Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки


Номер 49 (692)
19.12.2003
НОВОСТИ
Культура
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 49 (692), 19.12.2003

ПРИСТУПАЯ К ФИЛЬМУ, УМОЙ ДУШУ И КАМЕРУ

(Окончание. Начало в № 48.)

Мой первый вопрос к писательнице, журналисту, правозащитнику, президенту фонда "Холокост" Алле Гербер был таким:

— Алла Ефремовна, у евреев, которых оккупация застала в Одессе, была своя дорога смерти, была Богдановка, было гетто... Да вы и сами все это знаете. Фильм "Бабий Яр" – и их боль, как и все, что пишется и снимается о Холокосте. Что бы вы хотели сказать одесситам, которые не все понимают, почему фильм Николая Засеева-Руденко на такую тему подвергся нападкам?

— Я всегда рада что-либо сказать одесситам. Одесса, в какой-то мере, – моя родина. Я родилась в Москве, но мой отец был родом из Одессы. Моя одесская бабушка, две мои тети и два двоюродных брата погибли в одесском гетто. Я, когда приезжаю в Одессу, всегда иду поклониться месту, которое считается местом их гибели.

Для меня любое произведение искусства, любой фильм, связанный с этой чудовищной, трагической реальностью, всегда большое испытание. Это очень опасная тема. Тема, на которой невозможна никакая спекуляция. Здесь необходим высочайший талант, и должна быть высочайшая необходимость создать произведение на такую жгучую тему. Так было со Спилбергом, который 12 лет готовился к своей картине. Это были 12 лет мучительных раздумий и подготовки. Так же готовился к своему "Пианисту" Роман Полански. Для него это было акцией, поступком. Можно сказать, что "Пианист" – это акт не только творческой биографии, но всей жизни режиссера.

Этот акт я бы назвала: "Не могу молчать". Такой акт может состояться по разным причинам: человеческим, религиозным, интеллектуальным или по всем вместе. В любом случае, если ты хочешь говорить, писать, снимать о Холокосте, – это должно быть жесточайшей внутренней необходимостью.

Фильм "Бабий Яр" режиссера Засеева, – это чистая спекуляция. Спекуляция на теме, под которую дадут деньги. Эту тему можно продвинуть на фестиваль, эта тема пройдет в Израиле и так далее. Спекуляцией было и приглашение Быстрицкой на роль в фильме. Красавица, еврейка, известная актриса (N.B. как сказал польский режиссер Кшиштов Занусси: "Известные актеры нужны для получения кредита" – авт.). Приглашение для Быстрицкой было большим событием – ее снова пригласили сниматься в кино!

Картина оказалась полной противоположностью тому, что было мной сказано о фильмах Спилберга, Полански, можно назвать и других режиссеров – Вайду, Бенини... Тут нет никакой выстраданной необходимости снимать картину о Холокосте, никакой. А есть безвкусица, есть антихудожественная самодеятельность. Я сказала об этом Лине (Элине Быстрицкой – авт.). Она попросила меня чем-то помочь. Но я ответила, что помочь тут ничем нельзя. Все изначально бездарно. Мне пришлось отказать Лине в помощи, поскольку помощь тут бесполезна.

— Вы перечислили не только крупнейших, великих режиссеров, но и людей, которые в той или иной мере были свидетелями Холокоста. Они уже не молоды... Но смогут ли молодые режиссеры так пронзительно рассказать о трагедии, которая не коснулась их поколения?

— Если человек талантлив, то он не может не прочувствовать этой небывалой трагедии. Не может обойти эту тему. Эта тема бесконечна. Она о том, как человек мог дойти до такой глубины падения. Вот о чем нужно говорить, что нужно анализировать. Холокост – это вершина человеческого нравственного падения. За всю историю человечества не было такого массового уничтожения людей. Не было газовых камер, не было индустрии смерти. Повторяю, тема эта бесконечна, изучать ее, думать над ней надо бесконечно, писать книги, ставить фильмы и пьесы. Опять, опять и опять! Ведь все повторяется. Есть неофашизм, терроризм, снова убийства, снова чудовищный антисемитизм, который начал распространяться по всему миру. Не говоря уже о российских неофашистах. Этой теме нет предела. Сколько бы к ней ни обращались ученые, психологи, люди искусства, они всегда найдут какой-то новый поворот и новую необходимость думать и говорить о Холокосте, о падении человека... И так без предела...

— Но как целая нация могла так низко пасть?..

— Ну, не целая, но многие. Наша нация, наша страна пала не менее низко, зомбированная нашим фюрером-товарищем Сталиным. Такое зомбирование народа могло произойти на определенной почве, в определенных экономических условиях, в определенной, подходящей историко-политической ситуации. Разгром, развал, экономический кризис, потеря национальной самодостаточности, можно назвать еще много причин и много говорить на эту тему... А человек, который называл себя Адольфом Гитлером, то есть некто Шикльгрубер, обладал уникальным душевным даром гипноза, зомбирования людей. Он сумел убедить многих и многих, что во всех несчастьях нации – экономических, политических, во всех поворотах и переворотах виноваты евреи. Коммунисты – это евреи. Россия, которая фактически шла по тому же пути, что и Гитлер, – это тоже евреи. Ведь когда обозначен враг, легче переносить трудности. Люди всегда дружно объединяются, когда есть мишень. И всегда "против" объединяются дружнее, чем "за".

История жизни евреев в Германии характеризуется разными периодами, разными отношениями с немцами. Народ, который не имел своей земли, своей Родины должен был как-то выживать, как-то приживаться, стать приживальщиком. Но необходимость приживаться сказывается на человеке не лучшим образом. Возникает желание пустить в оборот свои мозги, сделаться богаче. Богатство вызывает озлобление коренного населения. Сейчас то же самое наблюдается в России. Началось преследование евреев – обладателей крупного капитала. То же было и в Германии. Евреи очень много вложили в немецкую культуру, в немецкую экономику, в немецкую жизнь. Но наступил момент, когда немцы заявили: "Не ваше это дело, у нас своя страна, свой народ, своя нация. Не лезьте!".

Такова судьба еврейского народа – он обречен!

— Обречен на гибель или страдания?

— Никакой гибели! Обречен на вечную борьбу, вечное сопротивление. На то, чтобы быть сильным и выживать. Не давать себя уничтожать. Этому не будет конца. История государства Израиль – это тоже не простая история. История борьбы.

— Так что же, "и вечный бой"?

— Да. Вечный бой, вечная борьба. Дай Бог, чтобы она была достойной. Избави Бог от пресмыкания и приспособления. Наш народ обречен на вечную борьбу.

Я слушала Аллу ГЕРБЕР и в голове вертелись две фразы. Одна из них была произнесена на фестивале "Молодость" Кшиштофом Занусси: "Если делать кино ради денег, то лучше играть на бирже. Это интеллигентнее". Вторую когда-то произнес Александр Довженко: "Прежде, чем приступить к фильму, нужно умыть душу и камеру".

Елена КОЛТУНОВА.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

По вопросам приобретения книг звоните по тел.: 649-656, 649-660