Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 43 (788)
04.11.2005
НОВОСТИ
Культура
Город
День календаря
Мужчина и женщина
Детский мир
Закон и общество
Здоровье
Спорт
Вернисаж

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 43 (788), 04.11.2005

К 110-летию со дня рождения Эдуарда Багрицкого

"МИР, ОТКРЫТЫЙ НАСТЕЖЬ..."

"Я песни последней еще не сложил..."

Э. Багрицкий. Арбуз.

Поэт Эдуард Багрицкий (псевдоним Эдуарда Георгиевича Дзюбина) родился 3 ноября 1895 года в Одессе, в семье ремесленника. Ученик реального, а затем землемерного училища, рос в обстановке нужды, жалкого прозябания, беспросветной и унизительно-покорной бедности. Квартал Дзюбиных на Базарной, 40, окнами выходил на Ремесленную (Осипова). Покинув Базарную, семья жила в разных местах, а потом поселилась на Ремесленную, 4. Через много лет Юрий Олеша в очерке "Эдуард Багрицкий" отметит, что биография поэта началась "у подножия трактиров на Ремесленной улице в Одессе". В доме на Ремесленной были заложены основы той колоссальной поэтической эрудиции Багрицкого, которая в кругу молодых одесских литераторов не имела себе равной. В 1925 году Багрицкий уезжает в Москву и навсегда для него улица детства уйдет в прошлое...

В 1917 году Багрицкий находился в войсках, действовавших за Каспием, но вскоре вернулся в Одессу. В 1919 году он работал в ЮгРОСТА, писал воззвания и частушки, агитационные стихи, выезжал на фронт с агитпоездом. Об этом периоде своей жизни он не раз вспоминал впоследствии:

Не я ли под Елисаветградом
Шел на верблюжские полки,
И гул, разбрызганный снарядом,
Мне кровью ударял в виски?
И под Казатиным не я ли
Залег на тендере, когда
Быками тяжко замычали
Чужие бронепоезда?
В Алешках, под гремучим небом,
Не я ль сражался до утра,
Не я ль делился черствым хлебом
С красноармейцем у костра?

Эти строки были предписаны поэме "Сказание о море, матросах и "Летучем Голландце", которую Багрицкий прочитал в одном из мартовских вечеров 1922 года на собрании молодых одесских поэтов.

"Летучий Голландец" – это образ, взятый из старых морских легенд. Почему же стихотворение, ему посвященное, аудитория признала достойным внимания современников? Потому что на этот раз условные, сказочные образы наполняло живое и страстное чувство, потому что они отчетливо раскрывали мечту о прекрасной и радостной жизни – мечту, возникшую в самой прозаической, обычной обстановке. Воплощением такой страстной мечты явилась в поэме роза, брошенная капитаном таинственного судна на мокрые доски стола; в волнах ее аромата перед знающими лишь тяжелую работу и нужду рыбаками возникали очертания незнакомого города, что, "пестрый и широкий", развернулся среди морских просторов. К нему-то по морским волнам и направляет свой бег чудесное судно легендарного капитана...

Рядом с этой небольшой поэмой стояли три написанные почти одновременно с "Летучим Голландцем" стихотворения о Тиле Уленшпигеле.

Не случайно полюбился Багрицкому герой знаменитей книги Шарля де Костера, смелый борец за свободу родной Фландрии, народный певец, находивший отраду в том, чтобы своими песнями поддерживать бодрость народа, звать его к борьбе с угнетателями – испанскими феодалами.

Показательно, что переводы, за которые принялся Багрицкий в начале 20-х годов, тесно связаны – и по своим темам и по характеру образности – с общим направлением его творчества. Он обращается к стихам великого народного поэта Шотландии Роберта Бёрнса, к знаменитой "Поэме о рубашке" Томаса Гуда, проникнутой ненавистью к эксплуататорам, к "разбойничьей" балладе Вальтера Скотта, почерпнувшего ее сюжет из народной поэзии. Эти стихи трудно назвать переводами в точном смысле слова. Слишком заметны их прямые связи с произведениями самого Багрицкого – те же словесные краски, тот же строй метафор и эпитетов:

Три короля из трех сторон
Собрались заодно, –
Пред ними в кружке ходит Джон
Ячменное зерно...
Он брызжет силой дрожжевой,
Клокочет и поет,
Он ходит в чаше круговой,
Он пену на пол льет...
Пусть не осталось ничего
И твой развеян прах,
Но кровь из сердца твоего
Живет в людских сердцах!..

Багрицкий выступает в рабочих клубах, его стихи появляются на страницах одесских газет, особенно часто в "Одесских известиях" и в органе водников "Моряк". Одни из них, такие, как "Арбуз", "Бастилия", "Порт", "О Пушкине" широко известны и включены во все сборники поэта. Первый сборник стихов "Юго- запад" вышел в 1928 году, спустя три года после отъезда Багрицкого в Москву. В стихах, проникнутых революционно- романтическим пафосом, он отразил героику Гражданской войны, рождение социалистической действительности ("Дума про Опанаса", "Смерть пионерки..."):

Пусть звучат постылые,
Скудные слова –
Не погибла молодость,
Молодость жива!
Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадский лед.
Боевые лошади
Уносили нас,
На широкой площади
Убивали нас.
Но в крови горячечной
Подымались мы,
Но глаза незрячие
Открывали мы.
Возникай, содружество,
Ворона с бойцом, –
Укрепляйся, мужество,
Сталью и свинцом...
Возникает песня
В болтовне ребят.
Поднимает песню
На голос отряд.
И выходит песня
С топотом шагов
В мир, открытый настежь
Бешенству ветров.

Мир поэзии Багрицкого объемен, многокрасочен, пластичен. Его герои всегда действовали – работали, пели, сражались. И их окружала такая же деятельная, движущаяся, взволнованная, страстная природа:

А там, над травой,
Над речными узлами,
Весна развернула
Зеленое знамя, –
И вот из коряг,
Из камней, из расселин
Пошла в наступленье
Свирепая зелень...
На голом прутье,
Над водой невеселой,
Гортань продувают
Ветвей новоселы...
Первым дроздом
Закликают леса,
Первою щукой
Стреляют плеса,
И звезды
Над первобытною тишью
Распороты первой
Летучею мышью...

Основные поэтические сборники Багрицкого – "Победители", "Последняя ночь". В "Последней ночи" он писал: "И слово, которым мы боролись всю жизнь, – оно теперь подвластно нашей руке". Поэт имел все основания для такого утверждения. Приведя в движение всю своеобразную, обобщающую и красочную силу поэтического слова, сообщая ему лирическую проникновенность, Багрицкий теперь добивался эпической широты и аналитической точности изображения.

Эдуард Багрицкий умер 16 февраля 1934 года – умер рано, в расцвете творческих сил. До этого он несколько лет тяжело болел и часто был прикован к постели. Но тяжелый недуг не мешал поэту глубоко чувствовать красоту новой жизни и остроту борьбы со старым укладом, отживающим, но тем упрямее сопротивляющимся. Его смерть в 39 лет всех потрясла. Хоронили его с воинскими почестями в сопровождении эскадрона.

Николай Тихонов говорил на Первом Всесоюзном съезде советских писателей: "Багрицкий раскрывал своим жарким простым стихом, лишенным многих условных упрощений, всю глубину волнения, таящегося в гражданской теме". Жар поэзии Багрицкого не остывает. Сильно и страстно звучат его стихи сегодня, и так же они будут звучать для новых поколений, вступающих в жизнь.

Из "Разговора с сыном":

Мы на широких несем плечах
Жажду победы и груз громадный.
Пусть подымаются звери на гербах,
В черных рубашках выходят роты,
Пусть на крутых верблюжьих горбах
Мерно поскрипывают пулеметы,
Пусть истребитель на бешеной заре
Отпечатан черным фашистским знаком –
Большие знамена пылают на горе
Чудовищным, воспаленным маком.
Слышишь ли, сын мой, тяжелый шаг,
Крики мужчин и женщин рыданье?..
Над безработными – красный флаг,
Кризиса ветер, песни восстанья...
Время настанет – и мы пройдем,
Сын мой, с тобой по дорогам света...
Братья с Востока к плечу плечом
С братьями освобожденной планеты.

Феликс КАМЕНЕЦКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60