяч воинов и был стержнем довоенной политической эмиграции. РОВС задумывался как боевая организация, деятельность которой направлена против СССР. В сущности это были воинские кадры, переведенные на гражданское положение, рассеянные по многим странам, но сохранившие традиции и дисциплину, чтобы по первому зову продолжить борьбу. Эмигранты - военнослужащие бывшей царской и белой армий - жили одной целью: вернуться на родину, даже если для этого нужно будет применить оружие.

Их боялись. Сталин и его окружение помнили, что в гражданскую войну их власть висела на волоске. Они хотели наперед обезопасить себя. Вся идеология советской власти заключалась в том, что марксистское учение является единственной научно обоснованной теорией построения социализма, а все предшествующие теоретики построения коммунистического общества - утописты.

В июне 1937 года, выступая на пленуме ЦК ВКП(б) с докладом, Ежов сказал, что существует законспирированное контрреволюционное подполье, страна находится на грани новой гражданской войны и только органы госбезопасности под мудрым руководством Иосифа Виссарионовича Сталина способны ее предотвратить. В 1937 году Ежов подписал приказ © 00447 о начале операции, которую следовало провести в течение четырех месяцев. Все края и области получили разнарядку, сколько людей им следовало арестовать. Арестованных делили на две категории. Арестованных по первой категории немедленно расстреливали, по второй - давали до десяти лет. Прокурор СССР А.Я. Вышинский отправил шифротелеграмму прокурорам всей страны: "Ознакомиться в НКВД с оперативным приказом Ежова от 30 июля 1937 года за номером 0047. Соблюдение процессуальных норм и предварительной санкции на арест не требуется".

Террор в стране, развязанный Сталиным против собственного народа, затронул все слои населения Советского Союза: рабочих и крестьян, партийных и советских работников, интеллигенцию и военных, не остались в стороне и чекисты. Будучи нежелательными свидетелями и исполнителями кровавых сталинских чисток, после выполнения своей работы они ликвидировались за ненадобностью.

Ежов, руководитель НКВД, провел массовую чистку аппарата госбезопасности в центре и на местах. Он привел туда много новых людей, которые взялись за дело не менее рьяно, чем сам нарком. Страх перед возможным расстрелом охватил тогда не только рядовых сотрудников, но и руководителей органов госбезопасности. Они опасались за свою жизнь и судьбу своих близких, искали различные пути спасения в сложной внутренней политической обстановке, которая царила в стране. Среди них был и народный комиссар внутренних дел Украинской ССР, комиссар госбезопасности 3 ранга (что примерно соответствует современному воинскому званию генерал-лейтенанта) Александр Иванович Успенский. В ноябре 1938 года, узнав о своем предстоящем аресте и возможном расстреле, скрылся. Его коллега, начальник управления НКВД по Дальневосточному краю Г.С. Люшков, благополучно перешел государственную границу СССР с Маньчжоу-Го и сдался японским оккупационным властям.

А.И. Успенский родился в 1902 году в одном из сел Тульской губернии в семье священника, что не помешало его успешной карьере в органах госбезопасности. После окончания сельской школы он некоторое время работал в тульском частном магазине приказчиком, а с 1917 года делопроизводителем в Суходольском Волисполкоме. После Октябрьской революции примкнул к большевикам, вступив в партию в сентябре 1920 года, был направлен в органы ВЧК.

Первое время он служил в Тульской губернии, а потом в Тульском губотделе ОГПУ на различных оперативных должностях. В 1927 году Успенский был переведен на работу в полномочное представительство ОГПУ по Уралу, где его назначили начальником экономического отдела полномочного представительства ОГПУ. На этом руководящем чекистском посту Успенский успел отличиться в так называемом "шахтинском деле". Организовал его и инспирировал полномочный представитель ОГПУ по Северному Кавказу Е.Г. Евдокимов, выполняя социальный заказ Сталина и его ближайшего окружения. В 1927 году он доложил лично Сталину о том, что в городе Шахты действуют вредители.

(Окончание следует)

В. ФАЙТЕЛЬБЕРГ-БЛАНК,
генерал-майор медицинской службы, академик;
Николай ПОДЛЕГАЕВ,
майор внутренней службы.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60