Подшивка Свежий номер Реклама О газете Письмо в редакцию Наш вернисаж Полезные ссылки

Коллаж А. КОСТРОМЕНКО

Номер 22 (918)
20.06.2008
НОВОСТИ
Культура
Тема номера
История
Туризм
16-я полоса
Криминал
Спорт

+ Новости и события Одессы

Культура, происшествия, политика, криминал, спорт, история Одессы. Бывших одесситов не бывает!

добавить на Яндекс

Rambler's Top100

Номер 22 (918), 20.06.2008

МЕТАМОРФОЗЫ АЛЕКСЕЯ ХОЛОДОВА

Книгу повестей Алексея Холодова "В городе моем", изданную "Астропринтом", следует читать медленно, наслаждаясь языком и стилем. В этой книге много персонажей, впрочем, как и в реальной жизни, словно перед нами вершится документальное кино, где не может быть дублей, а жизнь часто нелепа и жестока, но ведь она и вправду такая. Недаром же автор справедливо утверждает, что "мир был полон непредсказуемости". И в этом мире "море казалось высеченным из гранита", и неожиданно настает "утро-после-ночи-любви", а дождь "запутался в ветвях платанов". В этой книге много отличных фраз, похожих на опорные, а самые важные - строчки стихотворений. Такие строчки в прозе Валерия Брюсова или Андрея Белого, помнится, искал и находил замечательный одесский литературовед, профессор филологии Степан Ильев.

Однажды он сказал мне: мы с ним были в мастерской художника Иосифа Островского. "Как жаль, - со вздохом сказал Островский, - что одесские писатели не проникают в суть творчества художников". Ведь в Одессе всегда творили замечательные живописцы. И я благодарен Алексею Холодову, что он сотворил неординарную повесть о художнике "Какими я вас не увижу". Правдивую и печальную историю о догорающей жизни. О муке, потому что творец слишком многого не успел свершить, что не до конца разгадал тайну цвета, что долгие годы провел с нелюбимой женщиной. Художник, подчеркивает автор, всегда прорывается сквозь миры, похожие на фуги Баха.

В прозе Алексея Холодова нет монотонности. Она живая, яркая, необычная. Стремительная река, лишенная покоя. О такой прозе, мне вспоминается, говорил Константин Симонов: "Проза, как и стихи, не должна утомлять". А как емко и неожиданно запечатлено наше жестокое время в повести "Зимой в Аризоне": "Меня испугали не падающие небоскребы. Мне стало страшно потом, когда запретили все полеты. Я смотрел на небо и видел его осиротевшим".

В этой книге много страниц о любви. Они написаны смело, наотмашь, вне внутренней цензуры. Так писали античные авторы, а сейчас так пишут писатели типа француза Паскаля Киньяра, лауреата Гонкуровской премии. Все-таки любовь существует и в мире, в котором, как пишет Алексей Холодов, "меньше всего приходится рассчитывать на сострадание".

Иногда мне казалось, читая эту книгу, что я каким-то чудесным образом набрел вслед за автором на продолжение "Рукописи, найденной в Сарагосе" Яна Потоцкого. Мне очень понравилась причудливая стилизация в повести "Тату", но пусть читатели ее сами прочтут в книге "В городе моем". Как, впрочем, и все другие произведения этой книги.

Игорь ПОТОЦКИЙ.

Версия для печати


Предыдущая статья

Следующая статья
Здесь могла бы быть Ваша реклама

    Кумир

З питань придбання телефонуйте за тел.: 764-96-56, 764-96-60