Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Фото Михаила РЫБАКА

Номер 05 (698)
06.02.2004
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 05 (698), 06.02.2004

"VОПЛI VIДОПЛЯСОВА" –

КАЗАКИ НЕВИДИМОГО РОК-ФРОНТА

Фронтмен "ВВ" Олег Скрипка о себе, рок-музыке, "ВВ" и многом другом.

(Окончание. Начало в № 3.)

— Почему после "Вечеров на хуторе близ Диканьки" и "Золушки" вы в этом году уже не участвовали в подобных новогодних проектах.

— В прошлом году, уже выходя из съемочного павильона злополучной "Золушки", я сразу же сказал съемочной бригаде, чтобы на следующий год меня уже не беспокоили. Это – реальная халтура. Когда были первые проекты, то еще теплилась надежда, что в работе над ними будут происходить некие творческие моменты, что возникнет некая ностальгия по старым музыкальным фильмам. Но никакого отношения к этому все это не имело, просто очередное телевизионное "мыло".

— Считаете, что "Вечера на хуторе близ Диканьки" были более удачными, чем "Золушка"?

— Они менее халтурны, чем "Золушка". Там чуть больше творчества, чуть больше украинского языка, намного меньше рекламы. То есть, мюзикл чуть более интересен, и в принципе, реакция публики на "Вечера на хуторе близ Диканьки" была сильнее. Хотя я тоже считаю его очень и очень некачественным продуктом.

— Вы пессимистично говорите о перспективах отечественной музыки. Что, по-вашему, должно появиться или измениться, чтобы ситуация изменилась к лучшему?

— Если рассматривать данную ситуацию в качестве ученого или политика, то выход из этой энергетической ямы возможен только двумя способами. Первый – политический: культурная революция с "культурным террором" и "культурным насилием". Что в принципе невозможно, потому что нет такой революционной культурной ситуации и нет тех сил, которые могли бы свалить этого монстра, изготавливающего вот эти "музыкально-творческо-культурные чипсы", которыми кормится народ. Второй способ – это некий "туннельный переход", такой физический феномен, при котором вроде бы и нет предпосылок, чтобы ситуация изменилась к лучшему, но происходит что-то загадочное, и все меняется позитивным образом. То, что телевизор и радио превратились в мусоропровод, готовит ситуацию к тому, что все больше и больше людей "отключается" от СМИ, и эти люди приобретают уже такую критическую массу, которая может взорваться. Тогда эти люди просто создадут свои альтернативные средства информации, либо наконец-то возникнут олигархи с высшим образованием, которые организуют какие-то телеканалы и радио, вещающие в ином формате. Я уже даже не говорю о рок-музыке, джазе и классической музыке. Сейчас страна захлебывается в шансоне, кабацкой музыке и тому подобном. В принципе, в Киеве я наблюдаю, что ситуация нагнетается, все больше людей об этом говорят и уже что-то начинают делать. Я думаю, что со временем что-то может возникнуть.

— Не хотелось бы самому заняться продюсированием?

— Я как раз продюсирую один фольклорный коллектив, который поет народные песни Полтавской и Сумской областей. Они занимаются тем, что разыскивают последних оставшихся в живых бабушек, едут к ним и записывают их песни. Вот они меня сейчас приглашали в январе поехать с ними в Полтавскую область, а я не знал, будет ли у меня время, и сказал: "В январе холодно – в Полтавскую область надо ехать в июне". А парень из этого коллектива сказал мне страшную вещь: бабушки мрут, как мухи, и эти песни, которые жили тысячи лет, на наших глазах вымирают. Остаются лишь последние носители этих песен, и нужно срочно поехать и их записать, чтобы песня жила хотя бы в таком виде, через фольклорный коллектив. Когда я познакомился с этим коллективом, то пытался записать их в какой-то студии, но понял: если ты хочешь что-то сделать, нужно это делать самому. Я купил оборудование, дома записал их, сейчас пытаемся сделать мастеринг. Все, конечно же, далеко от идеала, я в этом отношении непрофессионал, но мне интересно это сделать и выпустить их альбом самому.

— От российских музыкантов иногда можно услышать что "ВВ" – это хорошая московская группа. Ваше отношение к таким высказываниям?

— Ну, очень сложно критиковать это высказывание, потому что мы такое отношение к себе "грязно используем": мы всегда желанные гости в Москве, в России, нас даже с большей охотой ставят на радио в Москве, чем в Украине. С другой стороны, когда там пошла некая волна популярности украинских групп, все это подавалось под соусом "наше" – и это планомерная политика говорения о том, что Украина – наше государство. И если когда-то будет такая "нагода" Украину присоединить, то все делается для того, чтобы россиянам это было очевидно и натурально. Манипуляциям подвержены все. Тем более, что великорусская шовинистическая имперская идея живет очень много лет, и в принципе на этом в России строится государственность. В общем-то, любое государство строится на своей национальной идее. Почему у нас государство такое хилявое? Потому что у нас нет никакой национальной идеи. Национальная идея может быть хорошая или плохая, но она должна быть хоть какая-то. У россиян какая-никакая, а она есть, и они снова перестраиваются в великое государство. У нас же государство при всем желании сложно назвать великим, потому что у нас нет никакой национальной идеи, нет собственного патриотизма, нет своей собственной культуры, нет своих ротаций, поэтому пока говорить о государстве очень сложно.

— Вы зачастую говорите достаточно бескомпромиссные вещи. Не хотелось бы самому заняться и политикой?

— Политика, религия и искусство, в общем-то, занимаются теми же самыми вещами. Но у артистов больше возможности говорить правду. В религии этого чуть меньше, а в политике нет возможности говорить правду. Скажем, даже те политики, за которыми я слежу и которых я уважаю, находятся в такой ситуации, что им приходится играть в эти чужие игры. Это неизбежно, а мне этого не хочется делать.

— А самому часто приходится идти на компромиссы или на уступки, скажем, с рекорд-компаниями?

— Конечно же, компромиссы неизбежны. Допустим, песня "Весна" в нашем клипе звучит в "кастрированном" виде: там был вырезан кусок, причем довольно грубо и без моего ведома. Но клип крутят в таком виде. Компромиссы – это, в общем-то, неизбежная вещь. Другое дело, есть какие-то рамки между тем, что позволительно делать, а что не позволительно. Понятно, что это решается индивидуально, и эти рамки размыты. Бескомпромиссность – это упрямство, и это не всегда правильно. Но какая-то позиция тоже нужна, люди всегда уважают позицию. Ну и самого себя еще тоже нужно уважать как музыканта.

Олег МЕЛЬНИЧУК.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60